?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Венедиктов про миссию. Про свою и, что важнее, — про не свою
trim_c

Это жуткий лонгрид, я его урезал наверное вдвое, но все равно длинно - это явно больше смски. Но мне все кажется интересным. А кому про журналистику не интересно - НЕПРЕМЕННО ПРОЧТИТЕ ПОСЛЕДНЮЮ ТРЕТЬ, это уже просто обязательно к прочтению.


Павел Каныгин


Бессменный главред «Эха Москвы» — об управлении радиостанцией, государством и о крупнейших просчетах власти в 2018 году, а также о подготовке пятого срока Владимира Путина и смысле журналистики.





Да, мы находимся в состоянии осады, атаки на нас идут с разных сторон. И в этом смысле, наверное, мы такой бастион Сен-Жерве с вышитой салфеткой, он как бы самый большой образ сейчас для «Эха».

— Но отбивать эти атаки можно бесконечно, Алексей Алексеевич, они и сами будут бесконечны.
— Знаете, когда президент говорит, что чего-то пофильтруйте, надо же понимать, что он говорит, что он имеет в виду, да?
Есть вещи, которые его оскорбляют. Ему о них докладывают, конечно, он же не слушает радио фулл-тайм, как и я. И вот докладывают, а он реагирует: как это может быть на твоей радиостанции? Как это может быть на российской радиостанции? Это не личные претензии. И я, собственно, понимаю, что скорее его задевает стилистика. Проблема заключается в том, что стилистика современной журналистики сильно огрубела. И мы на «Эхе» следуем, естественно, этой стилистике, имея в виду, что за окном эта стилистика жесткая, агрессивная, некомпромиссная, и она выигрывает. Не только в журналистике, но и в политике.

И это токсично, ты даже не замечаешь, как становишься несдержан, более груб, более агрессивен, больше огрызаешься. И вот эта стилистика для тонкого уха людей, которые давно привыкли слушать «Эхо», вызывает раздражение. Я все понимаю, но, к сожалению, противоядия не существует. То есть существует, но оно малоэффективно.

Вот я своим штатным журналистам буквально запрещаю теперь употреблять некоторые слова. Ну, например, «укроп» или «ватник».
У нас ведь журналисты работают разных мнений, но я сказал, что как журналист «Эха Москвы» ты не можешь говорить про украинцев «укропы», а про сторонников независимости Донбасса «ватник». Вы не можете.
И это стало нормой во многом, и это заразно, и я с этой заразой борюсь. Я ее как бы пытаюсь профилактировать, но удерживать невозможно. Думаю, поэтому растет раздражение по отношению к нам и к другим медиа. Я сам по этому поводу раздражаюсь и все время себя останавливаю, чтобы быть не столь грубым в эфире. И то, что я позволяю себе в твиттере, не позволяю себе в эфире.

— А кто докладывает Путину и кто в итоге транслирует вам его недовольство? Громов, Песков?

— Откуда я знаю?
Знаю, что в распечатках мы находимся, в дайджестах. И думаю, что недовольство исходит от президента. И мне совершенно все равно, кто ему принес.
Я к чему — общая ситуация, она очень неприятная. Приходят [на эфир] люди, которые безобразными словами обзывают здесь и президента, и Навального, и Меркель…

Они к нам приходят, это наши гости. Они делают ставку на карикатуру, на сатиру, и это имеет право на существование. И в эфире есть такие карикатурные мнения, и они должны быть.

Это наша страна, мы «Эхо», мы эхо, мы зеркало, мы звуковое зеркало, мы отражаем весь спектр мнений, которые существуют в нашей стране. И когда нам говорят: «Уберите этих ксенофобов…», — я говорю: «Я не могу убрать ксенофобов, потому что в нашей стране, как показывает изучение Левады, 15–20 % ксенофобов. Боритесь с ними в эфире, разоблачайте их в эфире, а не запрещайте их». Поэтому нас все критикуют, все нас не любят. НО нужно помнить:

когда ты имеешь в противниках государство, ты улицу на желтый свет переходить не можешь, ты можешь переходить только на зеленый, и то на пятой секунде, и то только по «зебре».

— Есть ли вообще смысл заниматься сейчас профессиональной журналистикой в России? Притом что дела в профессии, мягко говоря, неудовлетворительны.

— А их никогда нельзя было назвать удовлетворительными. И давайте четко разделять журналистику и пропагандистов. У меня будет простое объяснение:

пропагандист сначала имеет в виду цель, потом дает мнение и информацию. Журналист не знает цели, не знает, к чему приведет его публикация, он просто не может просчитать
Поэтому его задача — публиковать мнения, информацию, дискуссии. Пропагандист же все рассчитывает, поэтому факты, мнения, дискуссию, гостей он подбирает под ту цель, которую преследует. И это другая работа.

Тут был опрос, какие журналисты для вас самые популярные? В радиожурналистике я второй за Соловьевым. Я оскорбился. Не потому, что я второй, а потому что мы с ним разных профессий. Вы чего, ребята? Соловьев очень умный и очень талантливый человек. Соловьев все понимает, и мы еще дождемся момента, когда он будет прыгать на пепле Путина и объяснять, как он с ним боролся, специально все преувеличивал, чтобы показать всю ничтожность.

А эфир поверженному Путину будет давать только «Эхо Москвы», как обычно это и происходит, понимаете? Мы даем эфир всем, и особенно тем, кого гонят — справедливо или не справедливо, неважно. На примере Немцова — я же помню, как Соловьев облизывал ему ботинки, на моих глазах — ему и Чубайсу. И что было потом. А у нас наоборот: сильный сам пробьется, слабому дай слово. И потом, каждый сильный может стать слабым — это надо помнить.

То, что случилось с нашей профессией в стране, было мне понятно в 2000 году, когда мне лично президент сказал, что он воспринимает медиа как инструмент собственника — либо государства, либо частного собственника.
Это мы думаем, что мы институты, а он считает, что это инструмент, и собственник нас использует. И если мы в плохих руках, то этот инструмент надо либо сломать, либо вырвать из рук собственника и сделать из него хороший. Что президент все 18 лет и делает абсолютно искренне. Он так считал, он так считает, он это делает.

Я прекрасно понимаю, что одна из составляющих сохранения нас — это роль витрины для Запада. Но сейчас Путину абсолютно все равно, что думает Запад. Слушайте, у нас договор по ракетам разрывается, у нас санкции сплошные, какая ему разница, что по этому поводу подумает Трамп, Меркель или Макрон?

Но я, например, точно понимаю, что «Эхо» является, и Путин это знает, небольшой частью его информационной поляны, где он сам получает информацию, то, чего нет в папочках.

В этом смысле мы для него полезны. Он понимает, что «Эхо» не поддерживает никакой политической силы, то есть не ведет войну против него. Мы никого не поддерживаем, а освещаем, как есть, он понимает, что мы не зловредны, и, самое главное — мы не является электоральным ресурсом.

Нас слушает истеблишмент, нас слушают люди, принимающие решения, и таким образом мы часть решений. Это нормально. Но это может кончиться, если, что называется, скажут: «Надоели. Не фильтруете». Мы часть их ландшафта… Послушайте, мы не будем для него делать отдельные передачи, как для Ленина делали отдельный номер «Правды», мы этого делать не будем.

— Но на что это в итоге влияет-то? Смысл какой?
— Никакого. Смысл жизни — смерть. Никакого.

— Два года назад вы мне за этим столом говорили, что идея «Эха Москвы» — это «быть ингибитором отравления»… Но теперь, спустя два года, вы сами видите масштабы отравления. Замедления, мягко говоря, не видно?
— Да и «Эха» в таком масштабе не видно. Но послушайте, у меня нет задачи, хотя мы и массмедиа, как-то влиять на массы. Мы предлагаем набор продуктов, дальше люди сами, внимание — сами выбирают.
И мы сохраняем в людях критический настрой. Мы их путаем, наша миссия — путать, миссия в том, чтобы заставить людей задумываться.

— Последнее время много разговоров про некую расцементировку вертикали власти. Что президент утратил интерес к внутренней политике и все начало бродить само по себе. И вот тот же Золотов.
— Я не думаю, что это расцементировка. Я думаю, что стало очень много источников информации, в том числе анонимных телеграм-каналов, которые вещают как бы от разных башен… Вот я вам скажу, что знаменитое письмо Белоусова [про изъятие сверхдоходов у компаний] у меня появилось одновременно с [анонимных каналом] Незыгарь. Но, в отличие от Незыгарь, я начал его проверять. А он молодец, его опубликовал, и все ссылались на него. И хорошо, мы тоже ссылались на него. Я к чему — все эти источники информации стали как бы фронтменами разных башен. Если раньше вся борьба была, как говорил Черчилль, «у бульдогов под ковром», то теперь у каждого «бульдога» есть такая «птичка». Знаете, есть симбиоз — носорог и птичка? Носороги бьются, а птички чирикают, каждая сидя на своем носороге. Так было всегда, но раньше птичек не было, а сейчас вот они, птички. И поэтому очень трудно ориентироваться и возникает полное впечатление, что во власти ведутся информационные войны.

— Но все-таки очевидно, что Путина перестала интересовать внутренняя политика, а только спасение планеты. И на этом фоне…

— Слушайте, я всегда читаю стенограммы его совещаний на всяких нацсоветах и т. д. Он входит до таких мелочей, что, я бы сказал, меня тошнит.
Причем понятно, что он не знал, что скажет какой-нибудь губернатор, там сидит сорок губернаторов, а он все держит в голове, он без бумаги: «Вы меня дурите. У вас тариф такой-то, это стоит столько-то…» То есть он это знает. А мы же пресса, мы же цепляемся к каждому слову — «все пойдем в рай» и так далее. А когда ты начинаешь читать внимательно стенограмму, ты видишь, что он готовится по мелочам. Такое микроуправление, может быть, неправильно. Тем более что да, сейчас у него главная задача — это спасение планеты. Конечно, для него Трамп важнее, чем губернатор Приморья для него, но при этом он все равно вникает. Страна в ручном управлении — и в этом проблема.

— А вы говорите — нет расшатывания. Губернаторы, Золотов, ГРУ и Солсбери — это только последние месяцы.
— Ну, про Солсбери — не ново: и раньше казнили предателей. Просто люди [о власти], как саудиты с Хашогги, не просчитали последствия. Вспомните Литвиненко, Москве же его простили? Простили. И другие подозрительные смерти русских диссидентов. И никаких скандалов не было.

И здесь думали: ну, умрет дома человек. Предыдущий опыт показал: никаких серьезных последствий не было. В том числе по Литвиненко не было действительно серьезных. Ну, английские спецслужбы не общаются с российскими. Обойдемся. Ну, покричат, вышлют 10 дипломатов, и мы вышлем 10 дипломатов. А [в Солсбери] накопилось и сдетонировало… На мой взгляд, в Москве просто не просчитали последствия, потому что привыкли к тому, что последствий раньше не было.

За войну в Грузии не было последствий. Поэтому был Крым и поэтому Донбасс. Вот если бы за Грузию наступили последствия, может быть, и не было бы Донбасса.

— Как объясним ситуацию с поражениями губернаторов, получивших поддержку Кремля?
— Дело в том, что все работало до сих пор. Почему перестало? Во-первых, накопилась усталость, а во-вторых, извините, перешли к честному подсчету голосов.

Потому что народ любит, обожает и поддерживает президента. И зачем чего-то там подделывать, когда народ и так любит. А потом оказалось, что его народ обожает, а другим передать это нельзя. Это очень хорошо видно по истории с Зиминым в Хакасии.
Зимин лично близкий, они общаются в нерабочее время. И Путин туда приехал [его поддержать]… А ведь он себя с поражениями не ассоциирует, чтобы вы понимали. Значит, он был уверен, что Зимин выиграет.

ЗНо оказалось, что благость не передается. То есть раньше передавалась, а теперь не передается.

Последний вопрос про Путина. Что вам слышно про конституционную реформу, о которой столько разговоров в последнее время?

— Вернемся на шаг назад, к идеологии. Уйти в тяжелое для страны время — это в его понимании дезертирство.

Мне все говорят: «Он беспокоится о собственной безопасности». Да, это правда. И у него появилась миссия после Крыма — «русский мир». Это тоже правда. Но также есть понимание, что сбежать — это дезертирство. Поэтому он так плохо относится к людям из его команды, которые уходят. «Ребята, да, тяжело, но вы что, побежать решили? » И поэтому если все это сплавить — да, безопасность, да, миссия, да, дезертирство. Сложили и…

— И получается пятый срок?

— Да, пятый срок. Условно. И каким образом можно это сделать? Есть варианты. Они обсуждались и предыдущей администрацией. Сейчас очевидно, что сроки подходят, 2024-й не за горами, это кажется, что пять лет, а они пролетят незаметно.

Я считаю, что вот этот его мандат, он, в отличие от других, мракобесный. Он ведь всегда был светским человеком, все его реакции были как у взвешенного светского человека. А в этом мандате мы видим резкое усиление именно религиозно-идеологической позиции, а не просто идеологической. Кто-то говорит, что это из-за [близости] Тихона Шевкунова, но я бы это связывал с его изменившимся представлением о мире, для него это сугубо прагматичная история, а еще и мистическая.

— Будете дальше вносить смятение и нарываться, да?
— Безусловно. Это и делаем. Знаете, каждый журналист «Эха» крайне неудобный и отвратительный персонаж, вы здесь не найдете ни одного сю-сю-сю, просто ни одного, отвратительные люди. Но мне все равно, потому что они работают. Они как пекари — стоят там на кухне и без остановки пекут пирожки, а я — у прилавка, стою и продаю. Вот и все. Хотите — берите, хотите — нет!


Это написано очень профессиональным журналистом и очень ловким манипулятором людьми. Это все время нужно помнить, когда читаешь Веника. Что он на автомате все время взвешивает и очень четко оценивает, что сказать необходимо нужно, что сказать еще можно, а чего уже ни в коем случае нельзя, только на пятой секунде, и то только по «зебре»

И оценивает какая картинка будет в голове читателей, а какая в голове Главного Читателя.
Так что его читать нужно всегда с учетом этих вещей.
Но греет душу, что он как и я запретил некоторые ходовые выражения и карает за них - ребята, я не один такой.
И что он как и я, как и многие бросает упрек Западу - вы все глотали с улыбкой, а потом перестали. Если бы не проглотили Грузию, глядишь - и войны в Украине бы не было. Так что тут доля вашей вины - да еще и какая!
И очень важно - что СМИ для Путина инструмент, а не институт, просто потому что для него не общества - есть люди и есть государство, а вот общества нет. Потому и не может быть ОБЩЕСТВЕННОГО института, а пресса только инструмент.

Ну и конечно крайне важно понять КАК КАПИТАЛЬНО КРЫМ ИЗМЕНИЛ ПУТИНА.
Он стал идеологическим, мистическим и черт знает каким еще - но МИССИОНЕРОМ.

Он ощущает свою миссию. Как Торквемада ощущал свою, а Гитлер - свою. А когда политик становится миссионером, он становится крайне опасен.
И к его разговорам о рае - можно и приглядеться повнимательнее.

Такой вот заключительный пассаж любопытный

  • 1
>>И очень важно - что СМИ для Путина инструмент, а не институт

А Эхо Газпрома - один из важнейших инструментов.
Как там: "Газ - бизнес президентов"?

Все эти великие инсайдеры, что Веник, что Гордон, такую хуиту несут

Ставить их в один ряд - просто нелепо.
Это абсолютно разного масштаба явления - да и природы тоже разной.

Гордон - вообще прежде всего бизнесмен. А Веник - прежде всего руководитель

Оба рассказывают об охуенных инсайдах. Только как то мимо всегда.

///Только как то мимо всегда.///

Даже ГОрдон далеко не всегда -сегодня например уже известно с кем согласовывали санкционный список с той стороны.

А Веник всегда рассказывает правду - и всегда не всю правду

Полуправда - изощренный способ лжи.

Вы же сами транслируете манипуляцию Веника

"ПУТИН.. стал идеологическим, мистическим и черт знает каким еще - но МИССИОНЕРОМ.
Он ощущает свою миссию. Как Торквемада ощущал свою, а Гитлер - свою."

Да-да, "Путин-русский националист"

Re: Вы же сами транслируете манипуляцию Веника

Веник не манипулирует здесь, а пишет то, что видит и что его пугает - это первое. Не похвастаюсь что все его манипуляции вижу но кое-что все-таки вижу

Я предвидел, что Вы и Ваши единомышленники будут возражать. Но Путин понимает русский национализм иначе, чем вы. Но он считает себя русским националистом вполне вполне искренне.

И не будем забывать о Шевкунове, который тоже к сему руку приложил.

Однако мне кажется (тут я человек со стороны) что перед нами три разных понимания одних и тех же слов "русский национализм" - чтокстати для России тоже традиционно

"Путин понимает русский национализм иначе, чем вы. Но он считает себя русским националистом вполне вполне искренне."

Стулья могут быть разной формы.Но мы с лёгкостью отличим стул от табуретки, от стола и от подставочки для ног--на стуле сидят и у него есть спинка.

Конечно, национализм можно понимать по-разному.
Тем не менее, в любом понимании национализма есть общее.
Это общее-предпочтительная забота о действительном благе народа, причастность к национализму которого заявляется.

Но такой заботы о русских Путин не показывает.Напротив, он показывает предпочтительную заботу об интересах других народов за счёт русских.Например, поднимает русским пенсионный возраст, обворовывая каждого пенсионера примерно на миллион рублей, под лживым предлогом нехватки денег, и в то же время платит пенсии израильским гражданам, эмигрировавшим ещё из СССР, сейчас готовится платить пенсии узбекским гастарбайтерам.
Финансирует автономные республики с титульными нациями, существование которых в принципе не допустил бы ни один последовательный националист, в десятки раз щедрей, чем русские регионы; раздаёт кредиты, которые в принципе заведомо не будут выплачены, и прощает колоссальные долги; и так далее.

А на основании чего Вы верите в искренность Путина ?

Потомук что он искренне и именног так понимает интересы русского народа - нужно платить сателллитам! Это поддерживает величие!

И личная огромная популярность Путина (как и неимоверная популярность Сталина, я знаете ли ее видел вживую, я помню) лучше всего доказывают что оони правильно понимают и в основном правильно выражают чаянья русского народа.

Стали отличался от своего окружения тем что понимал - что ни генсек ни премьер-министр русскому народу не нужен. Ему нужен царь, причем царь насильник, царь карающий и казнящий. И он даровал народу такого царя

А Путин даровал народу царя - собирателя земель. да,это требует расходов и осуществляется за счет народа - но, простите, не то, что в опросах Левады , вот здесь в моем журнале, далеко не массовом по установкам, большинство русских поддерживает такую политику.

Так что это они националисты а не Крылов с идеями.

Точно так же подлинными украинским националистом был Нестор Махно, а не Винниченко со Скоропадским, и народ это нутром ощутил сразу же.

Потому когда Конармию Буденного двинули против Махно, украинские крестьяне побежали из Конармии к Махно просто толпами.
А "националисты" наши его не любят а себя воображают выразителями народа, только ка ктогда далеко был иот народа Скоропадский с Винниченгко, так и сегодня далеко Тягнибок с Билецким. Вот у них и рейтинг в пределах ошибки - а ведь они искренне считают себя националистами

"Потомук что он искренне и именног так понимает интересы русского народа - нужно платить сателллитам! Это поддерживает величие!"

Так сама уверенность в его искренности откуда ?
Политика Путина полностью укладывается в советскую схему выращивания антирусских наций и строительства их государств за счёт русских.Разговоры о величии-удел пропагандистов.

"Стали отличался от своего окружения тем что понимал - что ни генсек ни премьер-министр русскому народу не нужен. Ему нужен царь, причем царь насильник, царь карающий и казнящий. И он даровал народу такого царя"

Как вам дорог этот шаблон "русской души". Источники популярности Сталина прекрасно описаны Оруэллом в его антиутопии на англосаксонском материале.Такие способы работают везде, с любыми народами.Почитайте, в конце концов, воспоминания русских крестьян, они давно изданы.

"я знаете ли ее видел вживую, я помню"

И моя мать видела вживую, и помнит, как была потрясена словами сверстницы "Сталин хуже Гитлера".Это в чистом виде накачка пропагандой без всякого противоядия.Жена Пастернака публично хвасталась, что дети больше любят Сталина, чем папу и маму,--это тоже из области "русской души" ? Или есть другие, рациональные причины ?

Причины популярности Путина, помимо огромной пропагандистской накачки, существенно иные, и вам об этом уже говорили и говорят-это восстановление относительно нормальной жизни после "демократии" и бандитизма 90-х. Поскольку все почти деятели той эпохи на виду, при власти и деньгах, и продолжают свою пропаганду, Путин наивно видится не их ставленником и управляющим, а гарантом от их вседозволенности и новой катастрофы.Потом помогли приведение в чувство Грузии и возвращение Крыма, как помогли бы любому лидеру(Тэтчер до и после Фолклендов). Но как только повысили пенсионный срок, надутый рейтинг всё равно просел.

"подлинными украинским националистом был Нестор Махно, а не Винниченко со Скоропадским, и народ это нутром ощутил сразу же.
Потому когда Конармию Буденного двинули против Махно, украинские крестьяне побежали из Конармии к Махно просто толпами."

Махно был удачливым бандитом большевистского типа и крестьянским атаманом.
Вы не назвали Петлюру-а банды петлюровцев массово переходили в Красную Армию.
Скоропадский вообще никаким украинским националистом не был.
А уж сколько раз белые били Будённого и Думенку с их "легендарной Первой Конной"..

...очень четко оценивает, что сказать необходимо нужно, что сказать еще можно, а чего уже ни в коем случае нельзя...

...он как и я, как и многие бросает упрек Западу - вы все глотали с улыбкой, а потом перестали. Если бы не проглотили Грузию, глядишь - и войны в Украине бы не было...

Получается, это то, что говорить можно - почему? Это какой-то сигнал от России к Западу? В чем смысл этого сигнала? Давайте договоримся? Или там другой смысл? Вы сам виноваты в том, что происходит?

Занятно...

  • 1