trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Category:

Их нужно выслушать - и выслушать внимательно


Анастасия Береза, Юлия Мостовая, Сергей Рахманин

    

Цветущее дерево со сломанной веткой — так нарисовала войну львовская девочка Настя.
Настя написала: "Я очень хочу, чтобы в Украине закончилась война, и люди не должны были бы "становиться героями", а имели возможность жить…".

Учиться жить после смерти — этому нелегкому искусству вынуждены обучаться родные тех, кто не вернулся с войны на востоке.
Мы уверены, что голос людей, отдавших Родине самое дорогое, должен быть услышан. "Зеркало недели. Украина" совместно с благотворительным проектом "Небесная гвардия" выступили инициаторами опроса членов более 1000 семей погибших военнослужащих. Чтобы узнать как они живут и как, по их мнению, жить стране.

91% семей, с которыми удалось установить контакт, прошли испытание опросом. При том, что обычно в телефонных опросах только 25% соглашаются отвечать и доходят до конца анкеты. Мы благодарим каждого за проявленное при общении мужество и приносим извинения за невольно причиненную боль.

Мы не случайно самым первым задали семьям погибших вопрос, казалось бы, предполагающий очевидный ответ. И не просто так предложили шокирующие, на первый взгляд, варианты ответов. Сострадание — не единственное, с чем они сталкиваются.

321       


Квадратные метры и нули многим наблюдающим заслонили горе, которое они призваны хотя бы частично компенсировать.
"Ну, ты же получила 600 тысяч!" — всерьез утешают соседи вдову "киборга" с двумя маленькими детьми.
Чужие еще более жестоки и бесцеремонны. "Вам что, полученных денег мало?" — вслух раздражаются чиновники. Чиновники — вообще отдельный разговор. Почти все они, за небольшим исключением, будто заточены сделать процесс получения помощи наиболее трудным, болезненным и унизительным. Большинство семей не получают помощь, а добиваются ее. После того как их близкие погибли на необъявленной войне в Донбассе, они вступают в войну у себя дома — унизительную и изматывающую — за положенное им по закону. Впрочем, может, именно это и помогает пережить первые месяцы горя. "Если бы я не боролась тогда за квартиру, — вспоминает вдова погибшего солдата из Киева, — то сошла бы с ума. А так мне некогда было плакать, я бегала собирать справки и ругаться".

В последние два года ситуация только ухудшилась. Об этом свидетельствует опыт общения сотрудников "Небесной гвардии" с тысячами родственников погибших. Государственные служащие не стесняются открыто обвинять нынешних, даже погибших военных, в меркантилизме и демонстрировать в связи с этим пренебрежение к чувствам их родных. "Я его туда не посылала!" и "Зачем вы его туда отпустили?" — самое деликатное, что приходится слышать матерям, отцам, женам, мужьям, детям.

И все же большинству украинцев "желтый дьявол" не застит глаза. Две трети семей погибших получают поддержку и, обратите внимание, — показатель поддержки довольно высок по всей стране, но выше всего — на Востоке. При этом там же — самый высокий показатель "враждебности" по отношению к семьям и почти самый высокий — "равнодушия".

Поддержку местной власти ощущает минимум половина всех опрошенных. И это не может не радовать.

321       


В первый год войны самой распространенной, быстрой и, что отрицать, простой помощью были деньги. Наш опрос показал, что теперь, спустя несколько лет после первых и самых массовых потерь, финансовая помощь необходима лишь пятой части опрошенных. Оказалось, что больше всего семьи нуждаются в консультационной юридической поддержке — многим в силу возраста, здоровья, семейных обстоятельств и отсутствия опыта бывает непросто разобраться с документами для получения выплат, жилья, земли, льгот на оплату коммунальных и т.д. Многие беззащитны перед местной властью и служащими в защите своих прав.

Юристы, ваш выход! И этот клич мы адресуем не только вставшей на ноги в последние годы системе безоплатной правовой помощи. Во всех регионах страны у юристов есть возможность подставить плечо семьям тех, кто подставлял грудь под пули и "Грады". "Небесная гвардия" располагает контактами тех, кому нужна ваша помощь, и будет рада поделиться. Разумеется, предоставлять такие услуги гораздо сложнее и хлопотнее, чем просто перевести деньги, но, как мы видим, гораздо нужнее.

И все-таки самый главный ответ на поставленный нами вопрос не в том, какая помощь нужна, а в том, что половине не нужна никакая. Это вовсе не значит, что заботиться об этих людях не нужно. Это значит, что забота о них лежит не в материальной плоскости. Она — в плоскости памяти.

С памятью, на наш взгляд, дела обстоят намного хуже. Война еще продолжается, но уже только четверть опрошенных считают, что для сохранения памяти о тех, кто погиб в самые сложные годы, делается достаточно. Столько же людей думают, что власть и общество не делают ничего.

321       


Родные погибших жаждут внимания, почитания. К себе и своим утратам. Главным образом — от представителей власти. А на практике даже мемориальные таблицы и переименованные в честь погибших улицы — это, чаще всего, не предложения со стороны местных политиков, а победа в борьбе с ними. В Херсоне, например, отказались переименовать улицу Дзержинского в честь 18-летнего добровольца Александра Райхерта, а киевский завод "Авиант" долгое время отказывался повесить фото десантника Анатолия Доценко.

Войне без малого четыре года. Но даже сейчас многие из нас затрудняются определить отношение к ней.
Власть прогнозируемо лицемерит. Одновременно воюя и торгуя с оккупантом. В публичных заявлениях должностных лиц словосочетание "война с Россией" фигурирует часто, но в нормативные акты эта формулировка предусмотрительно не переносится. Юридическая стыдливость, продиктованная политической целесообразностью.

Мы считали важным дать слово тем, для кого безвозвратные военные потери — не омертвевшие строчки. Их мнение о войне важно. Потому, что с помощью родных опосредованно слышим голоса тех, кто замолк навсегда. Потому, что утратившие близких имеют особое право судить о войне и мире, об ответственности и вине, о наказании и прощении, мщении и сострадании. Их точка зрения должна быть услышана. Всеми нами. И, в первую очередь, теми, по чьему приказу их близкие пошли на смерть.

321       


56% опрошенных родственников погибших считают вооруженный конфликт в Украине войной с Россией. Региональные отличия минимальны: данный вариант ответа избрали 57% участников опроса на Западе и в Центре, 54% — на Юге, 51% — в столице и 49% — на Востоке. Еще 19% называют кровавое противостояние на Донбассе вооруженным конфликтом со сторонниками т.н. ДНР и ЛНР, поддерживаемыми Российской Федерацией.

Важная цифра: войну на Донбассе назвали гражданской лишь 4% участников опроса. Примечательно, что такое мнение разделяет лишь 6% опрошенных на Востоке. Живущие в прифронтовых областях находятся в максимальной близости к зоне боевых действий, часто и непосредственно сталкиваются с теми, кого принято называть внутренне перемещенными лицами. Именно поэтому важно: ответственность за разжигание и продолжение войны жители этого региона возлагают, в первую очередь, на Россию. А не на сепаратистов, и, тем более, не на население Донбасса. Даже с учетом того, что мы говорим о родственниках погибших, чье мнение следует воспринимать как субъективное. В этих ответах — очевидное отрицание тектонического внутреннего раскола, о котором охотно разглагольствуют московские пропагандисты.

Эту тенденцию подтверждают ответы на вопрос о дальнейшей судьбе оккупированных районов Донбасса.

321       


Цифры красноречивы: 81% опрошенных убеждены, что неподконтрольные территории должны быть возвращены. Лишь 9% ратуют за безвозвратное отрезание мятежных земель. Региональное единодушие в ответах — налицо.

Особого внимания заслуживает аргументация. 71% членов семей погибших считают, что воссоединение необходимо, поскольку "Украина должна быть восстановлена в своих законных границах". То есть — война за территории, а не за людей? От столь категоричного вывода удерживают следующие цифры: только 6% считают, что неконтролируемые территории должны быть отрезаны, поскольку проживающие на них люди стали чужими и жить с ними в одной стране не получится.

Насколько решительным было абсолютное большинство опрошенных в вопросе о будущем Донбасса, настолько же человечным оно оказалось, когда речь зашла о способе достижения этого будущего.

321       


Опираясь на данные опроса, можем предположить, что люди, пострадавшие от войны, зачастую лучше разбираются в ее этиологии. Косвенным подтверждением тому могут служить ответы на вопрос о Крыме.

321   


"Воевали бы за Крым — не пришлось бы воевать за Донбасс", — эту точку зрения часто приходилось слышать именно из уст фронтовиков, а также родственников погибших и раненых в зоне АТО. Возможно, уверенность в том, что за АРК следовало драться, зиждется на убежденности: главная причина начала этой нескончаемой войны — в той, не начавшейся.

С одной стороны, Киев оказал слишком уж вежливый прием вооруженным "зеленым туристам". Чем пробудил у Москвы желание и дальше изучать госграницы дозволенного. С другой — пример скорого и безболезненного территориального отжима оказался заразительным и для тех жителей материка, кто не столько мечтал о "русском мире", сколько жаждал высоких российских пенсий и зарплат.

Курок был взведен в Севастополе и Симферополе. В Славянске и Краматорске осталось лишь нажать спусковой крючок.

Особенно интересно ознакомиться с мнением участников исследования по поводу будущего статуса Донбасса. 75% убеждены, что край после его полного освобождения должен иметь такие же права и полномочия, как и все прочие отечественные регионы.

321       


Следует заметить, что ответы большинства родственников погибших замечательным образом согласуются с предписаниями Конституции — в вопросах суверенитета, защиты территориальной целостности, территориально-административного деления, разделения сфер влияния властей. Политикам, включая самого главного, ей-богу стоит поучиться у этих людей законопослушанию и гражданственности.

Свой голос за особый статус Донбасса подали только 8%. И этого недостаточно для подтверждения тезиса о безальтернативности Минских соглашений.



Я не хочу это комментировать. По крайней мере не сразу.
Это голоса тех, кто принес Родине тягчайшие жертвы, потерял самых близких людей.
И мне кажется, что каждый должен прочесть это со вниманием, прежде всего не авторский комментарий а самые таблицы. Внимательно и неспешно вглядываясь в цифры

И да - еще есть их мнение кого и как следует амнистировать. Но это я решил отложить материал и так трудно обозрим.
Tags: ЗН, Мостовая, война-последствия, социология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Recent Posts from This Journal