trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Category:

КАМО ГРЯДЕШИ?


Это старый текст,он написан мной в 2010-м году.
Прошла с тех пор целая вечность - с точки зрения масштаба происшедших перемен, Перемен в политике, сознании, а также науки и технологий - причем последнее по списку далеко не последнее по значению.
Тем не менее мне хочется напомнить этот текст, в частности в связи с моей сегодняшней публикацией статьи опытного дипломата и политолога Сергея Корсунского. Просто сравнение показалось мне любопытным.

 
 
Ах, если бы вы знали, как недалеко,
как близко уже то время, когда все будет иначе
/Ф.Ницше/

Закат Европы.

Мы в кризисе.
Говоря здесь «мы» я имею в виду не Украину, как раз в этом случае со мной бы сразу согласились все. Но речь пойдет о гораздо более широком контексте. Я имею в виду те страны и народы, которые достаточно условно обозначают как «иудео-христианскую», «европейскую» или попросту «белую» цивилизацию.
Я поставил кавычки, поскольку все упомянутые здесь термины достаточно условны. В «европейскую» цивилизацию входят, например, Канада и Австралия - а они не европейцы, в белую расу входят персы, арабы и индийцы - а их мы как раз исключаем, а по мнению многих специалистов, занятых исследованием цивилизаций, в рамках иудео-христианского мира сосуществуют три цивилизации – западная, православная и русская, а мы рассматриваем далее их как некое единство.
Но поставленные в кавычки термины имеют право на существование хотя бы потому, что при всех наличных различиях внутреннее родство компонент «европейского» мира вполне ощутимо хотя бы на интуитивном уровне. У всех народов этого мира общие корни. А сегодня у них еще и общая болезнь, общий кризис.


Этот кризис проницательные люди предвидели давно. Первым серьезным исследованием в этом направлении была работа О.Шпенглера именно с таким названием: «Закат Европы»; в 1918 году, когда вышел первый том исследования Шпенглера, его заголовок и выводы воспринимались как эпатаж. Однако несколько позже, в конце 30-х годов появляется обширное исследование Питирима Сорокина «Социальная и культурная динамика» с примерно таким же заключением.
Однако если книга Шпенглера есть книга по философии истории и представляет собой в сущности мастерски написанное историософское эссе, разросшееся до огромных размеров, то работа Сорокина – настоящее научное исследование. Проанализировав огромный фактический материал (просто удивительно, как такую работу мог проделать один человек), приведя массу таблиц и построив графики, отражающие динамику изменений социальных характеристик, Сорокин строит свою оригинальную концепцию развития цивилизаций.
А вот выводы, которые получились у Сорокина для нашей цивилизации, весьма неутешительны. Приведу некоторые из них, которые мне показались наиболее интересными – следует помнить, что написано это еще до Второй мировой войны:

- Исчезнет «авторитетное общественное мнение», ее место займут многочисленные противоречащие друг другу «мнения» бесчисленных фракций

- Договоры и соглашения утратят остатки своей обязывающей власти

- Грубая сила и циничный обман окажутся единственными атрибутами всех межличностных и межгрупповых отношений, сила станет правом

- Распад семьи как священного союза мужа и жены, родителей и детей продолжится

- Свобода для большинства превратится в миф, зато господствующее меньшинство будет пользоваться ею с необузданной распущенностью

- Продолжится увядание творческого потенциала культуры, место великих творцов займут шоумены, ремесленники от науки, музыки, художественной литературы – один вульгарнее другого; мышление заменится «поиском информации», вместо мудрецов будут «шустрые Алексы», а вместо лидеров – мошенники

Трудно не заметить справедливость сорокинских предсказаний. И почти каждый, кто пытается задуматься над будущим своей страны и своей культуры, не может не ощущать грозной тени общего кризиса, нависшего над тем, что мы привычно именуем культурой, разумея под этим почти исключительно культуру европейскую.

Реальность непредставимой угрозы

Не так давно по ссылке в блоге Л.Вершинина я попал на текст , удивительно созвучный моим опасениям, именно знакомство с текстом и его автором послужило стимулом к написанию этой заметки.
Нет, автор, в прошлом офицер спецслужб, придерживается взглядов во многом диаметрально противоположных моим собственным. Но роднит нас ощущение кризиса нашей цивилизации, тревога за ее будущее и желание сделать что-нибудь для продления ее жизни. Поскольку мы оба желаем продления жизни нашей культуры и наших народов.

В указанном тексте detnix приводит целый ряд признаков кризиса нашей цивилизации, они заметно отличаются от тех, которые приводит Сорокин, они конкретнее и действеннее, что, учитывая профессию автора, вполне понятно. Но особо мне хотелось бы отметить один из признаков – мы перестали размножаться. Белые люди не хотят иметь детей – во всяком случае, это стремление в них резко уменьшилось. И у этого явления появилось следствие - нас колонизируют. Не покоряют военной силой, а просто занимают освободившиеся места. В итоге Париж постепенно превращается в город арабов, а Лондон – в город выходцев из Инодостана.
А ведь каких-нибудь сто пятьдесят – двести лет назад все было как раз наоборот. Это белые заселяли весь мир, потому что их число стремительно росло, и они нуждались в новых местах для жизни.
Утрата стремления к размножению для любого животного есть генерализованный показатель неблагополучия. Т.е. он указывает на то, что что-то плохо, хотя и не говорит о том, что именно идет не так. И в этом смысле люди такие же животные, как и все остальные.

Хочу напомнить: когда-то очень давно, 1800 лет тому назад, в центре мировой империи городе Риме (полтора миллиона населения, средняя этажность застройки – 5, водопровод, канализация, еженедельная газета – в Европе такой уровень будет через полторы тысячи лет или несколько позже) – так вот, в Риме матроны расхотели рожать, и у римской аристократии стало рождаться меньше детей. Потом рожать меньше стали и римские простолюдинки. Город постепенно заполнился иммигрантами, реально править страной стали сирийские вольноотпущенники, глубоко равнодушные к римской истории и культуре.
А потом, еще через 200 лет население города сократилось до 25 тысяч, а на Форуме пасли коз.
Так пала великая империя и исчезла великая культура. Но если бы за 300 лет до этого римлянину рассказали, что на Форуме будут коз пасти, он рассмеялся бы вам в лицо, эта мысль показалась бы ему абсолютно бредовой.
Как и вам показалась бы бредом мысль, что в Лондоне или Москве население сократится до 20 тысяч, а на Красной площади будут пасти коз.
Однако с Римом это случилось – почему не может случиться с нами?
Очень даже может – во всяком случае, мы вступили на очень опасный путь.
И нужно что-то делать.

Главным критерием этой опасности мне как и detnix представляется снижение рождаемости белого населения. Ну я еще бы присоединил к нему еще два тревожных признака: кризис семьи и кризис доверия, доверия ко всему: как к государственным и международным институтам, так и к моральным авторитетам.
Но раз уж мы признали наличие реальной угрозы, то приходится и обдумывать проблему: ЧТО ДЕЛАТЬ?


- За что бороться вместе будем?
- За выживание.

За что воюем?

Первый ответ, – объединяться, именно его акцентирует detnix . Прекратить распри, раздирающие наш европейский мир, и единым фронтом двинуться на супостата.
Отлично. Перестали называть американцев пиндосами, забыли про вашингтонский обком и объединились.
Хм…но объединяться нужно не только вокруг чего-то (например, общего выживания), объединять нас должны какие-то общие ценности, присущие именно нашим европейским культурам.

Однако поразмышляем. Раз кризис случился, значит с нашими ценностями точно было что-то не так. Если бы все было правильно, то и кризиса бы не было. Значит, сооружая «прекрасный новый мир» из прогнившего старого, от каких-то представлений, ценностей и институтов следует отказаться – это дважды два, как говорил Беня Крик. А вот от каких?
Мой собеседник занимает в этом вопросе весьма радикальную позицию, что подтверждает следующий диалог:

trim_c : а что собственно мы должны стараться спасти?
detnix : Из имеющегося - практически ничего. То, что сейчас творится вокруг нас должно быть полностью заменено.

Вот это на мой взгляд ядро проблемы. Народ остается сам собой до тех пор, пока сохраняются нерушимыми некие основы народной жизни – некая система культурных ценностей, традиций и институтов. Если они разрушены, народ погиб, даже если и не уничтожен ни один из его представителей. Не зря именно подрыв основ народной жизни, а не количество жертв является квалифицирующим признаком геноцида.
Если мы добровольно соглашаемся полностью заменить все, что сейчас вокруг нас, то это означает, что русского народа больше нет. Так же как украинского, французского или американского. Люди остались, и гены остались, но народа нет. Как исчезли в истории египтяне, эллины и римляне. Люди остались, но культура погибла и народы погибли.
Т.е. если мы отказываемся от всего своего, то мы соглашаемся с собственной гибелью, и борьба за выживание проиграна еще до ее начала.

Я верю в то, что человек не только выстоит - он победит.
/У.Фолкнер/

Пессимистический оптимизм

Если главная наша цель выживание, то Россия должна стремиться сохранить русскую цивилизацию, а Европа европейскую. А у Израиля и США тоже могут оказаться свои нерушимые ценности.
Но тогда непонятно каким образом должно произойти объединение – многие базовые ценности этих культур различны. Да, русские ближе к англичанам, чем китайцы, но и различия достаточно ощутимы, а значит неизбежны внутренние конфликты, а всякое объединение есть объединение не «за», не вокруг общих ценностей, а «против» – против арабов, китайцев, индийцев (нужное подчеркнуть). Но такие объединения по необходимости ситуативны. Это объединение «за 5 минут до смерти», это не стратегия, а тактика. Тогда как предполагаемые противники представляют действительно единые цивилизации, естественно единые, а не в силу угрозы.
Значит, мы проиграем битву еще до ее начала.

И по-прежнему остается вопрос, что делать с нашими ценностями? Какие следует взять с собой в будущее, а какие оставить в прошлом? Ибо не решив этого вопроса, мы будем лишь продлевать кризис. Тогда мы живем в мире «Столкновения цивилизаций» Хантингтона, а в этой ситуации мы обречены на поражение.
Это пессимистический взгляд.

Есть еще соображения в пользу пессимистической оценки возможного объединения белых против цветных и обеспечения поддержания сложившегося статус кво, принципов реальполитик, сложившегося культурного и политического разделения мира.
Это процессы реального объединения мира, причем то, что принято называть «глобализацией» есть лишь часть объединительных процессов.
Транспортно и информационно, экономически и экологически мир все больше и больше становится единой системой – это объективная реальность. И любые процессы, ведущие к локальным объединениям, созданию жестких и слабопроницаемых границ, обособлению и противопоставлению, подчеркиванию цивилизационных разломов – это процессы, пытающиеся перегородить течение реки с помощью конструктора Лего.
Это попытки вернуться в прошлое.
Вот и заключение пессимиста: сохранить разделение культур и цивилизаций в том виде, в каком оно сформировалось в 19 и 20 веке не удастся в принципе.
По моему глубокому убеждению, это ложная цель.
А в чем же оптимизм? Где надежда?

1. Я верю, что будет сформирована новая цивилизация, и что она сохранит многое из того, что представляется мне базовыми ценностями уходящей европейской цивилизации.
2. Я думаю, что в 21-м веке должна появиться новая мировая религия, я надеюсь, что она заменит собой разновидности иудаизма, христианства и ислама – это как минимум.
3. На основе новой религии начнет формироваться новая цивилизация, и она объединит Европу, Переднюю Азию, Северную Африку, Россию, Северную и Латинскую Америку. Разумеется не всех, но многих и не сразу, но в «исторически краткие сроки». Потому что у меня есть серьезные основания полагать, что долгих сроков нам история не отпустила. [1]
И человечество стоит перед дилеммой – начать менять некие цивилизационные парадигмы и быстро объединяться, или просто погибнуть, в лучшем случае – впасть в варварство.
4. Мне кажется, что мы стоим на пороге «Нового Средневековья». Новое общество будет гораздо более коммюнитарным (просьба не путать с коммунистическим). Т.е. человек будет в большей степени ощущать себя частью, и в меньшей целым. И будет сильнее ощущать свою ответственность перед обществом и перед будущим – я имею в виду прежде всего обыкновенного рядового человека. Но он в значительно большей степени будет ощущать свою связь не только с родом и местной общиной, но и с человечеством и планетой как целым.


Вот таков мой оптимизм. Он достаточно пессимистичен в отношении тех рецептов, которые предлагает нам сегодняшняя политическая практика и политическая философия. Потому, что «проблемы не могут быть решены в рамках тех концепций и представлений, которые и привели к этим проблемам».

Ну, а все-таки, так что же делать? Тут каждый отвечает только за себя и отвечает по-своему. На мой взгляд, сегодняшний ответ: «нужно возделывать свой сад», как советовал Вольтер.
И я стараюсь в меру своих сил и возможностей передать новому поколению те ценности и представления, которые мне дороги и которые, как мне кажется, должны выжить.
Вот такая позиция пессимистического оптимиста



---------------------------------------------------------------------------------------------

[1] В частности как пример угроз, могущих проявиться в самом ближайшем будущем, угроз, требующих согласованных реакций человечества и появления новых моральных авторитетов, новых пророков (может и светских, но мне кажется, что тут необходимо вмешательство религиозных деятелей), можно привести угрозу скачкообразного увеличения продолжительности жизни, описанную мной ранее
Tags: кризис Запада
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments