trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Category:

Куда движется Европа


Ветеран украинской политики Владимир Горбулин, директор НИСИ академик Горбулин опубликова на страницах еженедельника большую статью.

Она действительно велика, но зато без труда может быть разрезана на части, посвященные проблемам различных стран. И я, подумав, решил, что и читать, и обсуждать проще будет части.
И решил начать с обсуждения будущего Европы



Европа никогда не существовала.
Европа — не сумма национальных суверенитетов…
Европу еще нужно создать
.
Жан Монне
Европа тоже находится в состоянии поиска. В недавнем выступлении Джорджа Сороса прозвучала очень точная оценка того, что происходит с Европой: "Европейский Союз втянулся в экзистенциальный кризис. На протяжении последнего десятилетия все, что могло пойти не так, пошло не так".

Следует констатировать: кризис действительно охватил Европу — и это кризис ответов на вопросы о том, кто такая Европа, кто такие европейцы и чего они хотят. По большому счету пропало полноценное вИдение "европейского проекта" — куда он движется и согласны ли с этим все его участники?
Попытки евроинститутов сконструировать вариацию на тему "новой исторической общности" в формате "европейского народа", не увенчались успехом. А значит — не были внятно сформулированы параметры того, кто такой "европейский народ" ("европейцы") и чего они хотят (кроме общих разговоров о "благополучии", "уровне потребления" и "ценностях").

Именно на этом фоне пышным цветом расцвели разнообразные популистские партии, предлагающие максимально упрощенные, порой откровенно примитивные ответы на эти два простых базовых вопроса. И уже сейчас мы видим вполне однозначный тренд: Европа сильно "правеет", быстро сегментируется, на поверхность всплывают подавленные "национальные интересы". Лучший пример — история вокруг "Северного потока-2".

По меткому замечанию одного из наших дипломатов, своей позицией по этому проекту Германия четко разъединила общеевропейский интерес и национальный немецкий интерес. В условиях кризиса проекта "Европа" немцы сделали свой выбор: игра соло им показалась лучше и интереснее, чем непонятный коллективный "европеец" с его ограничениями и обременительными для национальной экономики идеями. Причем эта игра проходит в полном соответствии с предельно циничной realpolitik, где слабых или зависимых партнеров обманывают или "хотя бы" не принимают в расчет, а национальный интерес доминирует над любыми внешними обстоятельствами.

Те, по сути — кулуарные, договоренности, которых А.Меркель достигла с В.Путиным в Сочи, те заявления, которые были ими сделаны в отношении стран Восточной Европы, — все это и есть контуры новых сговоров. Важно отметить: эти решения принимались вовсе не какими-нибудь политиками из "Альтернативы для Германии" или очередными "путинверштехерами" (Putinversteher) — это позиция того же канцлера Германии, которая раньше неоднократно критически подтверждала понимание (невосприятие) таких вещей, как оккупация Крыма Россией, сбитие российско-террористическими войсками МН17 или сознательный срыв Москвой минского процесса. Все это не помешало принять нужное решение в нужный момент, поставив под удар всю Восточную Европу.

Но это решение — нечто большее, чем просто проблема государств вроде Польши, Украины или стран Балтии. Это свидетельство попытки Германии и ряда европейских стран выстроить новую (а скорее — очень старую) архитектуру Европы с тенденцией к деконструкции надъевропейских структур, реверсом интеграционных процессов, укреплением национальных государств. "Северный поток-2" для Германии — это выбор стратегического партнерства — США или Россия. Похоже, что свой выбор Берлин сделал.

Для Германии это означает почти тотальное доминирование в Европе, при одновременно усиливающемся стратегическом противостоянии с США (впрочем, в определенных пределах). И хотя речь пока не идет о возвращении к business as usual, но приоритеты уже понятны: Германия хочет и готова быть ключевым партнером России в Европе, конвертируя свой особый статус по части контроля над европейскими энергопотоками в политическое влияние. А ведь еще не так давно именно европейские лидеры говорили, что энергетику и энергоресурсы нельзя использовать как оружие…

Почти идентична ситуация с Францией. Первые жесткие заявления Э.Макрона о российском "Спутнике", о необходимости ужесточить законодательство, дабы не допустить кампаний по дезинформации, — постепенно сошли на нет.

Ныне его риторика стремительно меняется — как минимум последние несколько месяцев мы наблюдаем стремительный дрейф в сторону мягкого заигрывания с Москвой. (Не хотелось бы думать, что проблема — в лаврах мастера игры с Москвой де Голля, не дающих покоя последним французским президентам.) Ключевой посыл этого движения — "экономика прежде всего". Накануне визита Э.Макрона в Санкт-Петербург министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил, что "Россия — великая страна, она может стать партнером", а сам Макрон отметил, что "я хочу вести стратегический и исторический диалог с Владимиром Путиным, привести Россию в Европу". Эту же линию он продолжил и на самом Петербургском международном экономическом форуме, дружески назвав Путина "дорогим Владимиром" и выразив уверенность в том, что место России — в Европе. Не иначе, как влияние "белых ночей" — или все-таки амбициозность "неоголлизма"?!

В русле подобных позиций руководителей двух ключевых стран ЕС, давно претендующих на геостратегическую тандемность, перспективы сохранения санкций против России — дело весьма туманное. Впрочем, следует объективно признать: во многом Россия адаптировалась к режиму санкций, и того негативного эффекта, который ожидался, они уже не производят. Хотя они сохраняют достаточно важное политическое значение — это четкое сообщение об общей позиции, о том, что поступать как Россия нельзя. Есть большие сомнения, что практика санкций — это надолго.

Недавно к "двуединой" команде любителей питерских "белых ночей" по-французски и завсегдатаев сочинских пляжей по-немецки активно примкнула Италия, где вновь сформированное правительство из популистов всех мастей прямо говорит о курсе на отмену санкций. То, чего можно ждать от Италии, ярко иллюстрирует следующий факт: министр внутренних дел Италии (во многом ключевого для страны министерства, с учетом проблем с нелегальной миграцией) Маттео Сальвини является ярым сторонником В.Путина и не стесняется фотографироваться в футболках с его изображением на Красной площади. Хотя Италия и не поехала на чемпионат мира по футболу…

Не будут вне этого процесса стоять и другие страны. Например, Австрия прямо заявила, что, несмотря на все проблемы, у нее отношения с Москвой сохраняются на прежнем уровне и она готова развивать экономическое сотрудничество. Двусмысленной оказывается позиция и некоторых восточноевропейских стран, той же Венгрии.

Сказать, что это было неожиданно, означало бы слукавить. В середине 2016 года я предупреждал об очень значительном риске того, что Европа может стать неким коллективным "гюлленцем" из произведения Фридриха Дюрренматта "Визит старой дамы" и "сдать" — под внешне красивым и внутренне вполне практичным предлогом — Украину. Похоже, что под призывы к "конструктиву", "взвешенности" и "экономике без политики" Европа действительно пошла именно таким путем. Тогда же я предупреждал, что не может быть долгосрочной стратегией Украины идея "добиваться продления санкций против России". Быть тактическим приоритетом — конечно. Но не стратегией.

Должны ли мы "обижаться" на Германию и Францию за их поведение? Сомнительно. Должны ли мы быть предметнее в своих запросах и претензиях? Несомненно. Уже очевидно, что наш нарратив украинско-российского конфликта не находит отклика в "циничных" (впрочем, в терминах realpolitik кавычки здесь отнюдь не обязательны!) душах европейских политиков. Возможно, нам стоит перестать им его навязывать. Возможно, нам стоит выстраивать такие же прагматичные отношения с Германией, какие она пытается выстроить с другими европейскими государствами. Абстрактный эмоциональный разговор о "предательстве ценностей" лучше заменить куда более предметным разговором на тему гарантий для Украины после запуска "Северного потока-2" или о возможных точках для компромисса между нашими странами по этому вопросу.

В целом все указывает на то, что целый ряд европейских стран начал процесс переструктуризации европейского проекта: вместо разнообразных "целей европейской пятилетки" (в духе "Европы разных скоростей", "Более тесного союза" или "Европы регионов") вырисовывается вполне осязаемая попытка строительства "Европейского содружества наций" по образцу Британского содружества, где крупные государства (прежде всего Германия и, хоть и в меньшей степени, — Франция) будут напрямую выстраивать двусторонние отношения с меньшими странами, используя в качестве стимула свой экономический и военный ресурс, а также энергетику (как мы это видим на примере "Северного потока-2"). В целом это не противоречит и озвученной недавно Дж.Соросом идее "Европы многих платформ". Но следует понимать, что в стратегической перспективе это дезинтегрирует ЕС (а косвенно — и НАТО) как единую структуру, при этом часть ее наднациональных органов останется, перейдя в статус и уровень эффективности, аналогичный ООН.

Парадоксальным образом последним сдерживающим бастионом на пути развала ЕС на мелкие удельные княжества стоят те самые европейские бюрократические структуры, которые обычно мы привыкли обвинять в "неповоротливости", "негибкости" и "безразличии", прежде всего — Еврокомиссия и сформировавшийся вокруг нее и ее производных (под)класс евробюрократов. Переживет ли эта структура геополитический шторм — непонятно, но то, что будет пытаться играть в свою игру, — очевидно. Уход Великобритании из ЕС во многом может стать примером "теории разбитых окон" в отношении ЕС — до того момента сама мысль, что из ЕС можно выйти, у многих не появлялась. Великобритания задала новую норму, а может — и целую тенденцию.


Как видим, многоопытный ветеран видит вполне четкую для него картину.
В этой картине ЕС превращается в торгово-таможенный союз, причем неясно удастся ли сохранить единую валюту, проект наднациональной конфедерации то ли умер, то ли отложен до греческих календ, европейские наднациональные структуры в плане действенности превращаются в нечто вроде ООН.
Германия претендует на первое место и управление Европой, интересы младших партнеров будут проигнорированы, а главным инструментом власти над другими европейскими странами становятся "особые отношения" с Россией.

Поскольку по этому же пути и с использованием тех же инструментов собираются двинуться Франция и Италия, то нетрудно сообразить, что начнется. Начнется конкуренция за право быть самым особым среди особых союзников России. А поскольку в эту конкуренцию будут втянуты самые большие европейские страны, нетрудно предсказать, что останется от Брюсселя.

Но тут есть нюанс.

Горбулин прямо пишет, что при выборе с кем быть с Америкой или Россией - Германия однозначно сделал выбор в пользу России. Тут не то, чтобы я взялся критиковать человека, чьи знания и опыт несопоставимы с моими, - но вот вопросы у меня возникают.

И первый из них - а как быть с НАТО и вообще с вопросами безопасности. Потому что нельзя быть в полном экономическом и политическом союзе с Россией - и при этом требовать от США обеспечения собственной безопасности - отмечу, прежде всего - безопасности от той же России.
Американцы могут и не захотеть - конечно разумно доить двух маток, и выгодно, но вот одна из них - США - явно не настроена такое терпеть.

Т.е. если Германия по слову Горбулина четко в особые союзники выберет США, То Америка пожелает ей успеха, но откажется финансировать из своего бюджета Германскую безопасность.
А "особые отношения" с Россией абсолютно не гарантируют безопасности от России - Крым и Донбасс прямо и всем это указали.

И эта мелкая деталь может не удержит Италию, она никогда не видела русских танков на своих улицах, она далеко, но вот Германию - Германия точно это все прекрасно помнит. А Меркель просто выросла в присутствии этих танков.

Потому мне непонятно - как Германия собирается примерять "особые отношения" с собственной безопасностью. Она может поймать одну точку в виде СП-2, может рассматривать свою позицию как шантаж и торг с американцами. Но реально двинуться по этому пути, на котором грозят развалиться и ЕС и НАТО - я не думаю что это возможно. И экономически, и политически, и военно - Германия намного сильней привязана к США и ЕС.ч ем к России.

Господство Германии, даже в союзе с Францией, над Европой - возможно только при наличии и активном функционировании и ЕС и НАТо, но никак при их отсутствии и сомнительно при их кризисе.

И это мой главный вопрос при чтении этой статьи


PS Моя гипотеза - Горбулин сознательно перегнул палку и сгустил краски. Ибо хочет напугать и украинских политиков, и гражданское общество. И тем стимулировать активно изменения во внешней политике. и бОльшую степень готовности к автономному плаванию и вообще бОльший расчет на себя и свои силы, свою активность.
Но это всего лишь гипотеза
Tags: Германия, Горбулин, Европа, прогноз
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments