trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Category:

Израильские размышления об российскоукраинском конфликте


Израильский поэт и переводчик, "бывший наш народ" из Москвы Велвл Чернин в беседе с Виталием Портниковым размышляет о еврейской культуре между Украиной и Россией



Велвл Чернин: Проблема России, на мой взгляд, состоит в том, что они не могут решить, строят ли они национальное этническое русское государство, уважающее национальные меньшинства, живущие на их территории, или пытаются возродить империю. На мой взгляд, идея "Русского мира" – это довольно неудачная попытка восстановить империю. Так что речь идет не об этнических русских, живущих на Украине, которых необходимо освободить.

Мы прекрасно знаем, что в свое время были зоны совместной славянской колонизации, где жили вперемешку украинцы и русские. Как трактовать суржик – как украинизированный русский или как русифицированный украинский? Это при желании может быть вопросом политической семантики. Проблема в том, что Украина, на мой взгляд, при всем к ней уважении, это этническое украинское государство, которое пытается выстроить схему нормальных уважительных отношений к народам и языковым меньшинствам, живущим на ее территории, а Россия – нет.

Внутри Израиля нас, украинских, российских, молдавских и прочих евреев, называют "русим". Из так называемых русских больше половины выходцев с Украины. Был проведен социологический опрос по поводу отношения русскоязычных израильтян к этому конфликту: примерно 35% поддерживают в этом конфликте Украину, 15% – Россию, а 50% говорят в стиле Шекспира – "чума на оба ваших дома", – как правило, это молодые.

Русскоязычный Израиль – это вещь в себе. Молодые целиком завязаны на наши внутренние дела. Россию поддерживают в большей степени те, кто смотрит российский телевизор, или люди, имеющие гражданство и получающие пенсии из России, какими бы смешными ни были эти пенсии. Их немного.

Мне как израильскому патриоту, которому хочется, чтобы было больше хороших интеллигентных людей, больше нравится сейчас волна репатриации из России. Хорошие, интеллигентные, молодые и среднего возраста люди, которые четко не принимают нынешнюю российскую позицию, которые сидели до последнего, думая вписаться в российское общество, а поняв, что не впишутся, вспомнили о том, что есть еще еврейское государство. В принципе, люди хорошие, достаточно напуганные для того, чтобы приехать в Израиль, снизить свой статус и начать заниматься такими работами, которыми они в России не занимались бы, чтобы обеспечить себе нормальный уровень жизни.

Слава богу, с Украины тоже приезжают симпатичные люди, но среди них попадаются те, которые проголосовали в Донецке за отделение, потом увидели, что получилось, убежали в какой-нибудь Днепропетровск, а затем уехали в Израиль.

Виталий Портников: Вас не удивляет то, что в украинском информационном пространстве Украину очень часто сравнивают с Израилем, проводят постоянные параллели?

Велвл Чернин: Абсолютно не удивляет. Если бы я был украинцем, я бы попытался найти какие-то ответы на вопрос, как мне теперь жить в создавшейся ситуации, в условиях постоянной военной угрозы. Это не настоящая тотальная война, но постоянная угроза и постоянные боевые столкновения практически вдоль всей границы, с непониманием западных союзников, с которыми так хочется дружить, с внутренними политическими спорами.

Естественно, по целому ряду причин проще всего взять себе за пример еврейское государство. У нас есть много общего, потому что у многих украинцев имеются знакомые, друзья – это страна достаточно открытая, и украинцам не надо получать визу, чтобы туда ехать. Израиль – это яркий пример того, как на протяжении трех-четырех поколений приходится противостоять военной угрозе, а живут там при этом неплохо. Люди, которые задумываются о будущем Украины, вынуждены каким-то образом подумать: если евреям это удалось, то удастся ли нам?

Виталий Портников: Согласитесь, что Израиль – это некоторая селекция. В этом смысле можно провести параллель не между Израилем и Украиной, а между Израилем и Майданом. Если суммировать по количеству людей, которые приходили на Майдан, то их столько же, сколько поехало в Израиль – несколько миллионов человек прошло через майданное движение, и эти люди действительно хотели строить украинское государство. Но в Израиле никого больше не было, кроме приезжих, а здесь в Украине все-таки живут миллионы людей, которые не хотят заниматься активной политической жизнью, хотят просто жить, не кому-то противостоять, не жить в условиях военной угрозы, а просто жить, не думая о последствиях своего политического выбора. Разница между селекцией и обычной жизнью велика.

У нас это преобразование сейчас и происходит, потому что действительно у очень многих людей дети служат в армии, у многих есть потери – если не на личном, семейном уровне, то друзья, знакомые. То есть это такая война, которая пришла в огромное количество домов. Каждый раз, когда кто-то погибает, происходят какие-то военные действия, пусть даже ограниченные, общество опять поднимает память о том, что может происходить. В этом смысле мы отличаемся от России, в которой тоже гибнут люди, но об этом никто не говорит.

Велвл Чернин: Мы помним, как это было в Афганистане: погибло достаточно много людей, которые как бы нигде не погибли. Кого-то привозили в цинковом гробу и говорили об этом в узком кругу ближайших знакомых. Это не та тема, которая обсуждается в обществе.
Украина в этом смысле несколько ближе к Израилю, хотя мы прекрасно знаем, что не все, погибшие под Иловайском, идентифицированы на таком уровне, что сами украинцы знают, где их могилы.

У нас есть День памяти павших в боях и жертв террористических актов – за день до Дня независимости. Это естественно, чтобы люди всегда помнили, почему у нас независимость. У нас имеется мощный механизм национальной памяти. Я не скажу, что это поставлено на поток, но это вырабатывается поколениями.

Есть ощущение, что не бывает таких решений – раз, и все, кончилось. Оно не кончится. Мы живем с этим ощущением. Мы будем держаться, потому что это наша страна, и нам некуда отсюда уходить, мы будем жить. Я думаю, украинцы тоже должны это осознать. Поколение, которое не привыкло к этой безумной идее, что может быть война с Россией и что это реальность… Ведь все мы были членами ВЛКСМ, кто-то служил в Советской армии, мы ездили друг к другу в гости, русско-украинские браки не считались смешанными, и теперь люди находятся в шоке. Но вырастет новое поколение, которое будет воспринимать это как данность – и всё.

Я думаю, в России будут рассказывать одно, на Украине – другое, и понимать друг друга будет все сложнее. Во всяком случае, я лишился возможности общаться со своими одноклассниками (я учился в школе в Подмосковье), с которыми поддерживал постоянные связи, именно по причине оценки ситуации на Украине.

Виталий Портников: Прямо со всеми?

Велвл Чернин: Да.

Виталий Портников: То есть не нашлось ни одного человека?..

Велвл Чернин: Ни одного. Тебя спрашивают: "Ты был в Киеве?" – "Был". – "Фашистов видел?". "Не видел". – "Как не видел? Там нет фашистов?" – "Не знаю, может быть, есть фашисты, как в Москве есть неонацисты, но точно не больше". – "Но ведь у тебя дед воевал?" – "У меня два деда воевали. При чем тут мой дед, если вы напали на Украину и отняли у нее Крым и пол-Донбасса?" Дальше начинается: "Я думал, что есть один еврейский фашист, выродок – это Коломойский"…

В Израиле, безусловно, гораздо больше людей, которые не приемлют концепцию "Русского мира". Конечно, там есть попытка внедрения каких-то идей этого "Русского мира": создали конгресс соотечественников, маргинальные организации, есть попытки создать какие-то требования русских как этнического меньшинства в Израиле, но это все несущественно. В Израиле ситуация совсем другая. Большинство русскоязычных израильтян мало интересуются этой темой, большинство остальных поддерживают Украину.


О том, что Украина находится в ситуации Израиля, по соседству намного более многочисленный народ, отказывающий Украине вообще в праве на самобытное существование и мечтающей стереть Киев с лица земли (цитаты найти прямо в этом журнале не проблема, хотя многие вот такие высказывания удалил, а тех, у кого каплет пена с морды от злобы, - забанил) или подобно Жириновскому мечтающий пару миллионов истребить, 15 миллионов выселить за Урал, а территорию сделать опять исконно русской. И поскольку вера в подобные вещи чрезвычайно распространена во всех слоях, то эта война надолго, на десятилетия.

Значит нам нужно присматриваться и прислушиваться к израильтянам и стараться делать как они.
Потому подобные вот этому материалы стараюсь не пропускать.
Автор утверждает. что квалифицированное большинство среди тех, кто вообще интересуется этой войной, в Израиле поддерживает Украину, самое замечательное что мой старый приятель, проживающий в Хайфе, абсолютно на 100% уверен в обратном. Ибо читает прессу на русском языке.

Конечно ожидаемо, что Чернин рассорился с школьными приятелями, но вот то, что со всеми... Что ж - русские они такие, и это надлежит учитывать.

При вопросе о Крыме -"но мы туда пришли раньше украинцев" - и это аргумент. Крымчане высказались за отделение - это аргумент.

И ни один русский ни разу - а сколько я вел таких диалогов - буквально сотни - вот ни один русский не вспомнил, что чеченцы пришли в Чечню раньше русских и высказались за отделение - но чтобы их переубедить русские просто сто тысяч человек убили.

И ни один - вот буквально ни один из моих собеседников ни доводом это не считает, ни вины за это не ощущает. Русские кажется вообще ощущают только гордость за свои подвиги по покорению грузин и молдаван и чеченцев.

И я не говорю, что это плохо или это хорошо. Я говорю, что это вот так, и это следует учитывать.

Вот затем и публикую
Tags: Израиль, РС, Россия-Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 225 comments