trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Будкин: у страны началась адаптация и появилась надежда

"Экономическая правда" опубликовала большое интервью с известным украинским бизнесменом Сергеем Будкиным.
Я извлек из него несколько фрагментов, показавшихся мне интересным для всех, а не для тех, кто так или иначе связан с бизнесом


В украинских и российских бизнес-кругах этот человек не нуждается в представлении. При участии Сергея Будкина на рынке M&A в "нулевых" произошло немало важных сделок, которые стали его "визитной карточкой".

В 2005 году его компания FinPoint помогла бывшим украинским собственникам финучреждения реализовать 93,5% акций банка австрийскому Raiffeisen за 1 млрд долл — сверхудачная цена для украинского банковского рынка.
Сегодня же на банковском рынке Украины, по словам Будкина, нет игроков, стоимость которых превышала бы "ноль". Впрочем, его опыт заключения успешных сделок не ограничивается банковским рынком.

FinPoint в качестве финансового советника в партнерстве с Rothschild и ICU помогали комитету кредиторов в нашумевшей истории с дефолтом аграрного холдинга "Мрія". Во многом благодаря их усилиям кредиторам удалось сохранить компанию и большую часть ее активов.


О панамагейте и деофшоризации

Пока для бизнеса он ничго не значит. Ну, отреагировала общественность, ну, поговорили.
Бизнес реагирует на реальные события. С точки зрения того, что произошло, то произошел слив компромата. А с точки зрения текущего ведения бизнеса будет ли проходить некая деофшоризация? Не будет.

Потому что никаких предпосылок для этого в стране нет. Для этого нужно поменять законы и практику применения законов, чтобы не было ни мотивации, ни стремления иметь офшорные структуры. За 24 часа это не меняется. В состоянии де-факто недееспособного парламента это не решается. В состоянии кризисного правительства — тоже.

/Только вчера у Куликова Гройсман демонстрировал огромную убежденность в том, что за два-три месяца деофшоризация станет реальным фактором экономики. Посмотрим, кто прогнозирует лучше./

Но будут иные последствия. Многие украинские олигархи, условно, приходили и говорили кредиторам: "Вчера руда стоила 150 долл за тонну, а сегодня - 50. Вчера наша маржа составляла 50%, а сейчас 5%. Мы предлагаем вам 50% долга списать, мы выплатим 10% немедленно и остальные выплаты сделаем на протяжении очень долгого времени". Раньше это был компромисс. Теперь держатели долгов получат дополнительный аргумент в виде информации о том, что у их заемщиков есть связанные компании, где лежат деньги.


О приватизации госбанков

Я верю в целесообразность такой акции, но не верю в ее реализацию. Получить какие-то значимые деньги за пакет акций госбанков невозможно — сейчас не 2006 год, и это не "Криворожсталь".

Основная причина — несовпадение оценок продавца и покупателя. Причем значительное несовпадение. Условно говоря, стоимость каждого отдельного банка близка к нулю, и хорошо, если она не отрицательная. Госбанки не сильно отличаются от остальных игроков на банковском рынке. Пока мы будем считать, что продаем жемчужину, продажи не будет.

Пока госбанк несет некую социальную функцию, мы все как налогоплательщики владеем им, и, соответственно, поэтому он кредитует Пенсионный фонд, бенефициарами которого являются все пенсионеры Украины.

Это некое непрямое налогообложение всех налогоплательщиков, и это как-то объяснимо. Если же там появляется акционер, например, ЕБРР, я бы на его месте спросил, почему я должен кредитовать Ощадбанк, который кредитует неплатежеспособный Пенсионный фонд, от чего будет страдать стоимость моей инвестиции.

А вот деолигархизация реальна

Олигархи договариваются с властью и действительно сохраняют активы. Однако многие из них значительную часть активов потеряли, посмотрите на Константина Жеваго. Война, банковский кризис, экономический кризис — все это, помноженное друг на друга, привело к тому, что олигархи очень сильно "сдулись".

Наша экономика в принципе будет сильно сдвигаться от крупных промышленных предприятий к малому и среднему бизнесу. Это не будет зависеть от действий олигархов, это объективная реальность. Нет ни малейшего смысла строить сейчас большой металлургический завод. Зато у вас есть смысл открывать рестораны, сервисные бизнесы, заниматься IТ-индустрией — бизнесами, которые не требуют значительных капиталовложений, и которые ориентированы либо на оказание услуг, либо на экспорт.

Олигархи останутся, но их роль в обществе уменьшится. Придут новые люди, сравнимые по влиянию.

Изменения в настроениях реальны

Есть действительно позитивное настроение у населения. Это не репрезентативная картинка, но об этом говорят банкиры, которые занимаются розничным потребительским кредитованием.

Примерно полгода назад они заметили, что их заемщик перешел из категории людей, которые одалживают от безысходности, в категорию людей, которые одалживают на товары длительного пользования.

Я не спрашивал, насколько это ощущение соответствует действительности. Однако банки, занимающиеся кредитованием чайников и холодильников, сказали, что полгода назад у них сменились настроения.

Радости нет, но, как говорили в советской армии, "человек — не свинья, ко всему привыкнет". Просто все смирились с тем, что лучше не будет, адаптировались. Дно еще не настало, но его уже видно. Понятно, что будет плохо, что конец процесса адаптации экономики будет ужасным, но это все равно лучше, чем ужас без конца. Это как температура тела — все время 37,5, но уже не 39.

Если в середине 2015 года банкам не платили совсем, потому что у людей не было денег, то сейчас заемщики из категории совершенно безнадежных стали возвращаться в категорию проблемных, а из проблемных — в слабо проблемные.

Они начали обслуживать кредиты, они начали приходить и говорить: "А давайте мы договоримся о каком-то графике погашения того, что мы не платили за последний год". Это касается не крупного бизнеса.

Оживилась и внешняя торговля.

Раньше валюту никто не покупал как из-за ограничений, так и из-за падения спроса. Сейчас у банка появился существенный комиссионный доход от продажи валюты, от купли-продажи валюты — для импортеров и экспортеров. Какая-то валюта начала возвращаться в страну, которая, очевидно, там придерживалась.


Мы имеем признаки оживления - экономика и люди адаптируются к новой ситуации, главное тут - не напортить, не мешать жизни, она сделает свое дело. Главное, власть не ощущала себя рулевым, скорее нянечкой в детской больнице, в отделении выздоравливающих после тяжелой болезни.

Но что все время сквозит в интервью, хотя нигде не названо прямо.
Будкин не обсуждает действия текущей власти ни в позитивном. ни в негативном ключе - просто вообще ни единого слова. Я делаю отсюда вывод, что он не в восторге от этих действий, однако любой негатив считает несвоевременным. Ему нужно оживление, и он старается пробуждать надежду, а не разочарование.

Это первое. И второе - да, есть война и это плохо, мысль тривиальная. Но главная причина не в войне, а именно в папиредниках. Имеется в виду вовсе не только последняя власть, а вся история Украины. Наша страна не решала проблемы, а копила их, всякий раз задачу решения перекладывая на следующую власть. Это должно было рвануть - и рвануло. То, что рвануло именно при Януковиче, не снимает с них ответственности, но вели к этому страну все, начиная с Кучмы. Просто ресурс закончился, а война и мировой кризис цен на сырье довершили разгром.

И стране нужно начинать строить новую экономику и что не менее важно - строить новое государство. Потому что старое не способно справляться с вызовами, которые выдвинула современность.
Tags: Украина, олигархи, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments