?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Выражают глубокую озабоченность
trim_c

Вы удивитесь, но это не западные политики по поводу очередной выходки России. Это как раз россияне -и притом по очень разным поводам


Индекс озабоченности проблемами – от социальной несправедливости до экологии – вырос до докрымского уровня


АЛЕКСЕЙ ЛЕВИНСОН

Советская статистика любила брать для сравнения 1913 г. Нам сегодня тоже стоит вспомнить 13-й год, но нашего века – 2013 г. Тогда индекс озабоченности россиян 15 наиболее тревожащими проблемами общества достигал значения в 440 пунктов, а рейтинг Владимира Путина упал до своего минимума в 61%. Но потом оказалось, что это был год предкрымский...

Все помнят, как возникло особое состояние общества, которое стали назвать «крымской эйфорией»: Крым наш, и это так важно, что внутренние проблемы отступили. На жизнь люди стали смотреть менее пессимистично: стали меньше замечать «ухудшение состояния среды», меньше беспокоиться по поводу «роста наркомании» и др. Более того, повысилось почти в 1,7 раза одобрение правительства, в 1,5 раза реже стали говорить о «коррупции и взяточничестве», о «произволе чиновников». Претензии по поводу «платности, недоступности образования» сократились. Даже на «резкое расслоение на бедных и богатых, на несправедливое распределение доходов» стали смотреть полегче. К осени 2013 г. ощущение, что наша мораль и нравственность в кризисе, имела почти треть россиян. После крымской виктории это тягостное чувство у половины из них ушло.

Напомним, на чем основывалась «крымская эйфория»: на том, что Россия, играя силой, поступила наперекор Западу, а весь Запад, в том числе его великие державы, ничего не смог этой силе противопоставить. Значит, мы (равно)великая держава, снова такая, какой был незабвенный Советский Союз. Запад ответил санкциями, Запад ответил политической блокадой. Но ее как бы не замечали. Мы праздновали свой триумф: что ваши санкции в сравнении с нашей силой и лихостью! Есть основания полагать, что блокада сильно продлила этот праздник для патриотов, он же каникулы для властей. Власти, понимая, что эти каникулы рано или поздно кончатся, укреплялись, как могли, в материальном, в пропагандистском ну и в силовом отношении.

И тут – на тебе! Весть о продлении пенсионного возраста резко обострила все негативные социальные чувства и реакции. Индекс озабоченности проблемами, что составлял 440 пунктов в 2013 г. и падал до 320 в 2017 г., вырос опять до 438 пунктов в августе 2018 г. Озабоченность экологией удвоилась, безработица беспокоит почти полстраны, а среди рабочих и служащих – более половины. Опять растет недовольство различными формами того, что считают социальной несправедливостью. Доля не одобряющих деятельность Путина, снижавшаяся в посткрымский период до 10%, теперь выросла втрое (в 2013 г. она доходила до 37%). Бархатный сезон закончился.


Тут наглядно демонстрируется, что интерпретация данных социологии - дело для профессионалов. И вред наносят не опросы, а их ложная или поверхностная интерпретация,осуществляемая профанами.чаще всего - журналистами.

Вот вполне очевидно: с коррупцией, некомпетентностью и экологией, за последние два года ничего особенного в России не случилось. Проблемы были, проблемы остались, но их острота практически не изменилась.

А уровень озабоченности россиян каждой из этих проблем вырос на 40% - это очень ощутимый рост. Но причина кроется - вообще не в этих вопросах. Причина - в новом пенсионном законодательстве, вызвавшем эмоциональный взрыв.

И россияне на губернаторских выборах показывают "козью морду" кандидатам от единой России выбирая в место них лдпэровцев и коммунистов, которые, скорее всего, намного менее пригодны для исполнения важной государственной службы. А главное вовсе и не желают этой службы. Но дело сделано.

Голосования эти как и данные опросов эмоциональны, нелогичны и разумеется нуждаются в интерпретации. Но я хочу еще раз сказать: мысль, что каждый научившийся понимать цифры и рисовать графики пригоден для ПОНИМАНИЯ результатов соцопросов - мысль глубоко ложная.
Потому что мы - социальные приматы, и в социальном плане склонны намного больше руководствоваться эмоциями, чем цифрами и фактами.

И именно потому мы есть и всегда будем "биомассой", материалом для манипуляций ловкими проходимцами, которых мы зовем политиками. И Путин в этом плане демонстрирует характерные черты своей профессии, тут он от Тимошенко или Жириновского принципиально не слишком отличен. Разве что тем, что в жестокости и цинизме он сильно их превосходит.

И спокойно идет на горы трупов, в том числе и русских трупов - для поднятия своего рейтинга, что он и продемонстрировал в 14-м.
А ход событий после 14-го показал ему, что подобный взгляд на политику приносит быстрые дивиденды, но пагубен на длинной дистанции, ибо не считается со стратегическими факторами.

Но возвращаясь к интерпретации социологических данных отмечу: чтобы чувствовать себя на этой ниве уверенно нужен специфический опыт.
Нужно знать материал - т.е. страну, регионы, имущественные и возрастные страты,нужно для каждой из этих групп знать какие моменты могут вызвать эмоциональную реакцию, которая может разрушить показатели в совсем других местах - нужно многое знать помимо того, что получилось в таблицах и графиках, чтобы верно понимать, что происходит. И все равно случаются осечки.

Невежды, наблюдая как прокалываются специалисты делают вывод, что они ничем не хуже. А верный вывод прямо противоположен - procul este, profani, там где и опытнейшие порой ошибаются, там неопытным и вовсе делать нечего