trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Диалоги на РС. Часть 1. Андрей Окара о переломе ценностей в России


Смерть Моторолы и переговоры в Берлине - новости недели. Их обсуждают, анализируют и комментируют. Уже хотя бы потому что политические программы есть, а занять их больше нечем. Я начну с обсуждения на Радио Свобода , в котором приняли участие историк и отставной политик Виктор Мироненко, московский политолог с украинскими корнями Андрей Окара, депутат Рады Мустафа Найем и корреспондент РС Юрий Векслер, ведущий Михаил Соколов.

Но рассуждения Андрея Окары об образе Моторолы как символе культурного перелома в России и взаимозависимости в хождении по кругу власть-пропаганда-население-власть-пропаганда показались мне настолько любопытными сами по себе, что я решил выделить это в отдельный текст, заслуживающий на мой взгляд отдельного обсуждения


Победа доброты
Не так уж неизбежна
/Из романса/
Андрей Окара: Донбасс это, наверное, гибридный мир, который можно назвать одновременно и гибридной войной. То есть это постмодернистская реальность.
Это такая вялотекущая ситуация, молох, которому каждый день приносится в жертву несколько человек, такой дракон "Русского мира", который пожирает, как в сказке, каждый день кого-то, а кого-то калечит. Конца и края этой ситуации в ближайшее время ждать не надо. Потому что эта война гибридная является одной из скреп, одним из фундаментов современной российской политической системы. Эта война – это часть России, это часть того, что в России существует и созидается. Без этой войны, а также без Крыма нынешний политический режим в России будет совсем другим, и это будет не в пользу нынешнего режима, не в пользу его рейтингов, поэтому там будет все так, что есть сейчас.

Я думаю, что многие события, которые сейчас происходят – это вехи на пути развития России. И вот как раз гибель этого человека по имени Моторола, и его, давайте так назовем, гражданская канонизация в российском официальном информационном пространстве – это очень важная веха в истории развития российской современной политики и общественной мысли.

Потому что человек, который сам говорил о том, что он убивал, когда человек, гражданин России, поехал в чужую для него страну убивать граждан этой страны, что является преступлением и по российскому законодательству, и по украинскому, этот человек, который занимался злом, творил злые поступки, теперь телевидение говорит – это добро, это критерий добра, мне кажется, это одна из поворотных точек в российской гуманитарной катастрофе.

Сейчас из основных трендов в России – это отказ от гуманизма в ренессансном, возрожденческом европейском понимании. На самом деле советская культура, по крайней мере, особенно после войны, она была вся очень гуманистична. То, что сейчас происходит, памятник Ивану Грозному, Моторола, когда это все становится мейнстримом – это отказ от гуманизма.

Когда говорят, что Иван Грозный ценен тем, что он создал государство, для которого человек является статистической погрешностью, а жизнь человека не является ценностью – это новый тренд российского современного развития. Мы живем в очень переломную эпоху. Я, конечно, очень надеюсь, что это никакое не предвестие 1937–38 годов. Сейчас тоталитаризм модернистского типа, как был в середине ХХ века, невозможен, сейчас постмодернистское время, сейчас все с иронией, по приколу.

И это ситуация, когда волна информационного насилия сначала транслируется в массы и во власть, потом воплощается в реальность и опять транслируется как волна насилия, но уже усиленная. Это ситуация, когда микрофон подносишь к динамику и начинает свистеть, то есть система переходит в состояние самовозбуждения.

Кремль заказывает федеральным каналам определенную информационную политику, потом эта политика расцветает на всех каналах, рассказывают о гражданской войне в Украине, рассказывают о распятых снегирях и киевских потрошителях. Потом сам Кремль, тоже собирательный образ, становится заложником этой политики.

Они сначала это заказали, а потом они в это начинают верить, и политические решения принимают, уже исходя из этой картины мира, которая у них складывается в значительной степени под влиянием пропаганды. Именно поэтому они на полном серьезе верят в то, что изначально заказывается на телеканалах, а именно, что если бы не Россия захватила Крым, то там бы были натовские базы, там бы всех убили русскоязычных и в прочие тренды этого темника нескончаемого.


Тут есть две важных мысли.
Во-первых, это дегуманизация культуры и смена ценностей.
Советская культура после войны действительно была очень гуманистична. Тут стоит посмотреть прежде всего на советские мультики. Они очень человечны, они против насилия, в них действительно торжествует доброта, зло если и появляется то нестрашное.Детей учили быть добрыми, детству внушали мысль о неизбежности победы добра. Это не было правдой, и тот. кто в это верил всерьез потом получал болезненные удары от жизни.
Но ребенок вырастал с определенным набором ценностей.

А когда ребенок становился старше, он встречался со Стругацкими - получал по существу тот же самый набор ценностей. но обогащенный представлениями о сложности жизни.
И в итоге саги о прогрессорах, и в конце "Трудно быть богом", и в конце "Острова..." и в "Жуке..." он узнавал о мощи соблазна насилия и о бессилии насилия, причем насилия праведного, осуществляемого будущим против прошлого, осуществляемого гуманистами и во имя гуманизма.
Потому что все герои сорвались в насилие - и это оказалось бессильное и бесполезное насилие.

Напрасно перебил кучу народу Румата-Антон, это ничего не изменило в Арканаре, просто выросло число трупов. Напрасно взрывал Центр Максим, это не решило проблемы Саракша - напротив, только усложнило их - и опять-таки приведет с неизбежностью к тысячам новых трупов...
И моральной катастрофой выглядит убийство в конце Жука, а Сикорский-Странник, всю жизнь занимавшийся праведным насилием и намного более мудрым, чем самодеятельность Максима, убивает Льва Абалкина - и терпит моральную кататсрофу.

Т.е. по итогам Стругацких самое благородное насилие - все равно зло. ОНо не решает проблем, и чаще всего только плодит новые.

Такова была мораль советского искусства в его лучших образцах. И очень важно. что человек встречался с ними в детстве и юности, когда ценности формируются.

А что видит сегодня русский ребенок?
Коляску в виде БУКа и Моторолу в виде героя. И убеждение в праведности насилия и в праве России творить насилие - хоть в Грузии, хоть в Украине, хоть в Сирии.
В праве русского Воина-Богатыря убивать за пределами России в странах, которые не нападали на Россию, - и в героизации подобных подвигов.
Во многих случаях представляющих собой просто безнаказанное убийство беззащитных.

Но что будет внутри самой России, когда вырастет поколение, взращенное на героизации убийства?
Вообще кто-нибудь в России об этом думает? Когда показывают мультики с солдатом-героем?
Да поглядите все эти мультфильмы о былинных богатырях - Господи, к чему Россия готовит собственных детей? К "победе малой кровью на территории врага" - одному из главных лозунгов 39-го? Нужно ли напоминать, чем закончилась такая пропаганда для страны?

Тут Окара прав, он ухватил важный нерв момента и сформулировал проблему. И она еще о себе не раз напомнит - я уверен.

И второй важный момент - схема с положительной обратной связью, схема самораскрутки.
Идет пропаганда насилия и правоты России, правоты и насилия. А кругом враги и фашисты.
Население начинает верить - для поднятия рейтинга учреждается маленькая победоносная война.
Война начинается, телевидение привинчивает камеру к шлему Моторолы, пошли подвиги в прямом эфире. Взрыв национального патриотизма.

Но взрыв патриотизма отражается на экране, отражается и на власти. Ведь люди власти не в пустоте живут, они тоже от окружающей среды зависят. И вот уже сама власть верит в то, что она же и породила. И вырабатывает еще более жесткую политику - не одна победоносная война, а две войны.
Не один враг, но много врагов - и вообще кругом фашисты. Новые указания пропаганде - и новые волны ненависти из микрофонов.
Страна входит в режим самораскачки, как система микрофон-усилитель-динамик.
И это очень трудно остановить, а торможение будет болезненным. Вот это в "Острове..." как раз Стругацкие правильно показали. Потому что сами состояние Гай Гаала пережили, выход из идеолгического опьянения процедура крайне болезненная и длительная, по себе помню.

Вот ради этих двух важных идей и стоило выделить текст Окары
Tags: РС, насилие, пропаганда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 108 comments