trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Крым. Оккупация и аннексия - или референдум и сецессия?


Текстом Крым. Право и правда я начал разбор комментариев к тексту Прогноз и странности позиции. В первом отклике я разбирал общую ситуацию с якобы наличным исконным ПРАВОМ России на Крым. Ведь большинство вопивших Крымнаш вовсе не интересовались реальными правовыми основаниями - они просто считали НАШ! и баста.

Но существует и вторая линия защиты: да, тут было не все чисто, но зато мы исполнили волю народа Крыма, а следовательно эьто и не оккупация и нре аннексия - это сецессия

Так оккупация и за ней аннексия - или сецессия? Эта проблема внезапно стала актуальной в рунете после появления одной статьи которая вышла в немецкой газете Frankfurter Allgemeine Zeitung за подписью профессора философии права Райнхарда Меркеля. Статья появилась еще в апреле 14-го, но ее перевод, опубликованный на сайте ПРАВО.ру, вернул интерес к проблеме. И т.к. на него часто ссылаются, придется разбирать проблему всерьез.

Постановка вопроса

Вот как рассматривает правовые аспекты захвата Крыма профессор Меркель (я буду вынужден привести длинные цитаты)

Аннексировала ли Россия Крым? Нет. Нарушил ли референдум в Крыму и последовавшее за ним отделение от Украины нормы международного права? Нет. Так они были законными? Нет: они нарушили украинскую конституцию – но это не вопрос международного права. Разве Россия не должна была отклонить присоединение из-за такого нарушения? Нет: действие украинской конституции на Россию не распространяется. То есть действия России не нарушали международное право? Нет, нарушали: факт присутствия российских военных за пределами арендованной ими территории был незаконным. Разве это не означает, что отделение Крыма от Украины, ставшее возможным только благодаря присутствию российских военных, недействительно, а его последующее присоединение к России является ни чем иным, как скрытой аннексией? Нет.
Так выглядит истина с точки зрения международного права.


Отмечу сразу -данный абзац трудно признать за принадлежащий перу специалиста и ученого. Он свое частное мнение с порога объявляет истиной, прекрасно зная что уже множество юристов высшей квалификации высказались иначе. Ученые так себя обычно не ведут, так ведут себя на форумах в сети, да еще платные пропагандисты.
Но это - вопрос стиля и сомнения в незаангажированности автора.
Оставим это пока и смотрим конструкцию дальше. [основные тезисы Меркеля]

"Аннексия" определяется международным правом как насильственное завладение одним государством территорией другого государства вопреки его воле. Аннексия нарушает международно-правовой принцип неприменения силы, основную норму мирового правопорядка.

То, что произошло в Крыму, было нечто иное – "сецессия" (отделение – прим. Право.ru), то есть провозглашение государственной независимости, подкрепленное референдумом, который постановил отделение от Украины. За ним последовало заявление на вступление в состав Российской Федерации, принятое Москвой.

Общепринятая констатация, что международное право не предоставляет населению Крыма право на отделение, совершенно верна. Однако как бы напрашивающийся сам собой вывод о том, что отделение от Украины нарушает международное право, ложен.

А как же присутствие российских военных? Разве оно не делает всю процедуру отделения фарсом, следствием истинной угрозы насилия? Если бы данное предположение было верным, то и проведение, и сам результат референдума, как и декларацию независимости, следовало бы списать на эту угрозу (даже если бы местные жители играли с хорошей миной в плохой игре). В описываемом случае употребление термина "аннексия" было бы оправданным: в 1940 году Сталин именно так аннексировал страны Балтии. Разве не по такой же схеме происходили процессы в Крыму? Нет.

Принудительный эффект российского военного присутствия не был направлен ни на декларацию независимости, ни на последующий референдум: военные лишь обеспечили возможность реализации данных событий, но не предопределили их исход. Адресатами угрозы насилия были не граждане и не парламент Крыма, а солдаты украинской армии. Таким способом была пресечена возможность военного вмешательства правительства Украины с целью подавления отделения. Именно по этой причине российские военные блокировали украинские казармы, а не избирательные участки.

Россию можно упрекнуть еще в одном нарушении международного публичного права. Оно не запрещает отделений, оно однозначно требует от других государств соблюдать незыблемость границ – то есть не признавать создавшиеся положения до политического консенсуса. Россия же подписала соглашение о присоединении Крыма 18 марта, через два дня после референдума. По сути, это самая сильная форма признания отделившейся территории как независимого государства. Вопрос присоединения одного независимого государства к другому не касается ни международного права, ни остального мира. Однако вопрос, можно ли считать присоединяемую территорию после ее недавнего отделения государством, – очень даже.
/т.е это вопрос международного права, - реально нарушение международного права -В.Т./


В итоге основные тезисы Меркель в кратком изводе выглядят так

- референдум Крымская власть назначила и провела самостоятельно российская армия не блокировал участки, а значит и не вмешивалась;

- наличие российских войск вне их мест дислокации есть нарушение международного права, но не очень серьезное;

- Россия не аннексировала Крым, а присоединила уже независимое государство, это не аннексия а сецессия;

- молниеносное признание нового государства есть нарушение международного права, но есть прецедент Косова, так что сами виноваты;


Вот к таким выводам приводит профессор философии права. и поскольку он зарубежный профессор , то значит...
А что, собственно, отсюда следует? Что он неангажирован Россией? Ради Бога, Путин вполне возобновил советскую практику: сначала заказывается иностранному специалисту "нужная" статья, иногда ее и пишут в Москве, потом она публикуется в западной прессе, а потом на нее ссылаются как на независимое мнение западного эксперта. По моему личному ощущению, тут мы имеем именно тот случай.
Но перейдем к конкретике

Возражение правовое

Да, действие украинской конституции на Россию не распространяется, а вот действие подписанных и ратифицированных парламентом договоров - распространяется. Скоростное признание новообразования Крым иуже может рассматриваться как нарушение. Ноесть ведь еще и Большой Договор 1997 года, кроме процитированных в первой части статей, там ведь есть еще и такая:

Статья 6
Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон воздерживается от участия или поддержки каких бы то ни было действий, направленных против другой Высокой Договаривающейся Стороны, и обязуется не заключать с третьими странами каких-либо договоров, направленных против другой Стороны. Ни одна из Сторон не допустит также, чтобы ее территория была использована в ущерб безопасности другой Стороны.


И вот тут нарушение становится очень серьезным и конкретным, а аналогия с Косовым категорически перестает работать. Если бы Крым признала некая тертья страна - это была бы аналогия, допустим. Но вот Россия, имеющая обязательства по ратифицированному договору - и обязанная проводить консультации по Будапештскому меморандуму. - благополучно плюет на эти свои обязательства.
И мало того что демонстрирует высшую форму признания - формула Меркель, так еще и за два дня, и присоединяет. Тут вопрос о нарушении международных обязательств на мой взгляд очевиден.

Однако профессор Меркель ведет свои рассмотрения так, как будто ни Будапештского меморандума, ни ратифицированного Договора - вообще никогда не было в природе.
И это уже всерьез наводит на размышления о его реальной независимости - ну не может квалифицированный юрист-международник об этих документах не знать или игнорировать их наличие.
А вот ведь игнорирует.

Центральная слабость всего построения

Дальнейший правовой анализ аргументов профессора Меркеля я вести не собираюсь - я не профессор международного права.
И я собираюсь сосредоточиться на главной слабости его документа. Потому что она лежит вне плоскости международного права, а в плоскости фактографии.
Напомню его утверждение:
Если бы данное предположение [влияние российских войск на ход событий в Крыму -В.Т.] было верным, то и проведение, и сам результат референдума, как и декларацию независимости, следовало бы списать на эту угрозу (даже если бы местные жители играли с хорошей миной в плохой игре).


Но у Меркеля есть замечательное опровержение этого предположения
Принудительный эффект российского военного присутствия не был направлен ни на декларацию независимости, ни на последующий референдум: военные лишь обеспечили возможность реализации данных событий, но не предопределили их исход. Адресатами угрозы насилия были не граждане и не парламент Крыма, а солдаты украинской армии.


А откуда взял Меркель, что все обстояло именно так и никак иначе? Ответ - из сообщений российской прессы, из официальных заявлений российского правительства.
Потому что больше взять их было неоткуда.
И украинское правительства, и все западные страны категорически настаивали на тезисе о вмешательстве. А Меркель как это опровергает?

Крайне своеобразно: российские военные блокировали украинские казармы, а не избирательные участки
.

Вот те и раз.

Как доказывает Меркель, что российские войска никак во все это не вмешивались?

А никак - он постулирует невмешательство
.
В принципе, уже сказанного достаточно, чтобы поставить под большое сомнение всю длинную юридическую аргументацию. Возникает серьезное подозрение, что она вся написана чтобы скрыть дырку в самой основе - ничем не обоснованное предположение о невмешательстве российских войск.

Но мы пойдем другим путем - мы будем доказывать, что ВМЕШАТЕЛЬСТВО БЫЛО.
Однако это будет уже в следующей части
Tags: Крымнаш, правда, право
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments