?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Быть победителем
trim_c
        

Писатель Юрий Андрухович рассуждает об ошибках и достижениях современной Украины и утверждает, что сегодня в стране побед предостаточно, просто соотечественники не умеют чувствовать себя победителями.

Уже два десятилетия он пребывает в статусе одного из самых популярных украинских писателей современности. Причем известность Андруховича Украиной не ограничивается: его книги переведены на десяток языков. Впрочем, в интервью НВ именитый писатель не только рассуждает о литературе, но и касается более широкой темы - подводит итог пяти лет постмайданной Украины.

Украине, нам всем, не хватает не побед, а умения их, эти победы, видеть, укрепиться духом оттого, что они есть. Это мое абсолютное убеждение. Чем ближе выборы, тем более пессимистично настроены люди, говорят о возмож­ном реванше. Выборы все же еще не завтра, а потому не нужно забивать себе голову пессимистическими мыслями. Если мы постоянно боимся реванша, если уже убедили себя в победе тех, кто способен реванш приблизить, то мы неадекватны.

К сожалению, сказать, что за пять последних лет мы прошли точки невозвращения к прошлому, тоже нельзя. Изменения начались во многих сферах, но все они еще не завершены, а очень часто откровенно тормозятся и дискредитируются, особенно в правоохранительной и судебной сферах. Государство как было правовым только на бумаге, так и остается. В образовании, культуре и гуманитарной сфере все намного лучше. Изменения ощутимее, чем где‑либо еще, но их все равно нельзя считать необратимыми.

Если подводить итог процессам в обществе, то, к сожалению, гораздо проще говорить о вещах, которые нас все еще разъединяют. Нас и дальше разъединяют довольно существенные на этом этапе истории моменты. Например, отношение к Майдану и выводы относительно него. Или отношение к России. Сложно не видеть, насколько значительная часть украинцев не хочет принять тот очевидный факт, что существует российская военная агрессия против их же страны. Они продолжают этого агрессора уважать и даже любить, и чем ближе к линии фронта с ним, тем больше процент этих поклонников.

Что может объединить? Думаю, на каких‑то менее заметных уровнях общежития это единение происходит все время, объективно и неизбежно. И вряд ли для этого нам нужно выдумывать какие‑то особенные идеи. Беда ведь не в том, что мы априори между собой разругались, это неправда. Беда в том, что наши конф­ликты продуцируются извне. То есть над этим постоянно работает российская пропаганда и российское информационное пространство вообще.

Нам в нашем гражданском становлении существенно, целенаправленно и массово мешают. И не кто‑либо, а чемпион мира в подобных делах, ему очень нелегко противостоять. Поэтому и противостояние это идет для нас с переменным, мягко говоря, успехом.

Когда‑то свой сборник эссе, написанных в 90‑е, я назвал Дез_ориентация на местности, потому что так чувствовало себя украинское общество 90‑х, сбитое с толку, дезорганизованное. Вот это состояние мы точно преодолели. Украинцы стали намного более организованными, они лучше и качественнее видят, к чему стремятся, что им нужно. И свидетельство тому не только два Майдана. Хотя прежде всего именно они.

На каждый Майдан у нас был свой Антимайдан как место встречи других украинцев, все еще дезориентированных. То есть у нас все же еще довольно неравное общество, и не в смысле имущественного неравенства, а в понимании гражданских навыков, владения ими.

И все же значительно больше общего у нас сегодня со странами Европы. Прежде всего, нас роднит российская угроза. Причем очень четко видно, что в этом смысле нас лучше понимают и поддерживают там, где, как и у нас, есть непосредственная граница с Россией. То есть в странах Балтии и Польше. Страны, которые с Россией непосредственно не граничат, чувствуют себя намного более безопасно, и, как следствие, поддержка Украины с их стороны не так ощутима.

Мне немного смешно, когда спрашивают, каких текстов украинской литературе не хватает. Я не успеваю прочесть и одной двадцать пятой части современных украинских литературных текстов, так много их сегодня пишется и издается.

Что хорошо: современная украинская культурная среда состоялась. Есть множество писателей, хороших, разных и плохих - без плохих тоже нельзя. Есть огромное количество издательств - успешных и тех, что на ладан дышат. И это тоже нормально. Есть читательская среда, когда огромное количество украинцев покупает книги национальных издательств и, что важно, прочитывает их. Есть книжные фестивали и ярмарки. Есть поддержка государства и негосударственных институций. Так хорошо еще не было никогда.

Европа говорит на языке культуры, и мы могли бы быть гораздо более успешными в его освоении.


Конечно, у нас все6 еще достаточно неоднородное общество.
Хотя мне в отличие от Андруховича кажется, что самое большое наше неравенство все-таки неравенство как раз имущественное. И что оно раздирает страну сильнее всех усилий России. И что пока это так и пока богатые люди пытаются использовать бедность народа для того, чтобы натравливать одну часть на другую и использовать этот раздрай как прикрытие для своего грабежа, м ыбудем оставаться весьма уязвимы для России.

Потому что в чем невозможно упрекнуть наших олигархов, начиная с Первого, так это в излишнем патриотизме, этим они точно не страдают.

Но в центральном посыле своем Андрухович конечно же прав - мы не умеем ценить собстве6нных достижений. Нов от это как кажется мне именно болезнь роста, и она скоро пройдет.

Кроме того, и стремящийся к оптимистической оценке Андрухович понимает: мы не прошли точку невозврата, и нас еще можно попытаться развернуть. А если и прошли, то очень недалеко, недостаточно, чтобы невозможность возврата не стала очевидной и самым пылким мечтателям о реванше. А чтобы жить спокойно нужно дойти до такой точки, чтобы и последнему тупице стало ясно, что возврат к прошлому уже совершенно невозможен.

А пока вон даже и Вона этого не понимает.


  • 1
Всё просто.
" - Украинцы, это люди, настолько не хотящие быть русскими,что перестают быть людьми. "

Вот, автор блога про войну на уничтожение говорит. А почему он не говорит, что в стране, большинство населения которой говорит на русском - запрещено высшее образование на русском ? Это и другое, на минуточку, квалифицируется как этноцид.

Про войну говорит он. А почему воюющая сторона(которой себя считает(?) Украина) - исправно обеспечивает экономические интересы российских компаний ?

  • 1