trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Последствия войны


УКРАИНСКАЯ ПРАВДА опубликовала обширную статью Стратегия гибридного мира, которая поступила в редакцию от министра внутренних дел Арсена Авакова.
Я позаимствовал из этой статьи только небольшой фрагмент



Для нас важно обратиться к опыту преодоления "вьетнамского синдрома" в США – который был признан на государственном уровне.

В течение десяти лет после окончания Вьетнамской войны 62 тысячи бывших американских солдат покончили жизнь самоубийством (в мирное время), а к 1988 году эта цифра превысила 100 тысяч. (Для сравнения, по данным Пентагона, во время самой Вьетнамской войны общие боевые потери США составили 47 378 человек, небоевые потери – 10 799 человек, 153 303 человека получили ранения и увечья, а 2300 человек считаются пропавшими без вести). Таким образом, количество самоубийств (совершенных!) – почти равно половине суммарной численности ВСЕХ потерь во время боевых действий.
"Вьетнамский синдром" является характерным и, пожалуй, наиболее изученным и осмысленным прикладным примером характерного "посттравматического стрессового расстройства" (ПТРС), проявившимся в массовом масштабе (те или иные проявления посттравматического синдрома наблюдались у 30% ветеранов Вьетнамской войны во Вьетнаме) и ставшим для США полноценной социальной проблемой общегосударственного значения.

Проблема "Вьетнамского синдрома" была признана в США на государственном уровне, для ее решения разрабатывались широкие и хорошо финансируемые программы реабилитации.

Как обстоит дело в Украине – спустя три года после начала войны?

По состоянию на середину июня 2017 – 280,5 тысяч человек имеют статус участников боевых действий. Это только те, кто оформил документы официально, то есть, далеко не все. Но даже так, это уже почти 0,7 % населения страны, включая младенцев и стариков.

Общепризнанный международный стандарт по военным конфликтам – 90-95% участников боевых действий впоследствии имеют медицинские (связанные с нервной системой) и социальные проблемы, а около трети диагностируется посттравматический синдром, результатом которого нередко бывают самоубийства.

По данным военной прокуратуры, на начало июня 2017 зарегистрировано около 500 случаев самоубийств участников антитеррористической операции после возвращения из зоны боевых действий.

По информации Международного правозащитного центра "Ла страда Украина", уже в 2015 году количество обращений членов семей участников АТО с жалобами на бытовое насилие увеличилось в восемь раз.

С точки зрения наличия поствоенного синдрома, необходимо учитывать сотни тысяч вынужденно перемещенных лиц и тех, кто остается на оккупированных территориях в зоне боевых действий. То есть, в группе риска находится в несколько раз больше людей.

Для преодоления украинского эквивалента "вьетнамского синдрома", усугубленного национальной спецификой, разработаны и действуют программы социально-психологической и социально-экономической помощи. Однако, пока это в основном ведомственные программы, которые решают проблемы преимущественно на индивидуальном или внутриведомственном уровне, но "выносят за скобки" проблему в целом.


Я был маленьким ребенком, но я рос в обществе, страшно пораженном войной. И, я уже об этом говорил, самое страшное - это какие люди приходят с войны. Я их хорошо запомнил, я запомнил своего отца, потому что все это было очень страшно.
сегодня я понимаю - они все были психически очень нездоровыми людьми, но лечить их было некому, еще и потому, что больные составляли большинство общества, а здоровых почти не было, и почти все здоровые были женщинами. А им страшно не хватало мужчин.

Отмечу еще одну замечательную черту СССР: нам прекрасно известны количество лиц пострадавших от вьетнамского синдрома, известно, сколько из них совершили суицид, сколько стали преступниками, наркоманамии т.п. Но мы не знаем аналогичных данных о жертвах афганского синдрома. Если в США этот синдром стал общественной проблемой, ее широко обсуждали, к оказанию помощи привлекали широко общественные организации - то публикации в открытой печати о последствиях афагнского синдрома - буквально единицы, а официальная статистика была открыта, да и существовала ил она?
Количество бывших афганцев, совершивших преступление скажем в 1993 году - да кто же его знает? Поскольку нормальная система учета, изучения и помощи в СССР не существовала - ветеранов предоставили самим себе.

Сегодня у нас война не всеобщая, а локальная. И у нас здоровых намного больше чем больных, но все-таки больных очень много, а государство пока что не делает для них почти ничего.Помощь чаще всего оказывают волонтеры, хорошая помощь достается единицам. А если верить последствиям Вьетнама, то в ближайшее время потери от самоубийств превысят потери на фронте.
И у нас очень плохие советские традиции в этом вопросе, их придется преодолевать
Tags: УП, война-последствия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments