trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Category:

Журналист и война



Я знаю многих людей, называющих себя журналистами, но настоящих журналистов знаю единицы.

Когда бои идут в городе, то самое опасное место - это перекресток. Видно далеко, а главное - хорошо пристреливается; за это их и любят снайпера и репортеры.

Опытный репортер, как солдат, передвигается, плотно прижавшись к домам и стараясь лишний раз не переходить улицу. В частном секторе улочки узкие, в случае обстрела можно нырнуть в чей-нибудь двор. А вот местный житель, вся жизнь которого прошла в этих местах, по привычке ходит по тротуару, не думая об опасности. Так было и в Грозном зимой 95 го.

Улицы пустые, дома брошены, иногда пробежит человек с автоматом, и так же мелькают люди с камерами - ловцы удачи со всего мира.

Группка журналистов прижалась к забору: дальше идти нельзя, но надо что-то снять. Вот тетка тащит ведро с водой. Есть один кадр. Может, ракурс немного изменить. Но сюжет изменил снайпер, наблюдавший за потугами фотографов с другой стороны, он как бы сказал: вам нужна кровь - снимайте.

Пуля попала ей прямо в голову, она даже не охнула, а вот её ведро покатилось с таким звуком, как будто она застонала от боли.

Когда видишь это через видоискатель, на мгновение возникает ощущение, что ты смотришь кино; стоит только выключить камеру, и все прекратится. Я неоднократно видел своих коллег, бегущих навстречу выстрелам, прикрываясь, как щитом, кто камерой, а кто надписью "пресса" на спине и груди. Осознание того, что ты такой же "актер," в чьем-то кино, сценарий которого написан судьбой, приходит позже.

Следующая пуля может быть твоя, хочется вжаться в забор, нырнуть в канаву.

Мысли мелькают быстро: это не наша война, нельзя разделять мир на своих и чужих, нет такого кадра который стоит жизни, ПОМОЧЬ - вот что главное в этот момент, надо вытащить её, может она жива.

Через мгновение, опустив камеры, фотографы кинулись к раненой и стали выносить её в более безопасное место. Один из репортеров поднял фотоаппарат и сделал снимок, как другие несут неподвижное тело. Редкая фотография, ведь в последний путь, как это ни цинично звучит, провожала элита мировой журналистики. Лауреаты Пулицеровской премии, обладатели всех наград в области фотожурналистики.

Дырочка от пули маленькая, и крови совсем мало, но этого достаточно, чтобы забрать жизнь.

На войнах репортеры стараются жить вместе - так и безопасней, а главное - можно информацией делиться. Тогда тоже все жили вместе, в одном доме. После вылазок начиналась другая работа - подготовить и передать материал. Пленку проявляли в туалете и с помощью спутниковых передатчиков передавали сканы в редакцию, сопроводив информацией, что, где, когда. Так в редакцию ушла фотография, на которой несут умирающую женщину. Через несколько минут позвонил главный шеф -Как ты мог, почему снимал? Почему не помогал нести? Да я бы только мешал - отвечал фотограф, достаточно было людей. Повторяю, говорил шеф, не теряй себя, ты в первую очередь человек. Эту фотографию редакция не будет использовать, ты поступил неправильно.

Рядом со мной работал на американскую телекомпанию замечательный оператор. Я много слышал о нем. Его материалы о войне в Карабахе отличались бесстрашием. В Чечне он пропал, на связь не выходил. Попытки редакции его найти ни к чему не привели. CNN показывало свежий материал из Грозного. Убитые, беженцы. Мужчины, став в круг, танцуют зикер. Это танец готовности к войне. Среди танцующих - тот самый пропавший оператор. Он стал на одну из сторон. Теперь он не может быть журналистом. Его уволили в тот же день.

В коридоре нашего пристанища журналист крупного российского телеканала звонил по телефону в редакцию и полушепотом безбожно врал о том что снял эксклюзив - расстрел чеченами русских солдат. Но, дескать, по дороге на базу у него забрали пленку на чеченском блокпосте. В реальности он провалялся в своей комнате, пьяный и облеванный - мы все это знали. Но также знали, что если бы он поехал туда, его могли бы разорвать на части, узнав, что он представляет телеканал, транслирующий ложь о происходящем. Подобные ситуации обычное дело.

Помню, в Симферополе проходил большой митинг крымских татар. Встречаю знакомого оператора, халтурившего на Московское ТВ. Он озабоченно снимал двери магазина, закрытого на обеденный перерыв. Спросил его, зачем? Матеря руководство, он ответил, что требуют картинки с магазинами, закрытыми из опасения погромов татар.

В гостиничном номере Назрани похожий на борца владелец видеосъемки, по-хозяйски развалившись на моей кровати, оценивающе смотрел на меня. Просматривая ролик, я мысленно говорил себе: не отворачивайся, смотри. Преданные дважды - своими командирами и своей родиной - солдаты, худые и грязные, они скорее были похожи на бездомных, одетых в военную форму. "Мужики - да вы что? Я жить хочу", - просил 19-летний пацан. "Да скоро будешь видеть своего бога," говорили ему боевики и смеялись. Сытые, сильные, одетые, как положено восточному воину, они вдвоем навалились на мальчишку и, чтобы не запачкать одежду кровью, отодвинули ноги подальше от него и одним движением перерезали горло. Главное, чтобы все удачно было снято на камеру. Впрочем, они продублировали с другим мальчишкой, пытавшимся уползти от них.

Заработать на эксклюзиве - а на войне это особенно выражено. Западные телеканалы готовы платить огромные для разоренной страны деньги. Боевики и приближенные ним быстро поняли, что можно заработать. За деньги - что угодно. Хочешь - съемку как режут горло пленным солдатам организуем. Цена этой съемки - как и жизни ребят - была 500 баксов. По 250 за каждого. "Я фотограф, и не беру видео съемку", - сказал я. "В гостинице много журналистов, найду кому продать", - ответил он. Эти кадры можно увидеть в инете.

Жизнь превращается в товар. Простая логика: раз ты приехал в горячую точку, значит редакция не бедная. Можно украсть журналиста и потребовать за него выкуп. Так случилось с фотографом ТАСС Владимиром Яцыной. За него потребовали 2 миллиона долларов. ТАСС отказалась платить, мотивируя отказ тем , что он туда поехал не по их заданию. Уже не молодой, он не смог больше идти, у него отнялись ноги - поэтому его застрелили.

Я прогуливался по рынку в столице Ингушетии Назрани в сопровождении вооруженного автоматом омоновца. Слышал, как местные жители расспрашивали его, сколько денег за меня дадут и можно ли за мою жизнь починить крышу.

. В Славянске я слышал, как другой "журналист" решал, как изобразить нападение правого сектора. Он объяснял, где кому и как стоять, из чего стрелять, куда бежать, что кричать. На войне без пропаганды нельзя. Нет страшнее оружия, убивает мозги.

Беда в том, что пропагандисты начинают строить свою правду, отличную от реальной. Сергей Лойко и его друзья, в том числе военные, возмутились откровенными постановками сюжетов о войне, высказав свою позицию на http://www.svoboda.org/a/27939594.html В ответ в соцсетях пронесся шквал ненависти и оскорблений в его адрес и тех, кто поддержал его мнение.

Я согласен, нужна социальная реклама, но мухи и котлеты отдельно. Иначе историю будут учить по художественным фильмам, и тогда Сталин станет спасителем Украинского народа от голодомора.

Так негодяи становятся героями, а герои подлецами.

Этой заметкой я призываю людей думать, скептически относиться к любой информации. Помните: против вас воюют профессиональные пропагандисты.

P.S. Только что позвонил мой знакомый из Москвы. " А правда, что в Украине теперь в школу будут ходить только до третьего класса?", - спросил он. Так их пресса сообщает

Ефрем Лукацкий для ЦЕНЗОР.нет


Вера - вещь личная.
Вот этому тексту я верю. И Сергею Лойко - верю.
А съемкам Муравского - не верю. В красивую художественную войну - не верю.

НО... вера - вещь личная
Tags: война, правда
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анекдоты недели от сайта НВ

    Снимок, на котором изображены журналист Дмитрий Гордон, телеведущий Савик Шустер, экс-председатель МВД Арсен Аваков, доктор Евгений Комаровский…

  • Соревнование темпов: Зеленский vs Ахметов

    Соня Кошкина была одним из самых заметных, информированных и влиятельных политических журналистов и при Януковиче, и при Порошенко. А вот при…

  • Что если бы не было Евромайдана

    Бог свидетель как я не выношу альтернативной истории. Просто таки терпеть ненавижу, прямо кушать не могу. Но вот сегодня размещаю ее у себя. За…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Recent Posts from This Journal

  • Анекдоты недели от сайта НВ

    Снимок, на котором изображены журналист Дмитрий Гордон, телеведущий Савик Шустер, экс-председатель МВД Арсен Аваков, доктор Евгений Комаровский…

  • Соревнование темпов: Зеленский vs Ахметов

    Соня Кошкина была одним из самых заметных, информированных и влиятельных политических журналистов и при Януковиче, и при Порошенко. А вот при…

  • Что если бы не было Евромайдана

    Бог свидетель как я не выношу альтернативной истории. Просто таки терпеть ненавижу, прямо кушать не могу. Но вот сегодня размещаю ее у себя. За…