?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Бабий Яр
trim_c
История первая (по Википедии)


Попав впервые в Бабий Яр в 1961 году вместе с писателем Анатолием Кузнецовым, Евтушенко был потрясён отсутствием какого-либо памятника погибшим. Более того, на месте массовых расстрелов была свалка.

И вдруг я увидел самую обыкновенную свалку, которая была превращена в такой сэндвич дурнопахнущего мусора. И это на том месте, где в земле лежали десятки тысяч ни в чём неповинных людей, детей, стариков, женщин. На наших глазах подъезжали грузовики и сваливали на то место, где лежали эти жертвы, всё новые и новые кучи мусора.
Это зрелище так подействовало на поэта, что он написал поэму за несколько часов, сидя в гостинице.

Первыми стихотворение услышали зашедшие к Евтушенко в номер Иван Драч и Виталий Коротич. Потом он прочёл поэму по телефону Александру Межирову. После этого запланированное выступление Евтушенко местные власти попытались отменить, но отступили перед угрозой крупного скандала.

/Вполне очевидно, что власти узнали о содержании стиха, значит либо Драч, либо Коротич, а то и оба донесли в КГБ. Замечание Вики о "местных властях" выглядит просто смешно - такие решения никакая "местная власть" по отношению к знаменитому московскому поэту принимать не могла./

19 сентября 1961 года стихотворение было опубликовано в «Литературной газете». Перед публикацией главный редактор Валерий Косолапов сказал, что ему нужно посоветоваться с женой, поскольку после публикации его уволят. Тем не менее, он принял положительное решение.
[Бабий Яр]

Бабий Яр

Над Бабьим Яром памятников нет.
Крутой обрыв, как грубое надгробье.
Мне страшно.
Мне сегодня столько лет,
как самому еврейскому народу.

Мне кажется сейчас —
я иудей.
Вот я бреду по древнему Египту.
А вот я, на кресте распятый, гибну,
и до сих пор на мне — следы гвоздей.
Мне кажется, что Дрейфус —
это я.
Мещанство —
мой доносчик и судья.
Я за решеткой.
Я попал в кольцо.
Затравленный,
оплеванный,
оболганный.
И дамочки с брюссельскими оборками,
визжа, зонтами тычут мне в лицо.
Мне кажется —
я мальчик в Белостоке.
Кровь льется, растекаясь по полам.
Бесчинствуют вожди трактирной стойки
и пахнут водкой с луком пополам.
Я, сапогом отброшенный, бессилен.
Напрасно я погромщиков молю.
Под гогот:
«Бей жидов, спасай Россию!» —
насилует лабазник мать мою.
О, русский мой народ! —
Я знаю —
ты
По сущности интернационален.
Но часто те, чьи руки нечисты,
твоим чистейшим именем бряцали.
Я знаю доброту твоей земли.
Как подло,
что, и жилочкой не дрогнув,
антисемиты пышно нарекли
себя "Союзом русского народа"!
Мне кажется —
я — это Анна Франк,
прозрачная,
как веточка в апреле.
И я люблю.
И мне не надо фраз.
Мне надо,
чтоб друг в друга мы смотрели.
Как мало можно видеть,
обонять!
Нельзя нам листьев
и нельзя нам неба.
Но можно очень много —
это нежно
друг друга в темной комнате обнять.
Сюда идут?
Не бойся — это гулы
самой весны —
она сюда идет.
Иди ко мне.
Дай мне скорее губы.
Ломают дверь?
Нет — это ледоход...
Над Бабьим Яром шелест диких трав.
Деревья смотрят грозно,
по-судейски.
Все молча здесь кричит,
и, шапку сняв,
я чувствую,
как медленно седею.
И сам я,
как сплошной беззвучный крик,
над тысячами тысяч погребенных.
Я —
каждый здесь расстрелянный старик.
Я —
каждый здесь расстрелянный ребенок.
Ничто во мне
про это не забудет!
«Интернационал»
пусть прогремит,
когда навеки похоронен будет
последний на земле антисемит.
Еврейской крови нет в крови моей.
Но ненавистен злобой заскорузлой
я всем антисемитам,
как еврей,
и потому —
я настоящий русский!
В 1962 году Пауль Целан, черновицкий еврей, ставший наверное наиболее значительным немецким поэтом ХХ века перевёл поэму на немецкий язык, на иврит — Эвен Шошан. Всего она была переведена на 72 языка.

Поэма вызвала недовольство как среди некоторой части общества, так и руководства государства. В частности, Евтушенко обвиняли в выпячивании трагедии евреев на фоне других жертв нацизма. Поэт Алексей Марков написал Евтушенко: «Какой ты настоящий русский, / Когда забыл про свой народ, / Душа, что брюки, стала узкой, / Пустой, что лестничный пролёт».
Никита Хрущёв публично обвинил Евтушенко в политической незрелости и незнании исторических фактов.
Главный редактор «Литературной газеты» Валерий Косолапов, опубликовавший поэму, был уволен.
Следующая публикация поэмы состоялась через 22 года в трехтомнике. По мнению самого Евтушенко, такая реакция была связана с тем, что тема антисемитизма в СССР была табуирована.

Оценивая значение поэмы, Дмитрий Шостакович писал в своих мемуарах, опубликованных после его смерти Соломоном Волковым за границей:

Многие слышали о Бабьем Яре, но понадобились стихи Евтушенко, чтобы люди о нём узнали по-настоящему. Были попытки стереть память о Бабьем Яре, сначала со стороны немцев, а затем — украинского руководства. Но после стихов Евтушенко стало ясно, что он никогда не будет забыт. Такова сила искусства..
/обратите внимание на слова "украинским руководством". Разумеется, Шостокавич прекрасно знал, что тут дело не в украинском руковдстве - ведь не оно снимало Косолапова, не оно запретило к печати поэму, не оно сделало тему антисемитизма табуированной. Но даже в записках "в стол" называть виновным ЦК Шостакович не решился.

Те не менее, история поэмы "Бабий Яр" на том не заканчивается. Потому что Шостакович написал на стихи Евтушенко 13-ю симфонию, первой частью которой как раз и стал "Бабий Яр". Шостакович был к тому времени всемирно известным композитором, общепризнанным гением мировой музыки, тем не менее выбор этого текста сделал историю первого исполнения 13-й симфонии подлинным детективом/


История вторая (по публикации сайта TWO LIVES INSTEAD OF ONE)

Великий композитор Дмитрий Шостакович на слова стихотворения "Бабий Яр" и других стихотворений Е. Евтушенко написал свою Тринадцатую симфонию - почти что не менее знаменитую, чем его же Великая Седьмая.

19 сентября 1961 года «Литературную газету" расхватали в киосках молниеносно – там была опубликована поэма Е. Евтушенко «Бабий Яр». Поэт стал героем дня. Но было и другое: в той же "Литературной газете" появились стихи, где Евтушенко назвали "пигмеем, забывшим про свой народ", его упрекали в попрании "ленинской национальной политики" и даже в разжигании вражды между народами. Все эти волны ненависти и "благородной ярости" доходили и до Шостаковича.

Работу над симфонией Дмитрий Дмитриевич начал ещё в марте 1962 года. Основой текста стали пять произведений поэта Евгения Евтушенко: «Бабий Яр», «Юмор», «В магазине», «Страхи», «Карьера». Тем самым он взял на себя ответственность за возможные последствия выбора.

Евтушенко рассказывал: "В Тринадцатой симфонии меня ошеломило прежде всего то, что если бы я (полный музыкальный невежда) вдруг прозрел слухом, написал бы абсолютно такую же музыку. Более того – прочтение Шостаковичем моих стихов было настолько интонационно и по смыслу точным, что, казалось, он, невидимый, был внутри меня, когда я писал эти стихи, и сочинил музыку вместе с рождением строк".

«Исполнение Тринадцатой симфонии Шостаковича, однако,... оказалось под угрозой срыва по двум причинам, - вспоминал Евтушенко. - Во-первых, я находился под огнем, настигаемый звуками официальной критики, и каждую мою строку рассматривали в лупу, выискивая крамолу. Во-вторых, шовинисты после публикации "Бабьего яра" меня обвинили в том, что в стихотворении не было ни строки о русских и украинцах, расстрелянных вместе с евреями... меня обвинили в оскорблении собственного народа... Ситуация была такой, что певцы и дирижёры бежали с Тринадцатой симфонии, как крысы с тонущего корабля".

В июне 62-го, когда был только сочинен "Бабий яр", Д. Шостакович отправил письмо певцу Б. Р. Гмыре, в котором просил "поинтересоваться новым опусом". В июле Мастер и сам приехал к певцу на дачу под Киевом и показал уже завершенную Тринадцатую симфонию, надеясь, что Гмыря будет в ней солировать. А в августе получил письмо-отказ: "У меня состоялась консультация с руководством УССР по поводу Вашей 13-й симфонии. Мне ответили, что руководство Украины категорически возражает против исполнения стихотворения Евтушенко "Бабий яр". При такой ситуации, естественно, принять к исполнению симфонию я не могу".

После отказа Гмыри Шостакович, по совету певицы Г. Вишневской, встретился с солистом Большого театра А. Ведерниковым, "проиграл ему всю симфонию, дал ноты". Но Ведерников петь отказался, с "линией партии" не разошелся. Ноты вернул... Вишневской. Галина Павловна вспоминала: узнав об отказе Ведерникова, Дмитрий Дмитриевич "...не удивился нисколько, нисколько, даже, вроде, ожидал того..." Но, вероятно, совсем не ожидал Шостакович, что от исполнения Тринадцатой симфонии откажется Е. А. Мравинский - первый исполнитель его Пятой, Шестой, Восьмой, Девятой, Десятой, Двенадцатой симфоний.


/Евгений Мравинский художественый руководитель Ленинградского филармонического - лучшего на то время оркестра СССР. После Постановления ЦК 1948 года, в период травли Шостаковича, Мравинский публично защищал композитора, продолжая исполнять его произведения. В 53-м он защитил от "борцов с формализмом" Десятую симфонию. Этот близкий Шостаковичу и по духу и в силу многолетнего сотрудничества крупный музыкант - да, это уже был настоящий удар/

Осенью стало ясно, что Мравинский Симфонию в работу не возьмет. И тогда право на премьеру Тринадцатой симфонии Дмитрий Дмитриевич отдает руководителю Государственного оркестра Московской филармонии К. П. Кондрашину.

А вокруг "Бабьего яра" и поэта Е. Евтушенко продолжали кипеть страсти. "На репетициях в консерватории собиралось множество людей - все были уверены, что официальную премьеру запретят", - вспоминал Е.Евтушенко. В середине декабря секретарь ЦК КПСС Л. Ф. Ильичев провел две встречи с деятелями культуры. На второй, 17 декабря, в присутствии Н. С. Хрущева, он сказал: "Антисемитизм - отвратительное явление. Партия с ним боролась и борется. Но время ли поднимать эту тему? Что случилось? И на музыку кладут!... Зачем выделять эту тему?"...

Г. П. Вишневская в своих воспоминаниях пишет: "В день концерта, рано утром... мне домой в панике звонит < согласившийся солировать и репетировавший ранее> певец Нечипайло и говорит, что не может вечером петь Тринадцатую симфонию, потому что его занимают в спектакле Большого театра". Что почувствовала тогда Галина Павловна? Теперь стал ясен точный "ход" партийного начальства: Нечипайло обязали петь в опере "Дон Карлос" вместо другого артиста, которому срочно "велели заболеть"…

Казалось, премьера не состоится. Дублер Нечипайло В. Громадский на последних репетициях не пел, телефона у него не было, и дома его не застали. Но волею судеб 18 декабря 1962 года Тринадцатая симфония Шостаковича прозвучала в Большом зале Московской консерватории: Громадского нашли случайно (!), он приехал по каким-то своим делам в консерваторию... Но выступить согласился.

Генеральная прошла при переполненном зале, под присмотром партийных чиновников. Но ее вдруг остановили. Началось «согласование в верхах».

Но "примерно к полудню,- вспоминал театровед И. Д. Гликман, - последовал звонок из высоких партийных сфер, и репетицию - следовательно, премьеру - разрешили... из опасения, что запрет Тринадцатой вызовет отрицательную реакцию на Западе".

А вечером играли премьеру. Консерватория была оцеплена усиленным нарядом милиции. Иногда оцепление прорывали. Зал был заполнен до предела. На концерте присутствовал дипломатический корпус и представители иностранной прессы.

Тринадцатая симфония была Д. Д. Шостаковичу очень дорога. Ежегодно он отмечал с близкими две творческие даты: 12 мая - день премьеры Первой симфонии, и 20 июля - день завершения Тринадцатой.


Пост после скриптум - мораль

А какая тут может быть мораль?
Антисемитизма в СССР как известно не было, был интернационализм.

Его в РФ и сейчас нету. Есть пристальный анализ девичьих фапмилий матерей - но это ведь ровно ни о чем не говорит. Как и мусорная свалка на месте Бабьего Яра, как история его публикаций и история исполнения 13-й симфорнии Шостаковича


PS Ни Евтушенко, ни Шостакович, ни Кондрашин предков-евреев не имеют. Любители девичьих фамилий ковыряли до пятого колена, ведомство Розенберга по сравнению с ними - просто кучка дилетантов.
Так что тут можно быть спокойными - это просто русские интеллигенты.

  • 1
После Гмыри отказываются Ведерников в Москве и Мравинский в Ленинграде. Но это не помешало Шостаковичу макнуть украинцев в антисемитизм "Были попытки стереть память о Бабьем Яре, сначала со стороны немцев, а затем — украинского руководства." Коньюктура это любила. Да и любит :(

у меня такое ощущение, что бабий яр на территории моей тамбовщины находился. где украинцев - по пальцам. потому я себя виноватым должен чувствовать, а не украинцы, серди которых, как известно, антисемитов нет.

А я и не знал, что Тамбов в оккупации был :)

А за Катынь, где поляков положили, виноватым себя чувствуешь, это же Россия, как не крути

КУрить нужно меньше - пропадаут ложніе ощущзения

Ай да Косолаповская жена!

А Гмыря ещё бы не отказался - его за то, что в оккупации выступал, выгнали с оперной сцены. А так бы ещё и с эстрады попёрли, остался бы без куска хлеба.

А Кирилл Кондрашин эмигрировал, и в Союзе его записи выпускались без указания дирижёра. У меня, кажется, ещё есть такая пластинка - оркестр назван, дирижёр нет.

Прям захотелось Тасси почитать, "Kirill Kondrashin: His Life in Music".

Свалку на месте трагедии по указанию из Москвы организовали? Местные жители не замечали это кащумство тоже по указанию из центра?

О свалке читайте в статье о Куреневской трагедии
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%83%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%91%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B3%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%8F
Да, это действительно была тайная свалка и тайная трагедия.

Спасибо.

Как-то не верится, что Вы в своих замечаниях не преувеличиваете степень зависимости руководства УССР от центра. Но судить сам не могу - не жил я в те времена.

По поводу "Евтушенко, Шостакович, Кондрашин - это просто русские интеллигенты".
Интересно, что они сами про это думали? А то, может, как Гумилёв?

Edited at 2017-04-22 16:12 (UTC)

Поверьте, Виктор Петрович не преувеличивает.

Вполне очевидно, что власти узнали о содержании стиха, значит либо Драч, либо Коротич, а то и оба донесли в КГБ

Абсолютно неочевидно - номер міг прослуховуватися.

Можливо.
Але перше набагато вірогдініше - це лише моя особиста точка зору

  • 1