trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Война прав и договоров

Елена Зеркаль, замминистра иностранных дел и один из лучших наших юристов-международников вместе с Тарасом Качкой помогают читателям ЗН разобраться в хитросплетениях политико-правовой войны России против Украины

Это чтобы понимать наше поведение в Большом Договоре и в в опросе принадлежности Азова; текст рассчитан на лиц, которые интересуются правовыми основами поведения Украины в отношении к России и к наличному массиву неработающих соглашений. Авторский текст я несколько сократил


Провозглашение в 1991 г. независимости, к сожалению, не смогло сразу изменить как сознание правящей элиты, так и подсознательное ощущение зависимости от России.

Де-юре, получив независимость, Украина фактически подверглась манипуляции со стороны России относительно необходимости углублять договорно-правовые отношения и начала нормировать все сферы правоотношений. Так, на протяжении 23 лет Украина создавала массивную договорную базу с Российской Федерацией, и к началу агрессии у нас было свыше 400 разных договоров. Даже сегодня никто не может точно подсчитать их реальное количество, особенно межведомственных. Причем общей чертой всех двусторонних договоров, за единичными исключениями, является то, что они не содержат механизмов правового урегулирования споров.

Именно с таким заделом Украина вошла в новые реалии отношений с Россией, которая не только нарушила принципиальные нормы обычного международного права, почти все двусторонние договора, но и начала игру "поймай меня, если сможешь" в правовой плоскости. Вместе с тем избавиться от всех существующих между Украиной и Россией договоров одним махом не получится. Всюду нужны индивидуальные решения и ответ на вопрос, как конкретный договор и его положения могут помочь и какие угрозы он несет.

Развитие событий вокруг Азова и решение дальнейшей судьбы Большого договора доказывают, что поспешный разрыв соглашений с Россией может, скорее, создать проблемы, чем прекратить нарушение суверенных прав Украины. При определенных обстоятельствах эти соглашения могут быть полезны, поскольку обязывают не только нас, но и Российскую Федерацию. И порой то, что было нам навязано и считалось некорректным, может сыграть в нашу пользу.

Урегулирование отношений в акватории Азовского моря и Керченском проливе всегда считалось сомнительным, если учесть компромиссы, к которым нас побуждали откровенно недружественные действия России как в 1990-х, когда они постоянно препятствовали свободе рыболовства и навигации, так и в начале 2000-х — в связи со строительством на Тузле.

Цель постоянного давления со стороны России была понятна: оставить все как было во времена Советского Союза. В случае Азова и Керченского пролива — это статус внутренних вод.

С провозглашением независимости Украиной этот статус был утрачен навсегда. Но после откровенной угрозы силой на Тузле Россия вроде бы добилась своего, и Украина подписала документы о том, что Азовское море и Керченский пролив "исторически являются внутренними водами Украины и Российской Федерации", или "внутренними водами двух государств". Было ли это поражением Украины? Формально — да.

Но есть и другая сторона истории. Концепция внутренних вод Украины и Российской Федерации так никогда и не реализовала себя. Единственным работающим элементом этой концепции является взаимная свобода навигации Украины и России во всей акватории Азовского моря. Все остальные суверенные права остались индивидуальными, и каждая сторона реализовывала их в своей части Азова. И международно-правовой базой для реализации этих прав была именно Конвенция ООН по морскому праву. То есть "внутренних вод двух государств" и общего суверенитета двух государств в акватории Азовского моря никогда как таковых не было.
Более того, в рамках работы над делимитацией границы стороны даже признали береговую линию друг друга.

Наша позиция по Азову
Требование прекратить нарушать наши суверенные права мы выдвинули сразу же, еще в 2014 г. Потом продолжались консультации и другие попытки убедить РФ прекратить произвол в Черном и Азовском морях. Поскольку эти попытки оказались напрасными, Украина в 2016 г. инициировала судебное разбирательство нарушения морского права со стороны РФ. С того времени был сформирован состав трибунала, который будет рассматривать дело, и, главное, Украина представила свой меморандум в деле, который содержит все наши доказательства и правовые аргументы.

В августе этого года арбитры решили разделить процесс на две составляющих — юрисдикционную и по сути. Согласно стандартному правилу процедуры, РФ еще в мае подала свои возражения относительно юрисдикции, и, конечно же, один из пунктов в возражениях — Азовское море и Керченский пролив имеют статус внутренних вод, а потому у арбитров нет юрисдикции решать дела о нарушении украинских прав со стороны России.

Рассмотрение вопросов юрисдикции для нас не столько вызов (позиция РФ достаточно предсказуема), сколько важная возможность получить ответ по сути о природе наших договоров относительно Азова и Керченского пролива. Для того чтобы ответить на вопрос, есть ли у трибунала юрисдикция рассматривать наш иск, арбитры должны тщательно изучить природу наших двусторонних договоров.
Правовые позиции арбитра по этому вопросу станут лучшим показателем для того, как в дальнейшем развивать правовые отношения с РФ в отношении статуса Азова и Керченского пролива.

Решение по юрисдикции можно ожидать в течение 12–15 месяцев.

Это оптимальный путь к четкости и однозначности в Азовском море. Это то, чего Россия всегда избегала. Ведь все, к чему она стремилась, — это создать такое туманное состояние, в котором имеют вес лишь политика и сила. От своих намерений РФ не отказалась. Даже формально — возражение против юрисдикции трибунала по морскому праву означает одно: по мнению России, нет другого пути, чем политические договоренности на основе права сильного.

Поэтому наш единственный шанс — тщательно готовить позицию по юрисдикции и защищать интересы Украины всеми правомерными способами.

Наша юридическая борьба имеет также значение и для международного признания правомерности наших действий. Многие страны разделяют наше видение того, что является правомерным и противоправным в Азовском море. ЕС, США, Канада и другие страны осудили строительство Керченского моста. Государственный департамент США осудил злоупотребление РФ в международном судоходстве. Курт Уолкер довольно четко высказался о различиях в видении статуса Азова между Россией и международным сообществом.

Правомерность нашей позиции позволяет говорить о предоставлении поддержки нашим Вооруженным силам, об усилении дипломатического и санкционного давления на Россию.

Вдобавок к тому, что мы по сути правы, в нашу пользу играет и то, что мы не скрываем того, как непросто формировалась договорная база с Российской Федерацией по Азову. Наоборот — освещение всех деталей и нюансов ярко доказывает, под каким давлением находилась Украина и в каких условиях формировалась действующая договорная база.

Позиция по Большому договору - почему не разрывали
Практика составления договоров и их применения всегда принимается во внимание при рассмотрении споров. И денонсация договора не освобождает от этой истории. Поэтому разрывом соглашения ошибок не исправишь.

Так в случае с Договором о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией. Россия нарушает этот договор, все его положения. И если мы прекратим этот договор, мы не накажем Россию. Привлечь ее к ответственности можно лишь в условиях, когда договор Россию связывает.

А вот согласиться на его применение в течение следующего десятилетия, вроде бы ратифицировав его снова, мы не можем. Ибо так мы признаем, что готовы называть наши отношения "дружбой, сотрудничеством и партнерством" в нынешних условиях. А это принципиально невозможно.

Возможно, это звучит как правовая казуистика, но она чрезвычайно важна. Расторгнуть договор не в наших интересах, но в наших интересах его не пролонгировать.

Поэтому во время сообщения России о непролонгации договора мы еще раз подчеркнем, что непролонгация не влияет на обязанность устранить нарушения договора, возникшие в период его применения (1 апреля 1999-го — 31 марта 2019 г.), на текущие судебные и другие процессы мирного урегулирования споров и на обязанность России придерживаться других норм и правил международного права, в том числе других действующих договоров между государствами.

И потому мы снова пригласим Российскую Федерацию дать свое согласие на рассмотрение всех споров, которые возникают из этого договора в Международном суде ООН. Поскольку мы должны постоянно подчеркивать: пока договоры с РФ не дают возможности решать дела в судебном порядке, они действительно не стоят бумаги, на которой напечатаны.

Россия постоянно пытается избегать правовой оценки своих действий, пытается все перевести в политику. Наша задача не просто отмахнуться от всего этого наследия, как от хлама (хотя львиная доля договоров с Россией им и является), а заставить Россию свои обязанностей соблюдать.


Поскольку в Договорах нигде не прописаны ни последствия нарушения, ни порядок разрешения споров (что свидетельствует о политико-дипломатической девственности лиц, которые готовили договоры к подписанию, а может и даже скорее - о политической девственности лидеров которые их подписывали)- постольку задача привлечения России к ответственности юридически чрезвычайно трудна. И разрыв Договоров лишь усложнил бы эту задачу и без того непростую.

И первым шагом в нужном направлении является признанием международными юридическими институтами их компетенции рассматривать эти договоры - ведь Россия прежде всего отрицает любые права международных организаций оценивать действия России - ИМЕННО НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ.
Грубо говоря, Россия не признает Украину как субъекта международного права, а только лишь в качестве подмандатной территории России.

Однако это ставит международные организации в крайне сложное положение - они давно суверенитет Украины признали, Россия его тоже вроде бы признала - а теперь от своего же признания отказывается, утверждая, что "все это было понарошку", ну, "вы же видите что это не государство", "оно же завтра развалится" и вообще там фашистынанцистыбандеровцы.

Потому задача Украины терпеливо и настойчиво гнуть свою линию в дискуссиях правовых, объясняя на пальцах незадачливой Европе: вот мы тоже считали как вы сегодня себя в безопасности, - и вот что мы получили.
Если не хотите себе такого же - начните работу сегодня же, не хотите войны на своей территории - воюйте сегодня в судах.
Имено это по сути и говорит Зеркаль
Tags: ЗН, Россия-Украина, право
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments