trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Антикоррупционные суды "от Порошенко"


Александр Леменов

Главный эксперт "Реанимационного пакета реформ" (РПР)


На этой неделе президент Украины наконец произнес слова, которых сторонился больше года.

Петр Порошенко обратился в парламент с предложением немедленно создать рабочую группу в комитете по вопросам правовой политики при председателе Верховной Рады либо в формате межфракционной группы для разработки законопроекта об антикоррупционном суде. Также в ближайшее время собираются создать специализированную антикоррупционную палату в Верховном суде, которая бы была кассационной инстанцией по всем антикоррупционным делам. Создание такой палаты в наивысшей инстанции будет, по плану гаранта, не вместо антикоррупционного суда, а как приложение к нему.

Законопроект следует представить персонально президенту, чтобы позже Порошенко внес его в Верховную Раду с пометкой "неотложный".

При этом президент не хочет, чтобы это стало фундаментом для политического пиара и спекуляций, ведь дело в создании эффективного и независимого судебного органа, который будет специализироваться на борьбе с коррупцией. Порошенко отметил, что антикоррупционный суд должен формироваться на конкурсной основе под бдительным надзором украинской общественности. Вместе с тем Петр Алексеевич упомянул о неуместности пытаться превратить это учреждение в политическую инквизицию.

В конце глава государства четко высказался относительно эффективного антикоррупционного учреждения, которое будет руководствоваться верховенством права и принципами национального суверенитета. Последний аккорд в волевом выступлении Порошенко прозвучал так: "Украинцы сами способны сформировать судебную систему, включительно с антикоррупционным судом".


Трансформация идей относительно создания суда

Напомним, что создание антикоррупционного суда предусмотрено принятым летом прошлого года Законом Украины "О судоустройстве и статусе судей". В этом документе не только задекларирована возможность создать такое учреждение, но и провозглашены условия его создания и проведения конкурса на должности судей. Позже были представлены два законопроекта, касавшиеся этой темы.

Первый 3 февраля 2016 г. внесла в парламент группа народных депутатов (Егор Соболев, Сергей Лещенко, Мустафа Найем, Светлана Залищук, Оксана Сыроид, Иван Крулько). Этим законопроектом (№6011) предлагается создать Высший антикоррупционный суд и апелляционную инстанцию к нему, а также специальный предупредительный механизм при отборе судей с участием международных экспертов, которые не пропустят недобросовестных кандидатов, поскольку будут иметь блокировочный пакет во время голосования. Следует подчеркнуть, что в целом процедура при отборе судей для антикоррупционных судов предлагается типичной — те же этапы отбора при участии Высшей квалификационной комиссии судей, Высшего совета правосудия и президента Украины.

Второй законопроект 31 мая 2016 р. внес член фракции БПП Сергей Алексеев. Этим законопроектом (№6529) предлагается ввести обязательную специализацию судей по рассмотрению коррупционных и связанных с коррупцией правонарушений. При этом нет положений об участии международных экспертов в процессе отбора кандидатов, что может иметь последствием откровенные манипуляции провластных элит и протягивание "нужных" служителей Фемиды в антикоррупционные палаты.

В поддержку второго варианта, предложенного нардепом Алексеевым, выступали Генеральный прокурор Юрий Луценко, представитель ближайшего окружения президента Игорь Кононенко, а также ряд неординарных фигур разного политического веса. Всем понятно, что команда Порошенко под разными медийными соусами жаждала продать западным партнерам идею создания антикоррупционных палат. Во-первых, это был бы контролируемый с Банковой процесс. Во-вторых, представители Петра Алексеевича могли бы четко прогнозировать результат и избрать именно тех судей, к которым у них есть "доверие".

Позже, 15 сентября 2016 г., во время выступления на Yalta European Strategy Петр Порошенко лично заявил, что надеется на создание антикоррупционных палат в течение месяца. У него якобы нет времени ждать полтора или два года, пока создадут антикоррупционный суд. Это казалось как минимум странным. А как максимум эти слова можно назвать откровенной манипуляцией со стороны главы государства. Создание 450 палат в судах первой инстанции и 27 палат в апелляционных — более громоздкая задача, чем создание Высшего антикоррупционного суда и соответствующей апелляционной инстанции.


Венецианский бенефис: что скажет комиссия?

Как уже отмечало ZN.UA, оба законопроекта — №6011 и №6529 — недавно переданы на экспертизу в Венецианскую комиссию. Три недели назад экспертам казалось, что этот провластный реверанс выполняет сразу две функции. Во-первых, позволяет отложить выполнение требования МВФ относительно принятия законопроекта об антикоррупционном суде. Потому что без денег от фонда трудно сверстать и выполнить бюджет. Во-вторых, отправление в Венецианскую комиссию могло привести к признанию законопроекта №6011 неконституционным из-за фигурирования в документе механизма избрания судей специальной независимой комиссией с иностранным элементом.

Сейчас можно утверждать, что первое предположение не оправдалось. Несколько недель назад Министерство финансов смогло привлечь 3 млрд долл. через размещение еврооблигаций под 7,375% годовых с 15-летним сроком погашения. Да, эти деньги значительно дороже, чем средства, которые предоставляет МВФ. Однако команда Порошенко решала несколько другие задачи, чем привлечение максимально дешевых займов. Прежде всего на Банковой больше не хотели терпеть критику относительно отсутствия реформ. Тем более, когда антикоррупционный суд был приоритетом №1 у западных партнеров. Второе, что беспокоило Порошенко, — так это макроэкономическая стабильность Украины вплоть до президентских выборов 2019 г. Третье, чем руководствовались соратники главы государства, — так это необходимостью усиления влияния на новые судебные учреждения.

В ближайшие дни должны объявить решение Венецианской комиссии относительно двух упомянутых законопроектов о создании антикоррупционных судебных учреждений. И кажется, там не будет поддержки или сокрушительной критики ни одного из них. Более того, законопроекты анализируются в политико-правовом контексте, а не сугубо в формате соответствия принципам права и конституции соответствующей страны.

Очевидно, президентская команда справилась об отдельных нюансах выводов Венецианки и потому, перегруппировав свою позицию, на Банковой пошли в контратаку, заявив о создании независимых антикоррупционных судов. При этом слова "независимый" и "антикоррупционные суды" были в разных частях выступления Порошенко.


Рецепт Петра Порошенко

Все выступление Порошенко, когда он наконец упомянул о создании антикоррупционного суда, было пронизано скрытыми месседжами, адресованными политикам, общественности и международным партнерам. Попробуем разобрать каждый из них.

Во-первых, Петр Порошенко понял, что речь не может идти о создании антикоррупционных палат в действующих судах. Это абсурд очеваидный, и потому было решено взять за основу формулировки о создании антикоррупционных судов. При этом президент передал функцию разработки нового документа предлагаемой рабочей группе (а не взятие за основу №6011 или №6529). Т.е. он удлинняет процесс.

Во-вторых, Порошенко хочет избежать ситуации, когда антикоррупционное судебное учреждение создано если не вопреки, то как минимум без его участия. Кто, как не гарант Конституции, должен получить все политические дивиденды, особенно, если суд будет создаваться ближе к следующим президентским гонкам?

В-третьих, быстрое создание антикоррупционной инстанции в новом Верховном суде (изначальная идея Порошенко) не имеет никакого смысла без создания судов первой и второй (апелляции) инстанций. Это как начинать строить дом с монтажа окон или конструирования крыши. Такие инициативы лишены какого-либо институционного смысла.

В-четвертых, президент Украины четко отметил, что создание эффективного и независимого суда поможет привлекать к уголовной ответственности коррупционеров, кем бы они ни были. Очевидно, кого-то из друзей, но, разумеется, не из ближайшего окружения Порошенко, возложат на алтарь правосудия ради политического жертвоприношения. Но превращать в инквизицию этот суд он не готов, что является неким месседжем для успокоения элит.

В-пятых, глава государства расставил все точки над і, когда провозгласил ключевые принципы, которыми будут руководствоваться во время создания антикоррупционного суда. Это верховенство права и принцип национального суверенитета. С первым все понятно, о нем любят рассказывать в каждом, даже самом темном, закоулке реформ. А вот второй аспект — национальный суверенитет — в совокупности с фразой о формировании судебной системы исключительно украинцами наводит на мысль, что президентская команда при любых условиях не оставит попыток избежать участия международных экспертов в конкурсном отборе кандидатов в антикоррупционные суды. Потому что непрогнозируемость выбора и дальнейшая неконтролируемость судей равнозначны потере контроля над всей страной, где царят коррупция и неофеодальные структуры.



Я должен предварить анализ материала важной информацией.
Еженедельником ЗН, статью из которого я привел выше, руководит Юлия Мостовая. А она жена политика Анатолия Гриценко, котороо Президент запретил пускать на эфирные каналы (его можно встретить на 112 и newsone, которые чисто кабельные). Поскольку такие мои регулярные комментаторы как 13_momeht и thomas_brute уверены, что Гриценко - политический лузер, то вся критика в адрес Президента и его команды со стороны ЗН объяснякется по их убеждению исключительно завистью лузера к Порошенко и не носит объективного характера.
Ну а "Реанімаційний пакет реформ", который представляет автор статьи, вообще непонятная организация очевидным образом работающая на гранты и защищающая иностранные интересы, а maestros_bay наверняка знает, что им платит Путин.
Предуведомив читателя о недостатках источника информации, возвращаюсь к содержанию материала

Его суть - такой вот анализ новых заявлений Президента по поводу Антикоррупционного суда (АКС).
От давления МВФ он на некоторое время освободился благодаря облигациям, но в вопросе об АКС как оказалось давит не только МВФ, но и ЕС и США. Потому, поколебавшись, он отказался от очередного намерения так делать реформу, чтобы видимость была, а сущность оставалась: тут прокуратура яркий пример - созданы новые органы НАБУ и САП, но остался прежний механизм и мы имеем независимого генпрокурора Луценко без юридического образования, но зато кума Президента, каким был и Пшонка для Януковича, тот правда был профессионалом; соответственно, можно по-прежнему расправляться с неугодными и развалить дело, если оно "не ко времени", ГПУ ведь старая).

Т.е. не будет новых подразделений у старых судов, а придется создавать таки Антикоррупционный суд.

По мнению автора упоминание в речи Порошенко о принципе национального суверенитета означает, что не только в сами суды, но и в комиссии по их отбору ниодноо иностранца не допустят, так что суды получатся вполне управляемые "нужными людьми": проиграв обшществу под сумасшедшим давлением США и МВФ в вопросе о НАБУ и получив независимый - реально независимый - орган следствия, повторять эту ошибку с судом Президент не намерен. Суд должен быть как и Генпрокуратура органом власти Президента.

Так трактует слова Порошенко автор. И я лично склонен с ним согласиться.

Но читатели могут думать иначе. И потому я спрошу их мнение

Итак проводим опрос
Poll #2073366 Каким окажется Антикоррупционный суд в результате реформы от Порошенко

Будет ли новый Антикоррупционный суд, формирование закона о котором инициирует Порошенко, независимым органом хотя бы в той же степени, что НАБУ

да, будет
3(17.6%)
нет, это будет еще один суд, контролируемый президентом
6(35.3%)
президентский контроль будет, но существеннно ослабленый
3(17.6%)
трудно сказать
5(29.4%)

Tags: ЗН, коррупция, президент, суды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments