trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Школа доктора Комаровского


Доктор Комаровский – сам себе СМИ. Только у его странички в Facebook – почти 800 тысяч читателей, не говоря уже о передачах на телевидении, аккаунтах в Twitter и Instagram.

Кроме того, книги Евгения Комаровского – почти настольные для мам Украины, России и других постсоветских стран. А недавно их перевели даже на китайский.
Он уверен, что главная задача украинцев – помогать себе самим.



ПРИЗНАКИ ОЧЕНЬ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА

– В одном из своих интервью вы сказали, что сначала реформа должна осуществиться в голове у президента страны. Как считаете, она уже зародилась там?
– Чтобы что-то зародилось в любой голове, должен произойти процесс зачатия. В непорочное зачатие я не верю.

Президент должен на собственной шкуре ощутить реальные проблемы здравоохранения в этой стране.
Я так понимаю, он и его близкие имеют доступ к качественным медицинским услугам. Он не представляет той глубины пропасти, в которой находятся люди.

Если б он представлял, то тогда бы в своей предвыборной программе произнес понятные всем людям слова – о том, что будет с медициной, как он будет ее менять.
Ничего подобного произнесено не было. Это вовсе не говорит, что президент плохой. Это говорит о том, что люди в стране идут выбирать лидера, совершенно не интересуясь его позицией по здравоохранению.
Это признак очень больного общества.

Более половины избирателей – женщины.

Мне пишут минимум 200 писем в день, и я примерно представляю, чего хочет каждая женщина. Только выясняется, что она у бога просит одно, а у политиков – почему-то другое. И это какая-то такая страшная философская проблема.

Она хочет – счастливой семьи, мужа, у которого есть интересная работа, и ему не до пьянства и не до шлянства. Ребенка, которому она может дать качественное воспитание, образование, защитить его в случае болезни.

Но она идет на выборы и голосует за человека, который слова "ребенок", "беременность", "учитель", "детский врач", "лечение", "образование" – не знает вообще. Он просто говорит: "Жить по-новому".

– Может быть, выбрали этого, потому что других не было.
– Вы мне напоминаете мою жену. У меня с ней по этому поводу постоянные конфликты. "Зачем ты вот это купила?" – "Ну, того, что ты просил, не было".

Если нет того, что надо, давайте никого не выбирать. У нас есть закон: если мы проголосовали против всех, то должны быть повторные выборы.
Если мы проголосовали "против всех", то те, кто шли сейчас, больше баллотироваться не имеют права.

ОБ АЛГОРИТМАХ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ, САБОТАЖЕ И РАВНОДУШИИ
– У нас есть запас прочности или уже нет?
– Нет уже никакого запаса прочности. Формула нашего здравоохранения выглядит вот так: 52 х 25 = 42. Было 52 миллиона жителей, 25 лет жизни, осталось 42 миллиона. Вот это математический диагноз страны за время независимости. Он страшен. Это, на самом деле, катастрофа.

Необходимы очень быстрые и очень решительные шаги, а они невозможны в рамках действующей системы. Не медицинской системы, а политической!
И выйти из этого тупика – фактически медицинского геноцида, – в рамках существующего законодательства невозможно.

Например, я проявляю некую инициативу, она обсуждается комитетом Верховной Рады, он должен это согласовать внутри, согласовать с премьером, вынести в Раду, проголосовать, опять вернуть в комитет...

– А как это должно выглядеть?
Необходимо изменить алгоритм принятия решений.

С моей точки зрения, надо собрать СНБО, посвященный угрозе национальной безопасности в связи с катастрофическим положением в отечественном здравоохранении. СНБО должен создать Национальный комитет по реформе здравоохранения, с правом принимать решения без цепочки согласования.

После этого Нацкомитет формулирует программу реформ, с тактическими шагами, сроками, критериями эффективности. Эта программа утверждается Верховной Радой. После чего комитет получает полные полномочия для ее реализации.
При этом у этого Нацкомитета должна быть собственная служба безопасности (потому что их начнут отстреливать), собственный прокурор.

Я другого пути не вижу. У нас нет времени на эволюционные изменения – мы вымрем.

– Но, ведь у нас любая реформа сверху тихо саботируется снизу.
– Конечно. Сегодня люди, которые добились успеха в медицине, адаптированы к этой системе.

– Они заинтересованы, чтобы ничего не менялось.
– Да, а еще чтобы вы болели. Потому что если вы будете здоровы, они умрут от голода.

Они заинтересованы в том, чтоб вы лечились большим количеством лекарств, потому что за каждое лекарство они получают проценты.
Им выгодно, чтобы вы проходили огромное количество обследований.

Эту проблему можно решить страховой медициной – каждый рецепт пропускать через экспертов страховой компании, которые дадут ему оценку – насколько подобное лечение соответствует медицинской науке (протоколам).

Приведу печальный пример. Вот уже много лет моя клиника предлагает медицинскому бизнесу, казалось бы, очень нужную услугу: мы готовы взять на себя оценку качества медицинской помощи, дать ответ на вопрос: "Врач, услуги которого вы оплачиваете, лечит цивилизованно, или это сплошные "фуфломицины?"

Это никому не нужно! Поверьте мне – не было ни одного обращения за консультацией.

Страховая компания в нынешней системе не заинтересована в минимальном лечении. Она хочет иметь свои аптеки, свои лаборатории и получать проценты с каждой таблетки и анализа. И я очень боюсь, что мы именно такую систему назовем страховой медициной.

Недавно ко мне пришел друг. Он – гинеколог, который поменял уже три фирмы. Потому что каждая дает ему разнарядку: женщина может уйти с приема, сдав, минимум, пять анализов. "Не будет этих пяти анализов, мы найдем другого доктора".

И такое кругом. И вы же – заложники этой системы.

– Давайте вернемся к концепции реформ. Она уже разработана.
– Я много писал о ней. Не строю из себя особого гения, но я в этой каше варюсь последние 35 лет, и даже я не понимаю, что они собираются менять, какова последовательность шагов. Возможно, кто-то понимает, но количество этих людей очень невелико.
В условиях, когда жители страны и 99% медицинских работников не понимают стратегии и тактических шагов, реформа обречена на неудачу.

Я очень часто цитирую Аристотеля, который когда-то произнес: "Для решения проблем выбирай расчленение и деление".

То есть, огромную реформу нужно свести к 100 всем понятным шагам.

Например: врач с ручкой в руках, как явление, должен исчезнуть к 1 января 2018 года. Любая справка от врача А к врачу Б – преступление. Наказывается штрафом лечебному учреждению и т.д.

Нужно создать базу данных всех жителей страны, и пускай там по индивидуальному налоговому коду всех шифрует. Медицинские работники имеют доступ к вашей базе – и через полгода понятие "справка" вообще исчезает из обихода. Тут ничего сложного, всем понятно. Но всем сразу легче станет жить.

Надо всю медицину превратить в эти шаги.

Вот еще пример: на входе в любую больницу стоит бабушка, которая продает бахилы. Или автомат.

А где в мире еще есть бахилы в больницах? В какой стране мира, откуда этот опыт взялся? Почему жители страны платят, условно говоря, 100 миллионов гривен в год за бахилы, которые не нужны нигде? Наоборот, везде пишут о том, что сменная обувь для посетителей лечебных учреждений не нужна, потому что это способ борьбы с госпитальной инфекцией и так далее.

– Давайте вернемся к тому, что делать в сложившейся ситуации.
– Я реально понимаю, что в этой стране большинство мужчин готовы выполнять отцовские функции исключительно биологически: после зачатия все околодетские решения берут на себя женщины.
Вот такая страна, где найти нормального мужика – чуть ли не самая главная бабья задача и удача в жизни.

Но именно эти мужчины, которые детьми не интересуются, становятся политиками.

Я мам пытаюсь адаптировать к тому, что нельзя на мужика надеяться, но при этом надо самой все успеть и доказать, и смочь, и вы все это можете, и всё умеете.

И в тоже время я вижу, что простыми понятными доступными рецептами может воспользоваться максимум 15% населения. Это максимум. Остальных, по-прежнему, все устраивает. А женщины знают: "В тот момент, когда я стала мамой, моя жизнь кончилась. Я всего, чего хотела, добилась: у меня есть вот этот алкоголик, у меня есть ребенок, "я така, як всі".

Источник: УКРАИНСКАЯ ПРАВДА. ЖИТТЯ

Было бы смешно, если бы я взялся комментировать Комаровского.
Но зато могу советовать - читайте! читайте и слушайте почаще. Он хочет чтобы наши дети болели пореже - для него именно это главное в жизни.

А вовсе не то, что главное для Порошенко, Ляшко или Тимошенко. Которым абсолютно плевать на наших детей. И самое для меня странное в этой стране - что мы их в этом поддерживаем.
Tags: Комаровский, УП
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments