trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Пикейные жилеты: А. Венедиктов и В.Соловей

Бриан - это голова! Сноуден-это тоже
голова! Я скажу вам откровенно,
- Сноудену пальца в рот не клади.
Я лично свой палец не положил бы.
/И. Ильф и Е.Петров/
Вот и встретились два одиночества пикейных жилета нашей политики - на ЭХЕ. Собственно Венедиктов заявил, что это встреча старушек на завалинке, но мне идея пикейных жилетов как-то ближе. Читать весьма любопытно. Но я, верный своим дурным привычкам, позволил себе отпрепарировать беседу по своему, выделив то, что интересно мне.


А.Венедиктов
― Давайте уж, скажите мне, что вы думаете, что там, на самом деле, происходит в Донецкой и Луганской области?

В.Соловей
― Там происходит беспрецедентная для начала XXI века, да, я думаю, и для конца XX-го социальная и антропологическая катастрофа. Мы видим, как огромный регион, находящийся в центре Восточной Европы, деградирует, потому что он оказался в сфере военных действий. Он, на самом деле, никому не нужен, по большому счету, ни России он не нужен, ни Украине. Оттуда бегут люди, там разрушается инфраструктура индустриальная, просто инфраструктура разрушается. Снижаются доходы. Но самое удивительное, что люди к этому привыкли.

А.Венедиктов
― Ну, кому выгодно?

В.Соловей
― Вы знаете, это тот случай (и это в истории, кстати, очень часто бывает), когда это не выгодно никому кроме небольших групп мародеров.

Сейчас России это выгодно как средство давления на Украину, да? Она будет говорить на всех переговорах, вот, на предстоящих переговорах Суркова с Волкером, что «Послушайте, ну, мы не против, да? Ну, пусть Украина предоставит особый статус Донбассу, пусть она признает право Донбасса, право вето».

А.Венедиктов
― А нам это зачем?

В.Соловей
― Это вот очень интересный вопрос. Это то, что называют «геополитической культурой». Это вот такое убеждение российской элиты, что Россия должна контролировать или иметь право вето, по крайней мере, в отношении Украины, Белоруссии и Молдовы. В отношении, вот, этого восточного пояса.

Это убеждение, я думаю, что оно... еще в конце XVII века, то есть оно очень давнишнее. И это вот убеждение – оно такая концептуальная рамка. А, вот, как мы этого добиваемся?.. Можно, ведь, добиваться было по-разному. Вы помните, мы там газовые войны, участвовали в газовых войнах – это тоже было средство давления. Мы поддерживали Януковича. Главное – сохранить контроль.

Сейчас мы прибегли к самому сильнодействующему средству сохранения контроля вот над этим восточным поясом. Я не уверен, что это средство сработает, потому что чем активнее мы эти средства сильнодействующие применяем, тем активнее Украина уходит на Запад.

А.Венедиктов
― Остатки Украины.

В.Соловей
― Вы знаете, Украина не разрушится, совершенно очевидно.

А.Венедиктов
― Провокация не удалась.

В.Соловей
― Россия питает… У России там есть надежды (ну, у руководства), что Украина рухнет под тяжестью собственных ошибок и преступлений, что она разрушится. Нет, она не рухнула в последние 3 года. Но, вот, осенью с высокой вероятностью там может начаться политический кризис.

А.Венедиктов
― А что вы имеете в виду?

В.Соловей
― Этот кризис будет вызван давлением олигархических группировок на центральную власть с тем, чтобы добиться если не федерализации Украины де-факто, то того, что я бы назвал повышением самостоятельности регионов. С тем, чтобы сформировать новый консенсус между олигархическими группировками и центральной властью. Насколько я знаю, Россия, в общем, за этим кризисом не стоит, он возник в силу внутриукраинских причин.

А.Венедиктов
― Ну, не может быть, чтобы мы не… Ну, как вам не стыдно! Вы считаете, что мы не используем любую возможность, что ли?

В.Соловей
― Вы знаете, я очень высокого мнения о способности Москвы в любую щель просочиться, но я бы, все-таки, не стал преувеличивать наши возможности, да? Реальная политика – это, все-таки, не сериал «Семнадцать мгновений весны». Россия пытается использовать. Но там есть свои внутренние процессы. Да? Я думаю, что с высокой вероятностью там может возникнуть серьезный политический кризис, и Россия делает определенную ставку на это. Это там сделает, скажем, с ее точки зрения украинскую власть более сговорчивой. Но мне кажется, что вектор дрейфа Украины от России определился уже исторически, и его не удастся развернуть – его можно только замедлить. Украина будет от нас уходить, это несомненно.

А.Венедиктов
― Целиком?

В.Соловей
― Я думаю, что целиком. Потому что для того, чтобы она перестала уходить, Россия должна выглядеть экономически и социально привлекательной для Украины. Я уж не говорю о том, чтобы исчезли, допустим, улетучились российские отпускники и заблудившиеся…

А.Венедиктов
― Но отпуска положены, вообще-то, по Трудовому кодексу.

В.Соловей
― Вы знаете, я думаю, что эту проблему можно решить. И как говорил человек, который отвечает за отпускников, «Ну, если отдадите приказ, ну, за 2 недели мы и решим, не будет там отпускников». Но Россия бы хотела что-то взамен получить, да?

Всё начиналось, я думаю, с того, чтобы обменять там условно Донбасс на Крым, да? Вот, мы покидаем Донбасс, а вы признаете статус Крыма. Вот. Ну, и Сирия, собственно говоря, тоже поэтому. Во многом. Не только поэтому, но отчасти и поэтому появилась. Это не сработало. Ну, нельзя же просто так взять и уйти. Потому что взять просто так и уйти это означает понести серьезные репутационные потери, потерять лицо.

А.Венедиктов
― Перед кем?

В.Соловей
― Да, я думаю, что перед собой.

А.Венедиктов
― Даже не перед электоратом?

В.Соловей
― Я думаю, что самооценка – это для российского руководства это очень важный мотив, чрезвычайно важный. Я думаю, недооцениваемый внешними наблюдателями. И российскими, и внешними
-----------------------------------


А.Венедиктов
― Ну, хорошо. Вопрос вот в чем. Роль украинского фактора в российской внутренней политике.

В.Соловей
― Она традиционно велика. Роль этого фактора велика с 2004 года, еще с Оранжевой революции, поскольку это вызвало тогда страх. Вы помните, сразу же начинают формироваться разного рода, ну, тогда они не «антимайданные» назывались, а молодежные движения. Тогда как раз начинают вводиться первые запретительные, ужесточающие законы. Помните, тогда возник у нас кризис с бюджетниками, с монетизацией льгот – как его быстро разрешили. Потому что вдруг оказалось, что, вот, в соседней стране, которую Россия всегда воспринимала как плохую копию России, где говорят на исковерканном русском, где провинциальная культура, и вдруг там что-то происходит вне и помимо Кремля, и бросает вызов России, да?

Потом успокоились. Потом… Пришел Янукович. Пусть он не очень нам был близок, но он, тем не менее, был классово свой. Вот. Пусть он пытался обмануть и Европейский Союз, и Кремль. Ну, мы это понимали, относились… И вдруг там снова происходит революция.

И более того, революция происходит уже под совершенно очевидным стремлением развернуться на Запад. И вот здесь это вступает в противоречие как раз с нашей стратегической культурой – мы не можем с точки зрения, там, руководства российского позволить Украине уйти на Запад, иначе вся история России, там, с середины XVII века, она просто рухнет, она идет под откос. Потому что означает, что Россия отодвигается туда, в азиатские условно степи, откуда она начинала свой дрейф на Запад, свое движение почти 400 лет тому назад.

А.Венедиктов
― Ну, я думаю, что у нас на Украине, Валерий Дмитриевич, извините, у нас на Украине, уж слава богу, сеть влияния… Крым показал, сколько людей из власти .и из силовых структур перешло на сторону России.

В.Соловей
― Совершенно верно. И могу вам сказать, что если бы в апреле 2014 года российская армия развернутыми колоннами двинулась на Одессу и на Киев, то ее встречали бы во многих местах хлебом-солью, в этом нет никаких сомнений.

Почему это историческое решение не было принято, я не берусь судить. Для меня это, на самом деле, загадка до сих пор, хотя я знаю, что были голоса в поддержку, которые говорили «Надо входить туда. Если уж мы начали историю, то надо ее доводить до конца», да? И везя в обозе Януковича, подписать где-нибудь в Киеве договор о вечной дружбе.

О признании, конечно, Украины суверенной, но федеративной, и размещение российских военных баз в следующих городах. Вот. Эта идея была. В результате, по моим ощущениям, был выбран самый плохой вариант из всех плохих. Самый плохой.

А.Венедиктов
― Какой? Обозначьте его.

В.Соловей
― Вот этот вот Донбасс, который никому не нужен, который истекает кровью, где происходит социальная и антропологическая катастрофа, и который вызывает отчуждение Запада от России. Потому что в апреле 2014 года (я знаю это не понаслышке) из всех западных столиц звонили в Киев и говорили: «Если русская армия двинется на Киев, имейте в виду, не вздумайте сопротивляться».

А.Венедиктов
― Ну, как с Крымом. У нас же звонили.

В.Соловей
― Да, совершенно. И то же самое: «Никто не собирается вас защищать». Но видимо, решили, что сопротивление Украины (в Москве, видимо, решили) может оказаться чрезмерным. Может быть, просто побоялись принять решение, потому что это, действительно, очень серьезное, это глобальное решение, да? Вот это вот, действительно, перекроить карту Европы.

Украина – это, все-таки, страна, к которой относились со скепсисом на Западе, но, тем не менее, такой перекройки карты в Европе они допустить были не готовы.

Ну как? Не «не готовы». Они, скорее всего, приняли бы новый статус-кво, если бы Россия, скажем, действовала очень решительно и быстро, ну вот, как это можно было сделать в течение двух недель (предполагалось, что решить все эти геополитические вопросы). Но они не были решены. Еще раз, я не знаю до конца, почему. Я не уверен, что кто-то даст ответ. Возможно, решили, что Украина слишком велика, чтобы ее переварить.


Вот тут у меня сомнения начинаются. Я верю, что разговоры такие в Москве велись. Но атмосферу тогдашнюю в Украине я помню очень хорошо. Когда у военкоматов стояли очереди на запись добровольцев. Когда страну без армии вытягивали волонтеры и добровольцы. Т.е. о каких цветах говорит Соловей?

Это сегодня есть кое-где шанс на цветы, но точно не тогда. И были же соц опросы и не может он того не знать. Мне кажется, что кое-где у Соловья все еще действующий политик берет верх над специалистом, и он не упускает случая лягнуть действующую власть и показать электорату, что русские националисты были бы круче.

Да Запад требовал не сопротивляться, но народ категорически был настрое сопротивляться - и сопротивление было бы огромным - удержать Украину Россия точно не могла, она даже и захваченный Донбасс не удержала.

И вот еще одно подтверждение моей правоты - фрагмент о Боинге в конце беседы




А.Венедиктов
― Говоря о лидерах оппозиции, вы понимаете, зачем убили Немцова? С политической точки зрения. Вы понимаете, кто выиграл из-за его убийства? Выиграл ли кто-нибудь?

В.Соловей
― Я скажу так. И для вас, я думаю, не секрет, как и для меня, кого политический класс винит в этом убийстве. Но политического смысла в этом не было вообще никакого.

А.Венедиктов
― Никто не выиграл?

В.Соловей
― Нет, никто не выиграл. Это как раз тот случай, который причинил всем только серьезнейшие проблемы. Всем. И в политике это очень часто случается. Это бывают роковые действия. Да, иногда случайности, иногда просто глупости и ошибки, как мы с вами начали вначале об Украине. Вот, сбитый малазийский самолет – это роковая случайность.

Но я могу сказать, что в тот момент, когда Порошенко доложили (он сидел на Совете национальной безопасности обороны Украины), ему принесли, положили сообщение о том, что сбит самолет, он перекрестился и сказал: «Слава богу, Украина спасена».

А.Венедиктов
― Это правда, да?

В.Соловей
― Абсолютная правда. Ну, может быть, господин Порошенко со временем подтвердит этот факт.

А.Венедиктов
― Ну, со временем много чего становится известно.

В.Соловей
― Да, многое чего. Потому что в тот момент они обсуждали, у них на повестке дня стоял вопрос, сколько дней продержится украинская армия в случае начала наступления сепаратистов, вот этих добровольцев на Мариуполь и дальше. И как они начнут пробивать коридор. Они обсуждали именно это – сколько дней и часов смогут продержаться вооруженные силы Украины. А когда…

Вот, это роковая случайность, после которой, вы помните, были… Если до этого Европейский Союз колебался, были введены санкции. Не за Крым, а санкции именно за Донбасс, и они оказались довольно обременительными. После этого ситуация изменилась.

То же самое, вот, с этим убийством. Оно никому не было нужно, да? Но оно случилось.


Вот вся история о перекрестившемся Порошенко, об обсуждении сколько продержится, Украина если двинутся на Мариуполь 16 июля 2014 года - чистый и беспримесный фейк



Посмотрите как меняется карта с 4 по 11 секунды - это июль 2014 года. Войско Стрелкова просто рассыпается на глазах, быстро скукоживается подконтрольная им территория, она распадается на слабо связанные фрагменты. Как могли в это время у Порошенко обсуждать, что мы будем делать если Гиркин начнет наступать? Там могли обсуждать только как скоро мы возьмем Луганск и Донецк и что потом будем с ними делать; как показал август и Иловайск, там как раз было головокружение от успехов и уверенность что Россия сдает Донбасс.

И какой наступает перелом в конце августа на 13-14 секунде
- синие стрелки - вторжение войск из России.
Т.е. у меня нет сомнений что уж это Соловей знает - а он рассказывает сказку для лохов.
И это несколько смазывает картину - маленькая ложь рождает большое недоверие.

Но тут много чего стоит прочесть и вспомнить. И это у Соловья видимо из первых рук. он не первый раз это сообщает - "Будет приказ - и через две недели добровольцев и отпускников на Донбассе не будет.

Это для тех кто все еще видит сны о невоюющей России...

И "право вето" в самом начале - тогда опубликовали перехваченный СБУ разговор - как из Москвы Гиркину диктуют - "ты должен требовать право вето для Донбасса на любые международные соглашения Киева и на любое принятие международных кредитов" - и все мои российские читатели дружно завопили "фейк"! - а потом того же самого потребовал Лавров на переговорах.
Вот полезно, что Соловей напоминает такие вот фактики из истории - чтобы до россиян наконец дошло за что их страна воюет на Донбассе и чего она хочет от Украины.

Оказывается - за самоуважение Путина, за его высокое мнение - о самом себе.
Десять тысяч человек русские уже положили в Украине и продолжают убивать - чтобы Путин чувствовал себя крутым мачо
Tags: Венедиктов, Соловей, ЭХО, российские войска
Subscribe

  • Историческая аберрация

    Это вещь весьма распространенная. Потомуки включая даже и профессиональных историков испытывают ее, пытаясь оценить мотивы действовавших лиц и…

  • Молитва за врага

    О, как же дорог, как любезен Самой природой данный враг! /Евгений Баратынский/ Ярослав Грицак на мой глубоко не профессиональный взгляд…

  • Скандал с похищением с удьи Чауса. Продолжение

    Это абсолютно загадочная история. Судья Чаус сбежал в Молдову еще во времена президента Порошенко, бегство было загадочным. Судья был пойман на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments

  • Историческая аберрация

    Это вещь весьма распространенная. Потомуки включая даже и профессиональных историков испытывают ее, пытаясь оценить мотивы действовавших лиц и…

  • Молитва за врага

    О, как же дорог, как любезен Самой природой данный враг! /Евгений Баратынский/ Ярослав Грицак на мой глубоко не профессиональный взгляд…

  • Скандал с похищением с удьи Чауса. Продолжение

    Это абсолютно загадочная история. Судья Чаус сбежал в Молдову еще во времена президента Порошенко, бегство было загадочным. Судья был пойман на…