trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Геополитический развод века (заказной материал)


Питер Дикинсон, Atlantic Council


В следующем месяце ведущая европейская бюджетная авиакомпания начнет осуществлять регулярные рейсы из Украины по многим направлениям в пределах Европы. Изменения в украинской авиационной индустрии – лишь один из многих путей, по которому страна отходит от России в глобальном направлении со времен кульминации евромайдана в начале 2014 года и старта гибридной войны Владимира Путина. С тех пор российская доля в украинском экспорте упала с 24% до 9%, а доля российского импорта в Украину сократилась вдвое. С ослаблением экономических связей между Киевом и Москвой, украинский бизнес начал открывать для себя жизнь после России. Лишь в 2017-м торговля Украины со странами ЕС выросла почти на четверть, а одним из крупнейших международных рынков для сбыта украинской сельскохозяйственной продукции стала Индия. Внутри страны на место традиционных российских партнеров начали приходить американские компании.

Хуже того, Москва быстро исчерпывает арсенал инструментов «мягкой силы», направленных противостоять крушению российского влияния в Украине. Визиты многих российских знаменитостей больше не желательны в Украине, где пожертвовали понятием общей культуры из-за необъявленной, но активной войны между двумя нациями.
Не справляется Кремль и с делами духовными. С началом боевых действий миллионы украинцев повернулись спиной к Русской православной церкви, целыми общинами переходя в Киевский патриархат. Ожидается, что в течение следующих нескольких месяцев Константинопольский патриарх дарует Украине полную православную независимость от России. Это в самое сердце поразило бы исторические претензии России к Украине, отобрав у Москвы власть над местными православными, а заодно значительно усилив в стране ощущение национальной идентичности.

Травма от российского вторжения привела к массивным сдвигам украинского общественного мнения в пользу поддержки членства в ЕС и НАТО, поскольку жажда более тесных российских связей теперь измеряется единичными знаками. И хотя в ближайшее время вообще трудно представить Украину членом НАТО или ЕС, возвращение на российскую орбиту выглядит куда более неправдоподобным. На самом деле пророссийские идеи стали политически токсичными в сегодняшней Украине и маскируют свои позиции языком прагматизма.

И это не то, на что рассчитывал Путин, когда впервые отдал приказ захватить Крым. Москва планировала сбить Украину с дороги на Запад. А получилось так, что конфликт развивается вне контроля Кремля, превратив неуклюжие отношения в геополитический развод века. И этот развод быстро приближается к точке невозврата. Поскольку Украина все больше привыкает к жизни без привычных атрибутов постсоветской зоны комфорта, примирение становится все менее вероятным, а жажда отделения – все более устойчивой.

В публичном пространстве российские лидеры все еще отрицают историческую потерю влияния. Они говорят о неизбежном будущем сближении с Украиной, обвиняя в нынешнем расколе внешние факторы. Кажется, что Москва возлагает надежды на президентские и парламентские выборы в Украине в 2019 году, и это не более чем выдавать желаемое за действительное для сверхдержавы, которая отказывается признать, что допустила огромную ошибку. В глубине души члены близкого окружения Путина должны осознать, что дни пророссийского большинства в украинской политике прошли.

В течение последних четырех лет Кремль время от времени демонстрировал свою готовность платить невероятно высокую цену за то, чтобы не дать Украине уйти из московской орбиты. Отказываясь отступить из Украины, Россия позволила себе убить собственные отношения с Западом. Сейчас Москва в процессе инициирования аналогичного разрыва с глобальным руководством православной церкви – все потому, что не может отвлечь их от явления религиозной независимости Украины. Такие драматические мероприятия – это нечто большее, чем иррациональное поведение униженного любовника или отвергнутого мужа.

В то время как большинство россиян во многом безразлично наблюдают за такими бывшими государствами-вассалами, а ныне членами ЕС, как Польша и страны Балтии, они все же склонны рассматривать Украину как страну, которая практически ничем не отличается от их собственной. Благодаря размыванию границ любое успешное движение украинского общества навстречу европейской модели неизбежно станет колокольчиком для подобного развития внутри России. Страх «украинского эффекта домино» преследует Кремль со времен Оранжевой революции 2004 года.

При небольшом аппетите Запада к прямой конфронтации, Украина находится в неустойчивой позиции – пользуется значительной международной поддержкой, но по большому счету один на один противостоит одной из самых мощных и неразумных наций мира. Начиная с 2004 года, украинцы превзошли все ожидания собственными силами противостоять гибридной атаке России, достигнув значительных успехов навстречу все большей интеграции в широкий мир. И они должны смириться с тем, что Россия будет продолжать представлять для них экзистенциальную угрозу еще много лет. Это означает бессрочно держать линию фронта, которая простирается от Азовского моря до киберпространства. Если развод является окончательным, то другого выбора нет.


Читая этот текст, я испытал странное чувство. Временами ощущение, что я сам заказал этот текст Atlantic Council.Так много тут совпаадений давно выдвинутых и пропагандируемых мной - а кроме того подчеркнуты мысли, которые я обсуждал буквально вчера.

Например указано на стратегический фундаментальный просчет внешней политики Путина в вопросе об Украине: Москва планировала сбить Украину с дороги на Запад. А получилось так, что конфликт развивается вне контроля Кремля, превратив неуклюжие отношения в геополитический развод века.

А я только вчера писал, что уверенно планируя операции, Кремль ошибается в стратегии ибо находится в плену собственной пропаганды и неверно оценивает силы, возможности и ситуации, неправильно выбирает врагов и союзников. И сегодня Дикинсон подтвердил - все так и обстоит.

И Дикинсон выдвинул объяснение другой проблемы, которую я также затронул вчера - почему Россия нормально воспринимает любой национализм, кроме украинского?

Потому что русские ложно веками полагали, будто украинцы - ну это же почти русские... Но из такого ложного представления следует, что если украинцы могут подобно полякам уйти на Запад, к либерализму, демократии и прочим ужасам Европы, то это может соблазнить и россиян. А вот это уже - ночной кошмар и для российской власти, и для всего российского консерватизма и традиционализма, это угроза "колоссальной докембрийской плите традиций". И понятно, что ощущаемая угроза и страх перед ней провоцируют озлобление, ненависть - и огромную агрессию, перед которой украинцы первоначально пасовали. Украинцы не могли поверить, что братья-русские могут ТАК их ненавидеть - и потому больше месяца сдавали свои территории с очень вялым сопротивлением. НО враг у границ Днепра и Запорожья - отрезвил нацию.

А возврата к прежнему уже не может быть. Между нами тысячи трупов, тысячи искалеченных, миллионы беженцев - это реальные достижения России в Украине.

Ну и наконец. Я очень давно, задолго до начала этой войны утверждал, что в реальности Россия нам не союзник, а враг непримиримый и стратегический, и что положение Украины сродни положению Израиля: рядом с нами превосходящий нас противник, отказывающий нам в праве на существование, мы "Израиль на Днепре" - и первый раз я об этом написал лет 6-7 назад не меньше. И в меня показывали пальцем, а то и крутили им у виска.

А сегодня уважаемое американское издание пишет, что украинцы должны смириться с тем, что Россия будет продолжать представлять для них экзистенциальную угрозу еще много лет. Это означает бессрочно держать линию фронта.

Действительно ощущение, что это заказной материал - и даже если бы я его заказал,он для меня не мог бы быть лучше
Tags: НВ, Россия-Украина, проблема, стратегия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments