trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Дефицит пророков

Пророков нет, не сыщешь днем с огнем,
Ушли и Магомет, и Заратустра.
Поророков нет в отечестве моем,
Да и в других отечествах не густо.
/Владимир Высоцкий/

О чем не говорят российские либералы

В России хорошо быть патриотом. Выступать за скрепы и духовность, бороться с пятой колонной и радоваться квадратным километрам. А вот либералом быть куда сложнее. И дело даже не в том, что в этом случае ты оказываешься наедине с государственным Левиафаном, а в том, что сложно стоять, когда не на что опереться.

Современная Россия – это классическая история про закат империи. Период расцвета которой уже прошел, ресурсы существования – сомнительны, перспективы – туманны. Все смыслы дня сегодняшнего сосредоточены в прошлом, которое принято возвеличивать и превозносить. Отсюда – все апелляции к наследию предков, победивших бездуховность, пятую колонну и здравый смысл.

С консерватора эпохи Владимира Путина спрос невелик – знай себе клейми либеральную гидру, которая пытается лишить людей коллективных идентичностей, и славь посконность и домотканность. Это удобно с точки зрения капитализации. Патриотизм легко профинансировать за счет государства, которое ты ходишь защищать на телевизионные ток-шоу. У охранителя за спиной – армия и большая советская энциклопедия, Федор Достоевский и Иван Грозный. А вот российскому либералу не позавидуешь.

Потому что ему раз за разом приходится недоговаривать. Как минимум – окружающим. Как максимум – самому себе. Молчать о том, что все империи распадаются. Что интегральных смыслов у современной России нет. Что общих ценностей у бурята и дагестанца критически мало. Что настоящая федерация должна выглядеть совсем иначе. Что Москва платит Чечне дань за лояльность. Что как только у федерального центра кончатся деньги, то у региональных элит закончится лояльность. Что введение настоящей демократии неизбежно приведет к новому периоду центробежных настроений.

По большому счету, российский либерал раз за разом стоит на развилке. Либо он становится Горбачевым, реформы которого подвели черту под эпохой СССР. Либо в собственной борьбе с драконом и сам превращается в дракона, который отличается от предшественника в лучшем случае стилистически. Либо консервация существующего разложения, либо реформы – с обязательным принятием неизбежных последствий. Третьего не дано – выбор на этой развилке бинарен и компромисса не предусматривает.

Глубинная травма 1991-го кроется в основе всей российской культуры умолчания. Страх дезинтеграции столь велик, что и патриоты, и либералы предпочитают одинаково не касаться национального вопроса. Просто потому, что, коснувшись, можно обнаружить лоскутность современной России. А потому любой разговор о непохожести подменяют лозунгами о единстве. Разница лишь в том, что в охранительном лагере духовной скрепой принято считать героическое многонациональное прошлое. А в либеральном основой будущего полагают вненациональное либеральное экономическое процветание.

До недавних пор единственной отдушиной либеральной российской интеллигенции была разве что апелляция к западу. Но Крым закрыл и это окно возможностей. Потому что сакраментальный вопрос о принадлежности полуострова никто не отменял. И аннексия украинского региона лишь усилила ту самую культуру умолчания и недоговорок, что существовала в либеральной среде ранее.

Российский либерал не может позволить себе признать вслух главное – в нынешнем виде российское государство принципиально нереформируемо. Просто потому, что оно меньше, чем империя, но больше, чем национальное государство. Любой имперский реванш немыслим в рамках современной либеральной модели – придется вычеркивать из общественной жизни все то, что является спутником развитых эффективных государств. А внедрение самоуправления, демократии и многоголосицы чревато дальнейшей центробежностью.

Но вместо того, чтобы взглянуть фактам в лицо, очень многие в РФ продолжают думать, что достаточно убрать Владимира Путина и его окружение, чтобы изменить систему. Хотя "владимир путин" – это не более, чем функция. Любой, кто его уберет, либо сам станет этой функцией, либо вынужден будет вновь произносить сакраментальное "берите суверенитета сколько хотите".

Честность – это привилегия, которая обрекает на одиночество. Примерно такое, на которое была обречена Валерия Новодворская. Именно ее прогнозы и оценки были довольно точной диагностикой той реальности, в которой оказалась постсоветская Россия. Которая похожа на человека с онкологией, ругающего всех тех, кто говорит о необходимости операции.
И в этой ситуации всегда крайним обречен оставаться диагност. По той простой причине, что он называет вещи своими именами. Впрочем, судьба пророка в отечестве была описана еще две тысячи лет назад.

С тех пор мало что изменилось.

Павел Казарин для УП


Основная мысль Казарина проста как мычание.
Либеральную и демократическую Россию построить в нынешних ее границах просто невозможно.

И потому что интересы у регионов слишком разные, и согласовывать интересы в рамках демократических процедур да еще и при низкой правовой и политической культуре - задача не для россиян.
И потому что ценности у них слишком разные, и принять доминирование православия Северный Кавказ не сможет и терпеть его не станет, да и демократические ценности явно ему не нужны. Вопрос о Калмыкии, Якутии и Татарстане немногим легче северокавказской проблемы.

Т.е. удерживать единство империи возможно только отказавшись и от демократии, и от либерализма. Т.е. принимая ценности наиболее консервативной части российского общества. Но тогда страна обречена на отставание и экономическое, и ментальное, и социальное (должен признаться, я за отделение России от Северного Кавказа ратую со времен Чеченской войны, за что получил свою порцию комплиментов от россиян, но продолжаю быть совершенно убежденным, что такое отделение в интересах самих россиян).

Наиболее проницательные из либералов и демократов конечно это понимают. Но понимают они и другое - территория как сверхценность, определяющая величие России так глубоко заложена в национальной психологии. что политик. который скажем о необходимости добровольного отказа от ряда территорий вслух утратит любые шансы на популярность.

А ведь библейский пророк говорил толпе то, чего она вовсе не желала слышать. Однако пророк подчинялся своему дару, даже с риском быть побитым камнями. И вполне понятно, что сегодняшний честный либерал в России неизбежно получит статус Кассандры, каким всю свою политическую жизнь владела Новодворская.

Только кто из российских политиков согласится на такую судьбу?
Потому и нету среди российских либералов честных политиков. А избиратель это ощущает кожей - они сами не верят в то, что говорят.

А из украинских кто? Разве что Гриценко...
Tags: Казарин, Россия, либерализм, ментальность
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments

Recent Posts from This Journal