trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Исследование РБК: потерянное десятилетие российского бюджета


9 декабря Госдума принимает в финальном чтении бюджет страны на 2017–2019 годы, который можно считать историческим, по крайней мере на бумаге. Россия впервые в эпоху Владимира Путина с начала 2000-х годов сокращает государственные расходы в номинальном выражении

Россия при Путине беспрерывно наращивала траты — на социальное обеспечение, на оборонный комплекс, на чиновничий аппарат. Это позволяла делать дорожавшая, а в последние годы, до обвала 2014-го, неприлично дорогая нефть.

Все изменилось в 2014 году. Власти по инерции продолжали тратить деньги, направлять сотни миллиардов рублей на антикризисные программы поддержки отраслей, оплачивать обещанный рост пенсий и пособий, но санкции закрыли для правительства международный финансовый рынок, а накалившаяся геополитическая обстановка вынудила тратить на военные цели все больше и больше. Обвал цен на нефть привел к драматическому сокращению нефтегазовых доходов, и казне пришлось проедать сбережения резервных фондов.

Россия беднее, чем кажется




В номинальном выражении расходы бюджета в следующем году сокращаются впервые с начала 2000-х, хотя и весьма незначительно, а доходы должны вырасти к 2019 году на 11% относительно уровня текущего года. За счет опережающего роста доходов власти рассчитывают сократить бюджетный дефицит до 1% ВВП в 2019 году по сравнению с 3,7% ВВП по итогам 2016-го.

Несколько иная картина открывается, если посмотреть на динамику бюджета в реальном выражении — в сопоставимых ценах. Оказывается, что расходная часть бюджета сокращается с 2014 года, то есть уже третий год подряд, что интуитивно согласуется с ощущением пресловутого «денег нет». А к 2019 году, если все пойдет по суровому плану Минфина, реальные расходы сожмутся на 15,7% относительно 2016 года. Таким образом, прямо сейчас Россия находится примерно в середине пятилетнего цикла сжатия бюджетных расходов в реальном выражении.

Реальные же доходы в течение предстоящей трехлетки практически не растут, застыв возле отметки 13 млрд руб. — уровня 2009–2010 годов. И к концу 2019 года доходы, скорректированные на инфляцию, не превысят сопоставимых значений 2016 года.

Расходы сокращаются параллельно с экономической активностью (ВВП в 2016 году снизится второй год подряд). Получается, что российские власти предпочли следовать так называемой проциклической политике и сокращают бюджет, когда экономика находится в рецессии. Именно так действовали проблемные страны еврозоны после мирового финансового кризиса 2008–2009 годов, и это не помогло им оживить экономику.

Доходы: верность НДС и ветреность нефтедолларов

В эпоху нефтяного благополучия поступления от внешней торговли, складывающиеся в основном из экспортных пошлин на нефть, газ и нефтепродукты, приносили государству от 30 до 41% общих доходов, видно из данных РБК. Нынешняя пора низких цен на нефть привела к сокращению этой доли ниже 20%.

На фоне падения доходов, напрямую зависящих от мировой цены на нефть, структура доходной части драматически меняется на наших глазах. Власти начали активно восполнять недополученные нефтегазовые доходы ростом поступлений от внутренних налогов (НДС, акцизы), а также повышением налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), которое при низких ценах на энергоносители перекрывает снижение экспортных пошлин.

В итоге, как следует из данных РБК, доля поступлений от внутреннего НДС и акцизов увеличится к 2019 году более чем на 10 п.п. относительно 2014 года и превысит 30%. Власти связывали значительную часть роста от НДС с улучшением администрирования (АСК-НДС-2, автоматизированная система контроля за уплатой налога). С 2017 года правительство значительно повышает акцизы на табак и алкоголь, вводит акциз на электронные сигареты и никотинсодержащие жидкости. Кроме того, проект трехлетнего бюджета делает ставку на ряд «мобилизационных» решений, таких как взимание с госкомпаний и ФГУП 50% прибыли в виде дивидендов.

Силовики, военные и социальная поддержка — вот что составляет основную часть расходов федерального бюджета.

С точки зрения расходов российский бюджет силовой и социальный. Самую большую долю в расходах традиционно занимает раздел «Социальная политика» (социальные пособия, трансферты Пенсионному фонду и т.д.), к 2019 году эти расходы достигнут почти 30% всего бюджета.

В 2016 году с социальными расходами сопоставимы затраты на оборону (27,1 и 22,8% соответственно). Но в следующие три года оборонные расходы снизятся и не будут превышать 16,7% расходной части, если, конечно, военные не пролоббируют, как и в 2016 году, резкое увеличение ассигнований по сравнению с запланированными. Пока же секвестр военных расходов, кажется, вполне согласуется с «умиротворяющим» тоном недавнего послания Владимира Путина Федеральному собранию: «Мы не хотим противостояния ни с кем, оно нам не нужно: ни нам, ни нашим партнерам, ни мировому сообществу. В отличие от некоторых зарубежных коллег, которые видят в России противника, мы не ищем и никогда не искали врагов».

Еще одна «силовая» статья — расходы на национальную безопасность — в последние годы держалась на уровне 12,5–15,5% от расходов в целом, однако сократилась до 11,4% в 2016 году. В ходе следующей бюджетной трехлетки расходы на правоохранительные и следственные органы, внутренние войска и спецслужбы будут стабильно балансировать возле отметки в 11% от общих бюджетных расходов.

Траты на здравоохранение и образование традиционно считаются инвестициями в человеческий капитал. В 2015 году совокупные затраты федерального центра и субъектов на здравоохранение составили 22%, а на образование — 23% от общих расходов бюджетной системы. Это сопоставимо с оборонными расходами, на долю которых в консолидированном бюджете приходится 24%.

В чем оптимизм российского госдолга



Госдолг — далеко не самая большая проблема России. На конец 2016 года он составит чуть более 16% ВВП, в то время как, например, госдолг стран еврозоны превышает 90% ВВП, госдолг США — 100% ВВП. Но власти постепенно наращивают его и не собираются останавливаться: именно госдолг должен помочь финансировать бюджетный дефицит при исчерпании резервных фондов.

В 2016 году сумма внешнего (пересчитан в рубли по курсу из прогноза Минэкономразвития) и внутреннего государственного долга должна вырасти на 653 млрд руб. При этом уже в 2017 году рост должен составить 1,48 трлн руб., в 2018-м — 1,54 трлн руб. В 2019-м власти планируют немного сбавить темпы заимствований — до 1,41 трлн руб. Таким образом, в 2019 году размер госдолга составит 15,4 трлн руб., это чуть меньше общих расходов бюджета в том же году.

В условиях истощения резервов именно государственные займы становятся важным источником, с помощью которого покрывается бюджетный дефицит. Соответственно, ежегодно увеличиваются и расходы на обслуживание долга. Еще в прошлом году они составляли 556 млрд руб., но к 2019-му достигнут 870 млрд руб.

Источник: РБК


Я никогда особенно не интересовался бюджетной политикой России. Так что сообщение5 мое чисто информационное , и аналитикам РБК я склонен доверять.
Прокомментирую только три позиции, притом преимущественно с точки зрения интересов и задач Украины.

Первый момент - сигналы военного бюджета. Я никогда не верил заявлениям Путина о миролюбии России - это нелепо верить разговорам о миролюбии такой страны, которая уже три года сохраняет право президента на неконтролируемое применение армии за границами страны - и ведет две войны на чужих территориях.
Однако урезание военных расходов в бюджетах грядущих лет вещь более серьезная. чем просто заявления. И в свете этих урезаний Донбасс будет превращаться во все более тяжелый чемодан без ручки для самих генералов. А значит будут нарастать стремление избавиться от Донбасса как можно скорее. И между прочим и к такой перемене в политике России тоже следует готовиться, создавая конкретные планы проведения соответствующих процедур по включению ОРДЛО в состав Украины. Конкретные планы - это совсем не то, что пламенные речи по поводу вручения армии трех бронетранспортеров, которые так любят наши можновладци. Над ними нужно работать. И одновременно нужно работать с общественным сознанием, чтобы оно было готово к подобным процедурам.

Второй момент - это рост внешнего долга. Он остановился в 14-м году, а в 15-м резко рванул вверх, а в 16-м рост долга заметно притормозил. Это значит, что санкции имели хотя и ограниченное, но ощутимое влияние.
В бюджете запланировано ускорение роста внешнего долга в 17-м году, именно внешний долг рассматривается как один из главных факторов компенсации падения внешних доходов.Это означает, что Россия рассчитывает на снятие или существенное ограничение санкций в 17-м году и это подкрепляет наш вывод о вероятном уходе России из Донбасса в следующем году. И настоятельную потребность начинать интенсивную подготовку уже сегодня, в том числе создавая соответствующие группы по организационным мероприятиям, мероприятиям планирования и информационной поддержки. В проекте бюджета, который дебатируется в Раде прямо сейчас, на подобную деятельность нет даже и намека.

И третий момент - сравнение. В России военный бюджет составляет 24% от сводного бюджета, при этом расходы на образование и здравоохранение определены в 23% и 22% от сводного бюджета.
Очень хочется посмотреть, каковы они будут в процентах в новом бюджете Украины?
Вот когда окончатся бюджетные баталии - нужно будет глянуть и я постараюсь это сделать.
Tags: Донбасс-мир, РБК, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments