?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Пределы компромисса и реальность угроз
trim_c


Михаил Дубинянский


В наших реалиях удобное слово "компромисс" слишком часто служит эвфемизмом, маскирующим нечто унизительное, малодушное и дурно пахнущее.
Очертить понятийные рамки не так уж сложно.

Настоящий компромисс никогда не бывает односторонним. Настоящий компромисс всегда оставляет место для тебя самого, твоих принципов и ценностей. Если же ты должен пожертвовать всем, а другая сторона – ничем, то подобное решение называется не "компромиссом", а "капитуляцией".

В частности, когда пророссийское лобби в Украине призывает к "диалогу и компромиссу", никто не надеется, что в рамках этого компромисса РФ откажется от аннексированного Крыма или согласится с украинским движением на Запад. Нет, Кремль не собирается жертвовать ничем принципиальным для себя, а ждет от Киева безоговорочной геополитической капитуляции.
Конструктивный компромисс с нынешним российским руководством нереален: поскольку в своих чаяниях оно просто не оставляет места субъектной Украине.

Сегодня об этом говорят и пишут многие. Но немногие задумываются о том, что та же логика касается и внутренних украинских дел. Мы переживаем исторический момент, когда очерчиваются цивилизационные контуры будущей Украины.

Страна должна договариваться о самой себе; договариваться о консервативном и модерном, о правом и левом, о самобытном и поликультурном, о религиозном и светском.

В теории это подразумевает интенсивный национальный диалог и поиск компромиссов.
Но на практике нередко наблюдается иная тенденция: более толерантная часть общества готова шаг за шагом жертвовать своими принципами и ценностями – чтобы строить новую Украину вместе с людьми, которые не жертвуют ничем и гнут собственную агрессивную линию.


Можно шутить об "атеистах Киевского патриархата" и рассматривать Томос как элемент гибридного противостояния с Москвой. Но реальность такова, что для кого-то все происходящее – лишь повод для насаждения украинского варианта "духовных скреп". Играя на патриотическом энтузиазме, эти люди уже требуют принудительных школьных молитв и обязательных уроков христианской этики.

Они всерьез рассуждают о всемирном заговоре Ротшильдов и Сороса, клеймят загнивающий Запад и собираются спасать страну от "гомодиктатуры". И конструктивный компромисс с ними нереален: поскольку в своих чаяниях они не оставляют места современной Украине, терпимой к различным религиозным и нерелигиозным взглядам.

Можно рассматривать праворадикальное насилие как горькое лекарство, принимаемое воюющей Украиной. Можно убеждать себя, что во время схватки с "русским миром" избиения и погромы обоснованы и оправданы.

Но реальность такова, что для самих радикалов насилие никогда не было горькой пилюлей: оно было и остается лакомством, которое наши ультраправые поглощают с удовольствием и с возрастающим аппетитом.

И конструктивный компромисс с ними нереален: поскольку в своих чаяниях они не оставляют места правовой Украине, где гражданин защищен от произвола и агрессии.Можно рассматривать любые запреты и ограничения, генерируемые депутатами и чиновниками различных уровней, как необходимый инструмент обороны. Можно писать о том, что война вынуждает Украину выходить из зоны комфорта и закручивать гуманитарные гайки.

Но реальность такова, что многие люди просто страдают нетерпимостью к чужому, и им просто нравится запрещать что-то чужое и ограничивать чужую свободу.

И конструктивный компромисс с ними нереален: поскольку в своих чаяниях они не оставляют места свободной европейской Украине.

Украинская независимость не может выступать предметом торга. Но предметом торга не могут выступать и ценности, наполняющие нашу независимость цивилизационным содержанием.

Базовые права человека. Неотъемлемые индивидуальные свободы. Светский характер государства. Все то, что должно отличать независимую Украину от независимой России, независимого Ирана или независимой Зимбабве.

Существует немало красивых слов, призванных обосновать геополитическую капитуляцию: "нам нужен мир", "исторические связи с соседями", "мы же братья". Но не меньше красивых слов используется для обоснования ползучей ценностной капитуляции: "нам нужна победа", "историческая необходимость", "мы же одна нация".

С доморощенными шовинистами предлагается соглашаться ради украинского единства – хотя сами шовинисты не боятся подрывать это единство, унижая и дискриминируя сограждан. Выходки отечественных праворадикалов предлагается не замечать и не комментировать, чтобы не подыгрывать Москве, – хотя сами радикалы не думают об имидже страны и о своем подыгрывании кремлевской пропаганде.

К авторитарным ортодоксам предлагается относиться с пониманием, делая скидку на военное время, – хотя они сами не стесняются пользоваться военным временем для агрессивного насаждения собственных ценностей и целенаправленного уничтожения чужих.

Таким образом, красивые лозунги о единении перед лицом внешнего врага оборачиваются односторонней сдачей позиций внутри страны.

Когда мыслящие украинцы пытаются прийти к компромиссу с обскурантами, это не компромисс. Это капитуляция разума перед обскурантизмом. Когда либералы стараются прийти к компромиссу с людьми, исповедующими культ насилия, это не компромисс. Это капитуляция либерализма перед откровенным насилием.

И когда в 2018 году кто-то пробует прийти к компромиссу с приверженцами средневековых взглядов, это тоже не компромисс. Это капитуляция ХХI века перед Средневековьем.


Дубинянский упорен и настойчив в проведении своей линии: линии последовательной борьбы с этническим национализмом, правым радикализмом и пренебрежении либеральными ценностями.
Могу его понять.

И даже со многим согласен. В частности с тем, что отказ от базовых ценностей, таких как права человека, верховенство права, отделение религии от государства, гендерное равенство и отвержение гомофобии - все это не может быть предметом компромисса.

Есть правда пара мелких деталей, в которых я с ним не согласен.

Крайне правую идеологию в стране поддерживает примерно 3% населения, а рейтинг жулика-рецидвиста с анекдотической фамилией Рабинович превышает суммарный рейтинг всех правых кандидатов - 3% это почти что их предел.

А хорошо относятся к России - примерно 35-40% населения. Соответственно угроза пророссийского реванша примерно вдесятеро сильнее угрозы крайне правых. Вот хотелось бы чтобы уважаемый и известный журналист распределял свои усилия если не в равной пропорции, то хотя бы вдвое сдвинутой против правой угрозы, вдвое, а не впятеро. Это первое замечание о масштабе угроз.

Есть и второе - и тоже из того же ряда. Разве правый экстремизм есть сегодня главная угроза базовым ценностям? А не олигархическая монополия на власть?

И разве наши олигархи склонны хотя на мизинец уважать базовые ценности и не могут при первой же потребности обратиться прост о к бандитам или к органам, мало отличным от бандитов? И разве мы не видим, кто и на кого нападает с кислотой и пистолетом?

И тут рейтинги сравнивать просто смешно - к сторонникам власти олигархов принадлежит 75% населения Украины. которые суждения черпают из ТВ и радио - а эти средства под 100%-ым контролем олигархов.

И если соспоставить угрозу нашим базовым ценностям, которую представляют правые экстремисты и угрозу, которую представляют олигархи - да разве они сопоставимы?

Вынужден напомнить уважаемому Дубинянскому

РЕАЛЬНУЮ УГРОЗУ БАЗОВЫМ ЦЕННОСТЯМ ПРАВЫЙ РАДИКАЛИЗМ ПРЕДСТАВЛЯЕТ РОВНО В ТОЙ СТЕПЕНИ, В КОТОРОЙ ЕМУ ПОЗВОЛЯЮТ ОЛИГАРХИ

Напомнить - ибо ему это безусловно известно. Они те же титушки, но с идеологией, а на улицы выйти они могут лишь с одобрения и по заданию вполне конкретных лиц.
Имена которых автор забыл назвать.

Да и я воздержусь

  • 1
а вот тут я с вами очень согласен.
и статья хороша и ваше дополнение поддерживаю на ура.

(Удалённый комментарий)
Согласен с каждым словом Дубинянского.

Что до выделенного красным шрифтом тезиса в комментарии, то он представляется односторонним. Тоже своего рода радикализм.

Действия радикалов определяются не только олигархами (хотя они, конечно, используют это явление активно). Например, в радикальной среде всегда и везде пасутся все мыслимые спецслужбы. Например, российские, которые используют наших радикалов для создания массовок, ТВ кадры которых тиражирует кремлевская пропаганда.

Зачастую, встречают радикалы и поддержку населения, воспитанного на исторической мифологии, где положительными героями являются персонажи, делающие ставку на насилие и противоправный произвол. Причем, у нас, как у народа, долгое время не имевшего своей государственности, почти все исторические герои такие. Диссиденты шестидесятники с их пафосом ненасилия и законопослушности, ушли куда-то на периферию общественного сознания.

Что до опасности, исходящей от радикалов, то они действительно не имеют ни электоральной, ни заметной уличной поддержки. В настоящий момент не имеют.

...А хорошо относятся к России - примерно 35-40% населения.

Всегда это поражало - вы констатируете раскол в обществе, но, граждансклй войны нет и быть не может.
Оруэлл нервно курит в сторонке...

От того, как относятся в Украине к рашке, должно определятся есть ли в Украине гражданская война?

От тебя точно Оруэлл нервно курит в сторонке..

Не передергивай. В данном контексте этот факт говорит о расколе в обществе - реванше пророссийских политических сил.
Если его не решать политическими методами, он может перейти в плоскость гражданской войны.
Имеющий уши да услышит...

Это как раз ты передергиваешь, пытаясь выдать хорошее отношение украинцев к россиян за признак гражданской войны

Ну а что тебе делать, если ты не хочешь признавать агрессии своей рашки против Украины

Edited at 2018-10-07 07:33 (UTC)

Я говорю о расколе в обществе, который МОЖЕТ БЫТЬ причиной гражданской войны. Может и не быть. И не важна причичина раскола - отношение к России или ЕС, разрешение гей-браков или вступление в НАТО. Вопрос в наличии механизма урегулирования раскола.
Его (механизма) не видно - действия власти только усугубляют ситуацию.
Поэтому вероятность перехода раскола в вооруженную стадию увеливается.

Участие России в этих процессах их может усиливать, но не определять. Сепаратисты - это граждане Украины по определению понятия сепаратист. Поддержка России сепаратистов на Украине не определяет причину конфликта, перешедшего в гражданскую войну.

Edited at 2018-10-08 07:52 (UTC)

Для ДЕБИЛА, то есть тебя:

Отношение украинцев к России, не есть признаком раскола!Тем более признаком гражданской войны.

Кстати , ты не ДЕБИЛ, ты типичный ДАУН раз говоришь, что в Украине гражданская война.

Для непонятливых остается только повоторить известное высказывание,приписываемое Голде Меир:"Мы хотим жить. Наши соседи хотят видеть нас мёртвыми. Это оставляет не слишком много пространства для компромисса."
Мы в точно такой же ситуации,что оказался Израиль около семидесяти лет назад и пребывает до сих пор.

Edited at 2018-10-06 17:14 (UTC)

Да еще и Голда Меир - киевлянка..

--РЕАЛЬНУЮ УГРОЗУ БАЗОВЫМ ЦЕННОСТЯМ ПРАВЫЙ РАДИКАЛИЗМ ПРЕДСТАВЛЯЕТ РОВНО В ТОЙ СТЕПЕНИ, В КОТОРОЙ ЕМУ ПОЗВОЛЯЮТ ОЛИГАРХИ--

+100500!!!

  • 1