April 3rd, 2016

Ситуация становится тревожной

По мнению президента, статья в издании The New York Times, где говорилось о необходимости срочно назначить нового генпрокурора и начать настоящую борьбу с коррупцией, является элементом "гибридной войны" по дискредитации Украины.
REUTERS
REUTERS


Президент Петр Порошенко видит в критическом материале американского издания попытку дискредитировать Украину. Об этом он сказал на пресс-конференции во время Саммита по ядерной безопасности в Вашингтоне.

"Мне известна эта статья. Я хотел бы это четко прокомментировать. На сегодняшний день против Украины проводится гибридная война. В том числе и через механизмы распространения информации, которая дискредитирует украинское государство", — сказал Порошенко.
Напомним, в материале речь шла о том, что если президент Петр Порошенко и парламент не согласятся назначить реальных бойцов с коррупцией и внедрить серьезную судебную реформу, ситуация с коррупцией не изменится.


УНИАН

Судя по этому высказыванию, Порошенко действительно, реально не понимает, что происходит.
Он перестал подобно Путину адекватно оценивать реальность и не в состоянии объективно оценить ни как выглядит со стороны наша страна, ни как выглядит ее элита, ни как выглядит он сам и ближайшее его окружение.

Не могу исключить и того, что назначенное им же самим его окружение говорит ему, что все хорошо и прекрасно, весь мир восхищается его упорной борьбой за новую европейскую Украину - и только зависть Путина за кремлевские деньги говорит такие вещи, будто бы вся украинская элита погрязла в коррупции и ни о чем не хочет ни знать ни слышать, кроме как о личном обогащении.

Порошенко заявил о заказном характере ни много, ни мало - редакционной статьи из Нью-Йорк Таймс.
Такие вещи свидетельствуют о потере контакта с реальностью. И заставляют меня вспомнить слова, которые я услышал от одного сотрудника Администрации президента Кучмы в декабре 2004, в разгар Майдана

Понимаешь, когда долго варишься в одном котле, перестаешь ощущать, какой запах идет от него снаружи

Наталья Радина, главред Хартии'97

Наталья Радина, главред Хартии'97, объясняет настоящие мотивы снятия европейских санкций с Беларуси
Наталья Радина, главред Хартии’97, крупнейшего оппозиционного издания Беларуси, объясняет настоящие мотивы снятия европейских санкций со своей страны и вспоминает месяцы в застенках белорусского КГБ


— Ваше самое большое достижение?
— Бросила курить.
— Ваш самый большой провал?
— Я не мыслю категориями провалов. Все, что ни происходит, происходит к лучшему.
— На чем вы передвигаетесь по городу?
— Пешком.
— Кому вы не подали бы руки?
— Подлецу.

— Хочу начать с темы, которая у всех на слуху. Не так давно ЕС частично снял с Беларуси экономические и визовые санкции. Что это означает для страны?Collapse )

Уважаемый Петр Алексеевич!



Не повторяйте судьбу Януковича

Я начинаю привыкать общаться с вами посредством так называемых открытых писем. Безответных писем. Что ж, когда в молодые годы я был в Советском Союзе лагерной пылью, я также достаточно часто направлял письма главе КПСС господину Брежневу. В основном это были открытые, публикуемые в Самиздате письма. Как и в Вашем случае – безответные, все.Collapse )

Сергей Жадан. Без особого статуса


На расстоянии этого не видно, но, общаясь в Донбассе с местными жителями, ощущаешь: что‑то меняется.

После трехдневных выступлений в домах культуры, библиотеках и военных частях собираемся домой, в Харьков. Но старобельские знакомые, соорганизаторы фестиваля "Дорога на восток", неожиданно предлагают присоединиться к ним и отвезти помощь местной многодетной семье. Заезжаем в супермаркет, набираем несколько пакетов еды: сахар, муку, консервы. Едем на место. Дорога разбита, как и большинство здешних дорог. После дождей все выглядит особенно невесело. В семье пятеро детей. Они немного напуганы, не привыкли к вниманию. Но быстро адаптируются, улыбаются.

В Старобельске не было войны. Но этой семье война и не нужна, чтобы ощущать себя покинутой и забытой во времени и пространстве. У нее собственный особый статус: выживать независимо от того, что декларируют политики по телевизору. Сколько их здесь таких? Многодетных, никому не нужных. Местных или тех, что выехали сюда с оккупированных территорий. Они и до войны чувствовали себя не слишком уверенно, война же сделала их проблемы второстепенными, такими, что могут подождать. Война вообще удобный способ снять с себя ответственность. Чем украинская власть второй год и занимается.Collapse )