October 28th, 2018

Зверинец евангелистов



Средневековая христианская иконография включала в себя множество мотивов — комичных, монструозных, а порой и непристойных. Много веков назад никто не видел в этом ничего необычного — но нам сегодня эти изображения кажутся странными, порой вызывающими, даже возмутительными. Книга Сергея Зотова, Михаила Майзульса и Дильшата Хармана «Страдающее Средневековье» (Издательство АСТ, 2018) знакомит читателя с удивительным миром средневековых изображений, но примечательна не только этим. Авторы книги решили, наконец, рассказать всем интересующимся, о чем же на самом деле говорят зрителю средневековые образы.


В Средневековье у каждого евангелиста был свой символ: на бессчетных изображениях вместо человеческих фигур появляются ангел, лев, телец и орел. Причем так авторов четырех Евангелий представляли едва ли не чаще, чем в людском обличье.

Источник этих образов — толкования на Откровение Иоанна Богослова, которые, переосмыслив видение Иезекииля, «разделили» четвероглавого тетраморфа на четыре отдельные существа. Во II в. Ириней Лионский, один из влиятельнейших христианских богословов того времени, впервые интерпретировал четырех «животных» из Апокалипсиса как указание на четыре Евангелия. По его убеждению, лев соотносится с Евангелием от Иоанна, поскольку оно раскрывает царственную природу Христа; телец (жертвенное животное) — с Евангелием от Луки, так как оно начинается с рассказа о священнике Захарии, приносящем жертву Богу; человек — с Евангелием от Матфея, ведь оно повествует о земном родословии Христа и представляет его «смиренно чувствующим и кротким человеком»; а орел — с Евангелием от Марка, ибо он «указывает на дар Духа, носящегося над Церковью».Collapse )

Двое из одного ларца, различны только с лица


Сергей Лещенко, журналист, народный депутат


Украина заблудилась в политиках далекого прошлого. Высока вероятность того, что до 2024‑го страной будет править Порошенко или Тимошенко. Победа каждого из них несет в себе серьезные риски

Политическая карьера Юлии Тимошенко началась 22 года назад, когда она впервые переступила порог Верховной рады. Тогда молодая шефиня корпорации ЕЭСУ (Единые энергетические системы Украины) выиграла довыборы по округу в Кировоградской области с результатом более 90 % голосов, заняв в парламенте место Василия Дурдинца, ставшего по просьбе Павла Лазаренко вице-премьером.

Петр Порошенко пополнил депутатские ряды чуть позже, в марте 1998 года, победив в винницком округе, где опередил соперника всего на 58 голосов. Учитывая, что Порошенко параллельно баллотировался в списке пропрезидентской СДПУ(о), неудивительно, что решающие голоса за 32‑летнего главу набсовета Винницкой кондитерской фабрики дали исправительные колонии области.Collapse )

Страна маминой подруги


Павел Казарин, журналист,


У каждого из нас есть образец. Страна, чью реальность мы сравниваем с украинской. Эдакий эталон, опыт становления которого считаем нормой. И раз за разом мы накладываем этот трафарет на нашу повседневность. Чтобы затем эту повседневность гневно осудить.

Мы осуждаем нашу реальность за то, что она не похожа на героический эпос. Что за пять лет коррупция и неэффективность не исчезли из нашей жизни.

Мы возмущаемся дорогами, тарифами и взятками. Договорняками, промедлением и отсутствием прорывов. И всякий раз киваем на пример других стран, будучи убеждены, что их путь к свободе и суверенитету был ровным и без ухабов.Collapse )

Облом фарта


Федор Крашенинников


Мистика авторитаризма

Череда скандалов и неудач болезненны для любой власти. Тем не менее в странах с развитой демократией никто не возлагает на политических лидеров ответственности за все происходящее. Хотя бы потому, что они и сами на это не претендуют. Демократическая политика рациональна, как и ее идеологическая база: лидер - это просто временно находящийся в должности чиновник, который по истечении установленного законом срока покинет свой пост.

Авторитаризм всегда иррационален и склонен к мистике. Да и как иначе объяснить элите и населению, почему десятилетиями должен править именно этот человек, а сомневаться в его способностях как руководителя - преступление и даже грех? Опираясь на архаичные концепции власти, авторитарный лидер как бы примеряет на себя роль древних царей. Они отвечали за все перед высшими силами, а не перед людьми, и правили не потому, что побеждали на выборах, а потому что на то была воля богов, которая проявлялась в благоволении к ним во всех их начинаниях.Collapse )