June 2nd, 2018

Казус Бабченко. ч.3

Продолжение, начало здесь и продолжение здесь


Русский взгляд на проблему "убийства" - план моральный
Я специально назвал этот взгляд русским, хотя в моей подборке наиболее характерных высказываний российских журналистов круче и бескомпромиссней всех оказались конечно же евреи.

Но тут ничего особенного - и в США и в Израиле самый жесткий и крайне патриотичный, и запутинский взгляд на политику представлен как раз евреями - выходцами из России и отчасти даже и из Украины.

И взгляд русский оказался оказался абсолютным и бескомпромиссным - Бабченко лжец и предатель, человек низкий и вообще оказал услугу Кремлю.

Вот характерные примеры

Олег Кашин

Извините, вернусь к истории Савченко: очень многим людям, которые тогда делали из нее Жанну д'Арк (и там, и здесь), теперь очень неловко. И по поводу Бабченко тоже неловко.Collapse )

Донбасс надвигается на Украину

Участившиеся визиты немецких политиков в Украину, вызвали к жизни оживление обсуждений по вопросу будущего Донбасса: когда, по какой схеме и на каких условиях Донбасс может вернуться в Украину

Олег Петровец



Для прогнозирования достаточно быстрых и существенных изменений в вопросе прекращения войны в Донбассе есть немало оснований.

Учитывая санкционную петлю на шее российской экономики, обострение ситуации на Донбассе, приближение избирательной кампании в Украине, усилия Германии по запуску СП-2, - учитывая все эти факторы, складывается впечатление, что точка в этом вопросе - в интересах всех сторон. И похоже, что неформальное решение УЖЕ ЕСТЬ.Collapse )

Порог боли


Михаил Дубинянский


В послевоенном Париже талантливый литератор Артур Кестлер познакомился с талантливым философом Жаном-Полем Сартром и талантливой писательницей Симоной де Бовуар.

Одно время трех интеллектуалов связывала близкая дружба. Но автор "Слепящей тьмы" считал сталинизм абсолютным злом, а Сартр и его спутница придерживались левых взглядов и симпатизировали Советскому Союзу. И в конце концов Кестлер порвал с обаятельной парой.

Объясняя этот разрыв, он напишет: "Я считал и до сих пор считаю, что дружба может быть шире политики. Но не тогда, когда "политика" означает преданность тоталитарной идеологии, нацистской либо сталинистской.

Здесь проходит рубеж, чего Сартры, при всей их утонченности, никогда не понимали".

Современному украинцу эта ситуация знакома и близка. "Дружба вне политики". "Искусство вне политики". "Спорт вне политики". Collapse )