trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Евгений Головаха: "Украинцы впервые осознали, что дружба с Россией – это путь к унижению"

Евгений Головаха

Мне несколько раз доводилось упоминать имя Евгения Головахи. И я утверждал и утверждаю: никто в мире не знает так много о настроениях, мнениях и надеждах украинцев, как профессор Головаха.
И я очень рад, что Дарья Бадьер и Виктория Герасимчук взяли интервью у Головахи для издания


Настроение и выбор

Если говорить именно о настроениях – они менялись примерно так же, как меняются каждую пятилетку каденции нового президента. Первые полгода после избрания президента – надежды на лучшее. Потом наблюдается неуклонное падение, вплоть до следующих выборов и до появления нового президента, который внушает очередные надежды. Так движемся каждые пять лет, от надежды к разочарованию.

Но это – именно настроения. И если говорить не о настроениях, а о том, как меняется общество, у меня есть повод для оптимизма. По сравнению с 2013 годом произошли интересные изменения. Ранее с падением каких-либо экономических показателей всегда менялись геополитические ориентации. Если при власти был, скажем, проукраинский президент Виктор Ющенко, то когда становилось трудно жить, резко возрастала поддержка пророссийских политиков. В результате чего и выбрали Януковича. Если при власти был пророссийский кандидат, или, скажем, многовекторный – такой, как Леонид Кучма, и ухудшались экономические показатели – возрастала поддержка европейского курса.

На этот раз – ничего подобного. При падении экономических показателей – вы помните, что происходило в 2015-2016 годах, – геополитические ориентации не изменились. Большинство украинцев – от 49 до 58% – по-прежнему поддерживают европейскую интеграцию. Менее четверти – интеграцию в постсоветское пространство, и этот показатель не поднимается. Так что, будем считать, украинское общество, которое долго пребывало в состоянии амбивалентности, сейчас наконец определилось.

Конечно, война посодействовала. Точнее, посодействовала Россия – её роль в том, чтобы Украина стала европейской, очень велика. Но дело не только в этом, я думаю. Украинцы впервые осознали, что дружба с Россией – это путь к унижению. И к периферийному подчинению. То есть, люди наконец поняли, что такое Россия. Раньше были какие-то иллюзии, что есть какой-то старший брат. А теперь все поняли, что лучше терпеть и страдать, чем с протянутой рукой идти на восток.

О социальном самочувствии

Для меня самый важный показатель – это социальное самочувствие населения. Еще в начале 90-х мы вместе с Натальей Викторовной Паниной разработали индекс социального самочувствия, который фиксирует доступность социальных благ в главных сферах жизни. Этих сфер одиннадцать. Человек сам определяет, насколько доступны ему блага в каждой из 11 сфер.

Так вот, по сравнению с 2013 годом этот индекс существенно повысился. И по данным 2018 года, которые мы недавно получили (опубликованы они будут в феврале – LB.ua), социальное самочувствие впервые выше условной отметки нуля. То есть, от негатива мы перешли к ещё очень незначительному, но, всё же, позитиву – впервые за все годы изучения.

Это значит, что люди почувствовали себя увереннее, почувствовали себя на своем месте. Например, снизился индекс аномической деморализованности. Аномия – это безнормность. То, что этот индекс снижается, очень важно – это говорит о повышении социальной адаптации в обществе. Немного снизился также индекс социального цинизма – то есть, пренебрежительного отношения к моральным принципам, по которым организована общественная жизнь.

Повысился уровень дестабилизационности протестного потенциала населения – это понятно: готовность людей к протесту на тот случай, если их снова обманут. Самый высокий показатель дестабилизационности был в 2013 году.

В целом можно констатировать, что общество изменилось, и что эти изменения в целом позитивные. Происходит взросление: люди понимают, что они сами ответственны за то, что происходит в стране. Конечно, это не массовое явление, но оно есть, и это движение в правильном направлении.

О самом главном

Сегодня главное, по моему мнению, – провести президентские выборы в Украине так, чтобы у избирателей не было сомнений в том, что это честные выборы, и что результаты отражают их собственное голосование. Все. И только это одно позволит нам продолжить развитие.

Это важно – наконец доказать и себе, и миру, что у нас существует представительская демократия. А не только охлократия.Меня недавно спрашивали, кто должен стать президентом. А я говорю – всё равно, кто будет президентом. Важно только то, чтобы мы честно провели выборы. И чтобы люди признали, что их провели нормально. Всё. Иначе будет коллапс.

Если выборы отменят из-за широкомасштабного нападения России, то ничего не будет. Общество мобилизуется. А если под любым благовидным предлогом выборы отменят, то, конечно, может быть непредсказуемая ситуация – от диктатуры до полного хаоса. Вот вам диапазон.

Для Украины выборы президента – это главное событие. Хотя у нас парламентско-президентская республика, казалось бы, главными для нас должны быть выборы в парламент. Но нет, украинцы рассматривают президента как гетьмана. Сказывается подданическая политическая культура. Мы себя рассматриваем не гражданами, а поддаными. А кому мы подданы? Ну понятно, первому лицу. Но если в России первое лицо – это царь, то у нас – гетьман. Гетьмана можно и скинуть, поменяв на нового. А царя скинуть – это уже все, полный коллапс в стране.

По какому признаку можно определить, что в стране начал меняться тип политической культуры?
Первый признак – появление низовой инициативы. У нас она уже появилась – я говорю об институте волонтерства и не только.

И второй момент – доверие к общественным движениям, которое сейчас появилось в нашем обществе. В Украине всего четыре социальных института, доверие к которым преобладает над недоверием – институт волонтерства, армия, церковь и наука.

Но культура у нас всё равно подданическая – украинцы считают, что Порошенко лично за всё отвечает, что это он обманул, не сделал то, чего от него требовали. Люди даже не понимают, что у нас парламентско-президентская республика, и президент, например, не отвечает за экономику. Поэтому судьбоносны у нас всегда именно президентские выборы.

О Донбассе и деградации России

Мне не видится возвращение Донбасса в обозримый период.

Такая Россия не уйдет с Донбасса. Что она, скажет: “извините, мы погорячились, больше не будем, вот, забирайте свой Донбасс обратно? Только вывезем лидеров сепаратистов, потому что знаем, что вы их будете преследовать”?

Но есть же люди, которые остаются на оккупированных территориях, и они сейчас в очень тяжелом положении. Там и голод, и безработица. Возможно, именно эти люди и сделают что-то для изменения ситуации?
Ничего они не сделают. Ничего. 90% социально-активного населения оттуда выехало и приспособилось уже более-менее. Более миллиона людей, которые могли что-то изменить на Донбассе, которые занимали проукраинскую позицию, к сожалению, оттуда уехали. Единственный возможный реальный план урегулирования ситуации на Донбассе – это ввод миротворцев по всей оккупированной территории, с перекрытием границы. Но мне трудно представить, как этот план сейчас может реализоваться. В необозримом будущем этот вопрос придется решать, конечно. Россия не хочет кормить Донбасс и аннексировать его, как Крым, не хочет. Возможно, в самой России произойдут какие-то принципиальные изменения.

В социологии, есть такое понятие, как обозримый период? Как социология его определяет?
Есть понятие “исторический обозримый период”. Эксперты сами определяют его длительность – период, в который укладывается определенная эпоха.

Я могу сказать, что сейчас обозримый период для меня – это 2024-й год, когда будут выборы очередного Путина и когда будет понятно, решил он узурпировать власть окончательно, или выделит преемника. Или, может, будут бунты какие-то, недовольства массовые и выдвинется протестный лидер. Не знаю.

Такие инциденты, как захват украинских кораблей, только повышают поддержку Путина в России.
Естественно, агрессия всегда поднимает уровень поддержки. Это известно. Так, собственно говоря, 2014 год – это во многом результат страха Путина перед протестами. Выходили же москвичи до этого – по 100 тыс., 200 тыс. Он понял, что его вариант – “крымнаш” и все, мобилизовать электорат.

Но это конкретные события, а есть отдаленные – Россия деградирует. В России очень мощная интеллектуальная элита. И они это прекрасно понимают, но пока не могут ничего противопоставить наглости режима. В перспективе ситуация может измениться.


Я бы не хотел комментировать сказанное - каждый может прочесть и сделать выводы.
Хотел бы отмметить только один момент: индекс удовлетворенности населения государством сущзественно вырос по сравнению с 2013-м годом, а в 2018-м впервые перевалили через ноль
Этои есть показатель того, зачем был Майдан.

Хотя конечно - у меня есть вот знакомые в Украине котрые жутко разочарованы - этим доказательством меня кормили просто десятки раз. Правда, последнее время перестали
Tags: Головаха, ЛБ, социология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments

Recent Posts from This Journal