?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Перспективы санкций
trim_c

ГАЗЕТА.Ru 28 сентября 2018

Пачки резаной бумаги: как санкции повлияли на банки

Прямой и косвенный эффекты от западных санкций достигнут пикового значения для России в 2020-2021 годах. Самое страшное, что может произойти — запрет для российских банков на расчеты в долларах. К такому выводу пришли члены Клуба банковских аналитиков при Высшей школе экономики. У ЦБ на случай очередного форс-мажора есть план «Б», но о нем ничего не известно, а Минфин уже назначил руководителя в антисанкционный департамент.

Санкции Запада против России — установлены не на годы, а на десятилетия. Как поправка к закону о торговле США, предложенная конгрессменами Джексоном и Вэником и введенная в 1974 году против СССР, которая была отменена только спустя 38 лет. С такого пассажа началось в четверг заседание Клуба банковских аналитиков и макроэкономистов при НИУ ВШЭ. Члены клуба сосредоточились на обсуждении проблемы влияния санкций на банковский сектор России и на экономику в целом.

Отключение простых россиян
По мнению члена клуба Максима Осадчего, Россия вынуждена всерьез отнестись к санкциям, и кое-что уже сделано в этом направлении. Например, происходит переориентация бизнеса с Запада на Китай, выпущено уже 43 млн банковских карт «Мир» — на замену MasterCard и Visa, ЦБ РФ сокращает инвестиции в американские казначейские бумаги и запасает наличные доллары.
В этой связи Осадчий пересказал слухи с финансового рынка: якобы власти заготовили 5-6 вагонов долларов налички, если мерить стодолларовыми купюрами. Доллары приготовлены на случай, если население при очередной волне санкций побежит в обменники или начнет резко забирать валютные вклады.
При этом российские банки на фоне угрозы новых санкций поступают иначе: ввозят евро, а долларовый поток снижают.

«Но этих мер явно недостаточно. Особенно на фоне «адских» санкций США, угрожающих отключением России от расчетов в долларах через глобальную систему SWIFT», — сказал Осадчий.
Эксперт предостерег от попыток заменить расчеты в твердой валюте на национальные валюты.

«Нужен ли нам переход к расчетам на «зайчики» и иранские риалы? Зачем нам оставаться с пачками резаной бумаги?», — спросил Осадчий, резко обозначив проблему, которая сейчас действительно на слуху.
Пессимистический уклон в обсуждении темы попытался сбить финансовый аналитик Александр Кудрин. Он считает, что в среднесрочной перспективе «не очень велик риск» отключения банковской системы России от расчетов в долларах.

Законы в США принимаются не быстро. «Средний срок прохождения законов через конгресс — 224 дня», — успокоил Кудрин и выразил надежду, что не все госбанки, если такой закон все-таки примут, попадут под санкции.

Например, крупнейший из российских госбанков не должен попасть под отключение, иначе этот закон будет направлен против обычных россиян, а не против политиков и бизнесменов в окружении российского президента, как это задумывалось, аргументировал Кудрин.

Доминирование госбанков сильнее санкций
Но Кудрин и сам добавил пессимизма. Предположение о том, что санкции обострят конкуренцию в банковском секторе России и кредитование станет гибче лишены оснований.

«Доминирование госбанков останется, так как у частных банков накопилось много проблем», — сказал Кудрин, по всей видимости, намекая на массовый отзыв лицензий у банков.
Единственный реальный риск из-за санкций — это падение доходов от природной ренты. На этом настаивал доцент РАНХиГС Сергей Хестанов. По его наблюдениям, Россию в последние годы теснят с рынка углеводородов. Ключевые конкуренты — США и Евросоюз.

Он обратил внимание коллег на парадоксальную ситуацию, когда Россия вместе со странами ОПЕК+ хочет ограничить добычу нефти ради сиюминутной выгоды. Но эти попытки приведут к тому, что «к концу 2019 года добыча нефти в США вырастет на 2,5 млн баррелей в стуки». Хестанов при этом сослался на прогноз нефтяной компании BP.

Похожая ситуация и с газовым рынком той же Европы; сейчас он в основном сориентирован на поставки природного газа из России, но все больше становится глобальным и зависимым в большей степени от СПГ и США. Это случится уже к концу 2019 года.

Скептически оценил влияние санкций на банковский сектор и Константин Корищенко, заведующий кафедрой факультета финансового и банковского дела РАНХиГС. На фондировании банков, например, санкции почти не сказались. А те проблемы, которые есть с длинными деньгами возникли не сейчас и не при президенте Трампе, а еще в 2014 году, когда ЦБ отпустил рубль в свободное плавание.
Корищенко считает, что санкции лишь обострили внутриэкономические российские проблемы. Даже рекордный отток капитала — это всего лишь следствие того, что экспортерам стало некому продавать валюту внутри страны и они предпочитают аккумулировать ее на зарубежных счетах, что формально фиксируется, как отток.

План «Б» есть, но о нем никто не знает
Санкции и геополитика все же влияют негативно на банковский сектор. Это признала Елизавета Данилова, директор департамента финансовой стабильности ЦБ РФ. Из-за этого растет волатильность на рынке. Нерезиденты выходят из российских госбумаг — тоже факт. «Но ситуация спокойная и не представляет опасности для финансовой стабильности», — отметила представитель регулятора.

Когда Данилову спросили, а имеет ли ЦБ план «Б» на случай принятия конгрессом «адских санкций» и отключения от расчетов в долларах, представитель ЦБ уклончиво сообщила, что запасные варианты имеются.

«Предположим, для физических лиц, если начнется массовое снятие валютных вкладов, вы запасли наличные доллары. Часть депозитов покроется этими запасами. А что делать с компаниями, имеющими валютные счета?» — спросила банковский аналитик Ольга Беленькая.

Но конкретного ответа на вопрос не последовало.
Аккуратнее призвал относиться к проблеме санкций Дмитрий Тимофеев, руководитель недавно созданного в Минфине департамента контроля за внешними ограничениями.

В четверг финансовое ведомство официально сообщило о назначении Тимофеева «временно исполняющим обязанности директора департамента». В компетенцию подразделения со штатом в 35 человек будет входить «межведомственная координация по вопросам разработки и реализации мер по снижению негативного влияния и противодействию ограничительным мерам в финансовой сфере в отношении России и российских компаний». В Минфине считают, что это позволит «централизовать и создать инфраструктуру для оперативного реагирования на любые новые ограничительные меры».

«Экспертное сообщество любит нагонять всякую жуть про санкции. Ради интереса СМИ», — заявил Тимофеев на своем первом выступлении в новом качестве.
Он перечислил меры, которые Минфин предпринимает, чтобы снять зависимость российской экономики от санкций и цен на углеводороды. Санкции и «бюджетное правило», которое сейчас применяется в отношении излишков нефтяных доходов, по выражению Тимофеева, «изолируют нас от внешней зависимости».

Все российские банки столкнулись со снижением прибыли из-за санкций, до 10-15% в среднем, считает аналитик группы исследований и прогнозирования АКРА Василиса Баранова. Влияние санкции на экономику России в целом также нельзя недооценивать.
Причем, не все эффекты от американских санкций против России или Китая возможно просчитать точно, имеются косвенные эффекты. Санкции сдерживают долгосрочный рост.

«А увеличение протекционизма в мировой торговле будет означать снижение спроса на экспорт в России. Из-за этого эффект на темпы роста российской экономики в краткосрочной перспективе может составить минус 2-2,5 п.п.», — считает эксперт АКРА.


Эффект от санкций достигнет пиковых значений к 2020-2021 году, резюмировал Хестанов. Это наложится на цикличность кризисов в экономике. С этим никто из членов клуба спорить не стал.


Я не берусь спорить с экспертами, тем более при обсуждении ситуации российской экономики.
Отметил лишь две вещи: практически полное единство касательно обострения кризиса 2020 году и разноголосицу мнений по поводу влияния санкций.

Любопытно, что чем ближе к власти тот или ной специалист, тем ниже он оценивает влияние санкций на российскую экономику; что тут сильнее сказывается: лучшая информированность относительно планов властей по противостоянию или необходимость поддерживать официальный оптимизм - судить не берусь.

Последние записи в журнале


  • 1
«увеличение протекционизма в мировой торговле будет означать снижение спроса на экспорт в России»

Неужели со временем представители предприятий, ориентирующихся на внутренний рынок, таки потеснят экспортёров? Первый блин с Грудининым вышел комом. Но процесс идёт.

Это ты про импортозамещение?
А что, есть успехи с этим7

Вы бы научились обращаться на "Вы" к людям, с которым на брудершафт не пили. Глядишь, Вам станут отвечать по существу.

Я понимаю, что мы уже не первый десяток лет живём в условиях доминирования субкультуры гопников, но Вы же комментируете в журнале приличного человека.

Пора бы уже тебе запомнить, что на "вы" надо заслужить.
А твои рассуждения, говорят об обратном.


Кстати, переход на личность, как раз признак отсутствия аргументов.



==Прямой и косвенный эффекты от западных санкций достигнут пикового значения для России в 2020-2021 годах. ==

Это они про эффект от существующих санкций?
Или уже просчитали (интересно как) эффект от всех возможных санкций в будущем?
Или сами готовятся к какому-то событию в 2020-21 годах?

Edited at 2018-10-02 12:46 (UTC)

  • 1