trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Category:

Запоздалые выводы

Московские эксперты по внешней политике говорят о том, что Кремль должен изменить свой курс, но кажется время уже упущено


Российская внешняя политика не справляется с поставленными задачами. Украина продолжает интегрироваться в европейские институты: визовый режим упрощен с июня 2017 года, а в марте 2018 года страна была признана потенциальным членом НАТО. В США президент Дональд Трамп в значительной степени сохранил политику своего предшественника, а иногда действовал и жестче, хотя его критика в отношении России, несомненно, не идет ни в какое сравнение с риторикой остальных членов его администрации. В Европе электоральные победы поддерживаемых Россией евроскептиков Франции , Германии и Италии пока не привели к краху единства стран ЕС по вопросу продления экономических санкций и не смогли предотвратить беспрецедентную волну высылки российских дипломатов .

Именно в этом контексте российское внешнеполитическое экспертное сообщество все громче выражает критику поведения Кремля на международной арене, подчеркивая просчеты, которые легли в основу российского подхода к Украине, США и Европе.

Украина

Как и предполагал Джеффри Манкофф в 2014 году, российская политика в отношении Украины, направленная на силовое препятствование ее интеграции в ЕС, привела к «усилению украинского национализма и приближению Киева к Европе». По словам главы Московского Центра Карнеги Дмитрия Тренина, российско-украинский кризис во многом объясняется неспособностью Москвы «воспринимать Украину всерьез, комплексно, и изучать ее внимательно, без эмоций». Тренин, давно ратующий за принятие Россией своей европейской идентичности и за отказ от попыток создания сферы влияния на постсоветском пространстве, правильно указывает, что Россия «игнорирует реальную Украину», отрицая ее независимость от России и лелея мечту о постсоветской интеграции.

По словам Игоря Зевелева, эта концепция «стала синонимом войны» для украинских властей и народа, а весь остальной регион относится к ней с огромной долей скепсиса. Обратить вспять такое восприятие практически невозможно.

Соединенные Штаты

Предложения российского экспертного сообщества по реформированию подхода к США безнадежно запоздали, потеряв уже свою актуальность. Любая связь с Москвой сейчас настолько токсична для Вашингтона, что многие законодатели из обеих партий конгресса считают неприемлемым сотрудничество с Москвой и по вопросам взаимных интересов – от кибербезопасности до терроризма. Как и в случае с захватом американских заложников в Иране, событием, определившим ход ирано-американских отношений на долгие годы, обвинения в российском вмешательстве в американские выборы 2016 года, скорее всего, будут определять ближайшее будущее российско-американских отношений. В обозримом будущем примирения ждать не стоит.

Поэтому выводы недавнего доклада московского аналитического агентства «Внешняя политика», в которое входят Андрей Цыганков, Андрей Сушенцов и Сергей Маркедонов, лишены практической ценности. В докладе сегодняшнее положение российско-американских отношений рассматривается как результат непонимания Москвы того, как устроена американская политика. Авторы призывают российских лидеров «разобраться, наконец, как работает американская политическая система, и начать делать то, в чем Москву давно обвиняют: создать легальное лобби как систему непрямого влияния на американскую политику».

Такие шаги, несомненно, способны несколько улучшить российско-американские отношения, но они не смогут их починить. Сегодня невозможно представить успех лоббистских усилий или возвращение таких организаций как «Национальный фонд в поддержку демократии» в Россию, а половинчатые уступки и жесты доброй воли не способны разрешить отравляющие отношения между странами фундаментальный вопросы, затрагивающие широкий спектр тем – от вмешательства в выборы до нарушения международного права. Кортунов в статье, опубликованной Валдайским клубом, напоминает своим читателям, что «глубинное государство» (так он называет США) состоит из «рационально мыслящих профессионалов», которые «имеют значительный опыт взаимодействия с Москвой» и «едва ли могут считаться упертыми параноиками, экзальтированными конспирологами или генетическими русофобами».
Но Вашингтона нет ни желания, ни политической воли, чтобы институализировать взаимодействие с Москвой. И это вряд ли скоро изменится.

Европа

Как и в случае с США, претензии ЕС к России выходят далеко за пределы российских связей с такими партиями, как «Национальный Фронт» или «Альтернатива для Германии». Россия стала вызовом для европейских институтов и ценностей, вторглась в соседние суверенные страны, чтобы предотвратить их интеграцию в Европу, и пыталась склонить страны ЕС к сотрудничеству через демонстрацию военной силы и гибридные методы. Даже если Москва перестанет поддерживать все ультраконсервативные движения в Европе, это не остановит увязку России с крайне правой идеологией, т.к. это гарантирует консервативный поворот, который Россия осуществила в 2012 году, когда Путин вновь вернулся к президентству.

Конечно, воодушевляет, что российское внешнеполитическое сообщество рефлексирует на тему ошибок, которые завели Кремль в текущую ситуацию, но это не имеет ни краткосрочной, ни среднесрочной пользы. В значительной мере нынешнее положение вызвано маргинализацией российских дипломатов как участников принятия решения по вопросам внешней политики в России. Во всех трех вышеупомянутых случаях – в отношении Украины, США и ЕС – от России требуется применить на практике все выученные уроки, а для этого потребуется кардинальное изменение российской внешней политики или значительные изменения внешнеполитической обстановки. Простого осознания ошибок недостаточно, да и произошло оно слишком поздно.


Линкольн Пигман


Статья подробно расписывает внешнеполитические провалы Путина на трех западных направлениях: Украина, США, ЕС.
То, что это именно провалы, профессионалам понятно уже давно. Если и Шендеровичу понятно, что Путин сплотил Украину и вызвал буквально аллергию к "русскому миру", то тем более это понятно профессионалам-международникам.

И понятно - пока Россия претендует на роль гегемона на постсоветском пространстве, пока она убивает украинцев и оккупи рует украинскую территорию, никаких особых позитивных сдвигов в российско-украинских отношениях ожидать не стоит, скорее можно ожидать,ч то отношения будут ухудшаться.

Отношения со США так плохи, какими они не были даже при Рейгане, тут пожалуй времена Трумэна нужно вспоминать, чтобы найти аналогии. И как это обычно в мировой политике, потери от этого несут обе страны, но более болезненные потери достаются более слабому. а в этом противостоянии более слабая сторона это очевидно Россия.
И сплочение электората для избрания Путина уже произошло, сильнее его сплачивать уже некуда, и в дальнейшем от этого обострения отношений вред достаточно хорошо просматривается, но вот пользу разглядеть нелегко.

Отношения с Европой в целом тоже очевидным образом ухудшились и тоже потери от этого прежде всего несет Россия.

Однако вот что принципиально важно, и в этом главный посыл статьи: косметическими мерами возникших проблем не решить. Необходимо не толко кардинально изменить подходы российской дипломатии, это уже не поможет.
Неорбходима кардинальная ломка сложившихся в головах стереотипов, и в частности их ломка в главной голове России. И не менее необходима категорическая ломка российской пропаганды - причем как внешней, так и внутренней, без этого необходимого элемента никакой существенный прогресс в международных делах достигнут не будет.

Однако страна, долго упивавшаяся своим величием и своим всемогуществом - вот сделаем, что хотим, а нам за это ничего не будет: утрутся и проглотят, никуда не денутся, потому что мы великие, духовные и храбрые, а они мелкие трусы и торгаши - страна подсела на такою оценку себя и Запада как на наркотик.

И отказ от этой концепции может вызвать ломку - и очень болезненную ломку. Причем что самое тяжкое - ломка будет и у Великого Вождя. Ибо ему предстоит осознать, что он вовсе не Великий Вождь и Любимый Руководитель - просто мелкий хулиган, который раздобыл волыну и терроризировал свой квартал, и все шло замечательно - пока не пришла полиция.

Вот вернуться к статусу питерской шпаны, величья наглотавшись всласть, - боюсь, что такой подвиг - даже ради России - рабу, истомленному галерами, уже не под силу.
А без осознания реалий существенный прогресс скорее всего окажется недостижимым.

Да, можно сговориться с Порошенко и продать ему Донбасс за отказ Порошенко от Крыма - но особенно существенных сдвигов все равно не произойдет. А внешняя политика всегда продолжение внутренней, значит без сдвигов внутри нечего рассчитывать на сущностный прогресс снаружи.

А внутри - только путь через ломку.
России придется расплатиться за длительное нахождение в кайфе - а оно всем известно какое. Похмелюги и очень болезненной не избежать
Tags: Россия, США, Украина, политика, расплата
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Это черт знает что такое

    Да я читал что вороны - сообразительные животные. И даже сам о том писал. Но то, что творится на этом видео - такое даже представить себе я не…

  • Британские ученые сообщают

    Новые штаммы вируса внесли изменения в клиническую картину течения COVID-19. Если раньше характерными признаками были лихорадка, постоянный…

  • Сеанс без магии, но с разоблачением

    Воспоминания бывают грустны, причем зачастую приятно-грустны, бывают ностальгичны, также не без приятности, но бывают и болезненны. Однако в любом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments

Recent Posts from This Journal

  • Это черт знает что такое

    Да я читал что вороны - сообразительные животные. И даже сам о том писал. Но то, что творится на этом видео - такое даже представить себе я не…

  • Британские ученые сообщают

    Новые штаммы вируса внесли изменения в клиническую картину течения COVID-19. Если раньше характерными признаками были лихорадка, постоянный…

  • Сеанс без магии, но с разоблачением

    Воспоминания бывают грустны, причем зачастую приятно-грустны, бывают ностальгичны, также не без приятности, но бывают и болезненны. Однако в любом…