trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Оксана Забужко и ее западный фронт


Известный украинский писатель и культуролог Оксана Забужко дала интервью ресурсу .
По человечески да и литературно она мне мало симпатична, но человек она знающий и то, что принято обозначать словом интеллектуал. К тому же крайне самостоятельна, амбициозна и не лишена ни таланта, ни изрядной дозы самолюбования, читать ее бывает достаточно интересно, хотя я редко бываю с ней согласен, Интервью, как это обычно для ЛБ просто-таки огромное, и я выбрал для своего журнала только описание того, как воспринимали Украину в 14-м году в Европе и в особенности в Германии


Война есть война, и у каждого она своя. Говорят, что есть люди, у которых ее нет, но я им не завидую, я бы с ними не поменялась. В 2014-м целых полгода - с мая до осени - я полностью убила на «западный фронт». Носилась тогда по всем международным форумам и саммитам, куда меня приглашали. Обычно я не «конференционистка», говоря по Занусси, - когда при знакомстве он меня спросил: а госпожа также конференционистка? Есть такой формат - международные конференции, где мешают интеллектуалов и селебритиз с топовыми политиками и где обсуждаются важные темы.
И тогда я пользовалась каждой возможности растолковать западным «десижин-мейкерам», что происходит в Украине, и почему это имеет самое непосредственное отношение к безопасности Европы.


Годами россияне информационно готовили Запад к совсем другому сценарию - что Украина якобы расколота на «пророссийскую» и «прозападную», которые между собой непримиримо враждуют, и потому Украина сама по себе распадется, - отсюда и Нормандский формат, и выражение «Украинский кризис», - как будто украинцы сами между собой воюют.

Первым Майдан поколебал этот стереотип, а потом, когда «русская весна» показала, что вся эта мифическая «половина Украины с русскоязычным населением», которую готовили к тому, что она отколется, вдруг берет в руки оружие и начинает воевать против России, в которую якобы так сильно хотела,- тут на Западе действительно некоторое время не знали, чему верить.

На форуме Альпах я выступала после леди Эштон (Кэтрин Эштон , бывший Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности - ред.) Это был последний ее публичный выход и она еще продолжала бодренько твердить о взаимовыгодном сотрудничестве, «мир-дружба-жвачка и тд », - весь этот дискурс тупого страха - «там что-то такое происходит, что надо загнать его назад, чтобы было, как раньше».

Я объяснила, что «как раньше» уже никогда не будет, планы России на «новый мировой порядок» не один год готовились, и на Украине дело не кончится, - и затем целая куча европейских политиков ко мне в кулуарах подходили с вопросами, и видно было, что люди искренне пытаются понять, что к чему, и глаза у них загораются

Узнавание: «А, так было в Австрии перед аншлюсом! А, это гитлеровская технология, у нас это делали так и так, спасибо вам большое, я понял».
То есть, действительно информации не было.
С осени уже стало ясно, что кто хотел понять, тот понял, и можно было уже на этом «западном фронте» больше так и не надрываться. Это единственные полгода из двух лет, миссионерских во многом, о которых я немного жалею.

На этих саммитах очевидно были украинцы, которые высказывали противоположную вашей точку зрения? Как вы реагировали?
Нет, мода на «украинцев с противоположными точками зрения» включилась уже после Минска, и это не уровень саммитов.
Это российская технология «для плебса», которая имеет целью вернуть в массовое обращение старый миф «расколотой Украины», создать иллюзию «войны», чтобы замаскировать агрессию. А оппонировали мне как раз западные деятели, у которых были в этой войне свои планы.

Владимиру Рыбаку в Горловке уже живот вспороли за украинский флаг, а на Форуме европейских писателей в Берлине этот газпромовский выкормыш Штайнмайер начинает рассказывать, как надо понимать Путина: видите, в Украине некоторые люди хотят запретить русский язык, а там же был не только Шевченко, но и Гоголь, который считал, что Украина должна быть частью России ...

Это все говорится с трибуны, а я после него должна выступать, и все мои домашние заготовки вылетели из головы.

Я просто сказала, что там, где проливается кровь, говорить о диалоге - это цинизм лицемеров.

И, извините, это не украинцы убивают россиян за русский язык, это те, кто пришли на нашу землю, убивают украинцев за желто-голубой флаг, и если в этих условиях вы говорите о диалоге, то рано или поздно закончите форматом шоу «5 минут Гитлеру - 5 минут еврею».

Это был дикий шок, потому что никто тогда в Европе так еще не говорил - через два месяца Путина сравнила с Гитлером Даля Грибаускайте, и то это вызвало, мягко говоря, неоднозначную реакцию, а тогда это все еще ​​пытались представить как «украинский внутренний конфликт».

Я уже могу мемуары писать из всего, что было пережито за это время, и какими волнами вся эта информвойна шла. Поэтому, как только слышу фразу «Европа от нас устала», мне сразу хочется сказать: «Покажите свои погоны». Потому что нет никакой единой «Европы», это тоже путинский «мем» - реакция в различных странах даже среди политикума изначально была очень разной.

Большинство левых европейских интеллектуалов исторически очарованы русской культурой, и они не верили, что Путин или коллективный Путин - политический монстр.
Бесспорно, потому что когда 8 мая 2014 я сравнила Путина с Гитлером, мне выключили микрофон. Модераторка перепугалась до истерики, сказали, что произошли технические проблемы, но я все равно сказала все, что хотела сказать, и меня услышали.

За мной потом целый день ходили все немецкие журналисты, с огромным интересом и пониманием записывали интервью, ни одно из которых так и не появилось в печати. Можете говорить все, что угодно, на Порошенко и на Климкина, но они все это время последовательно держали перед Западом проукраинскую линию. То, что у нас есть функционирующая государств, не "failed state», а государство, остановила и разоблачила агрессора и заявляет миру, что она является предметом агрессии, - это очень важное достижение.


Я уже сказал, что Забужко явно не мой автор, и я с ней во многом расхожусь и расхожусь сильно, Но она один из примеров того. что на войну против российской агрессии поднялся буквально народ. Включая и весьма одиноких и самих-для-себя лиц, которые вдруг ощутили себя не целым, а частью.
Частью народа.

И это тоже из важнейших процессов формирования настоящей политической нации. Нации, выдержавшей испытание войной
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments