?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Аваков у Рахманина. Часть вторая - "всяческая суета"
trim_c

Вчера я разместил у себя первую часть интервью Министра внутренних дел Авакова ведущему журналисту ЗН Сергею Рахманину; ее можно было бы назвать "суета вокруг схем", т.е. она была монотематична и посвящена теме борьбе с фальсификациями, причем по преимуществу с фальсификациями со стороны избирательного штаба Порошенко. Вторая часть интервью пестра, касается разных разностей, и некоторые из них я позволил себе попросту выбросить, так что читатель получает сокращенную версию


Проблема не в отношении Запада к выборам, и не в реакции Запада на кандидатов. Проблема — если у нас будет не вполне легитимный президент.

Я, например, считаю, что сейчас Порошенко имеет шансы в честной борьбе, как минимум, выйти во второй тур. Потому что ему удалось донести до избирателя необходимые сигналы. Но если его штаб начнет заниматься странными вещами, — это риск, который может погубить его политическую перспективу.

— Была информация, что президент хотел прийти на недавний съезд "Народного фронта", но против его появления категорически выступил Яценюк, заявивший, что покинет зал в случае прихода Порошенко. Это правда?

— Да. Мы были категорически против. И я, и Арсений. Потому что я считаю, это неправильно. Человек, который организовал кампанию по дискредитации "Народного фронта" и Арсения Яценюка, придет к нам на съезд? Турчинов мягко спрашивал, как мы к этому отнесемся. Парубий рассуждал, что можно было бы подобную возможность рассмотреть. Мы выступили против. Это — наша партия. Чего ему приходить? Мы что, заявляем о его поддержке? Нет.

— Турчинов все еще пытается склонить вас к политическому союзу с Порошенко?

— Турчинов — умный человек, он не делает лишних движений и не борется с ветряными мельницами.

— Коломойский предлагал вам союз против Порошенко?

— Нет, никогда.

Я не в конфликте с Порошенко, хотя я ему и не соратник. Я это уже говорил и повторю. У меня с ним нормальный производственный контакт. Мы с ним в постоянном диалоге, но мы в разных партиях. Он много сделал для страны и многого не сделал.
С Коломойским я общаюсь так же, как и с Ахметовым и Пинчуком. Я со всеми в коммуникации, потому что иначе невозможно. Но нет никакого альянса ни с Коломойским, ни с Ахметовым, ни с Тимошенко, ни с Порошенко. Ни у меня, ни у партии.

— Насколько достоверна версия о том, что Петр Алексеевич задумывается о возможности вашего ареста?

— Я читал об этом в Интернете. Госизмена, наручники, арест... Больные фантазии кого-то из технологов его штаба, испытывающих дискомфорт от позиции министра внутренних дел. Способны ли они на реализацию такого беспредела? В сегодняшней Украине — думаю, нет.

— Борьба с фальсификациями — это единственная причина?

— А какая еще? Других причин нет. Я президенту в глаза сказал: я не против вас, но буду выступать против фальсификаций на выборах. Кто-то хочет платить агитаторам — пусть вначале изменит закон. Пропускайте через избирательный фонд средства, платите вознаграждение. Но пока законом это не разрешено.

— Вы были одним из инициаторов разработки законопроекта, ужесточающего ответственность за нарушения избирательного законодательства. Его дальнейшая судьба?

— В ближайшее время он, надеюсь, будет поставлен на голосование. Его суть — смягчить ответственность за некоторые мелкие нарушения и ужесточить ответственность за реальный подкуп. Поскольку любые нарушения во время выборов — это подследственность Нацполиции.

Некоторые товарищи выступали с инициативой забрать у полиции эту подследственность и отдать ее Государственному бюро расследований: мол, Аваков и полиция перестанут мешать, Аваков сохранит лицо, все будет красиво.
Не допустим. Забудьте!


— Совместный поход "Народного фронта" с Гройсманом на парламентские выборы возможен?

— Да все возможно, если это не противоречит принципам. Пока мы исходим из того, что НФ будет сохранять субъектность.

— И на президентских выборах партия никого поддерживать не будет?

— Да. Это решенный вопрос.
Системной поддержки партии нет и не будет — ни в отношении к Тимошенко, ни в отношении кого бы то ни было еще. "Народный Фронт" принял решение никого не поддерживать.

— Существует предположение, что в случае победы Зеленского в Украине начнется оперативный процесс перехода к парламентаризму.

— Думаю, да. В глазах многих Зеленский — президент, которому не будут свойственны те функции, которые взял на себя Порошенко.

Я всегда выступал последовательно за устранение дуализма государственных функций. Президент не должен заниматься всем — от энергетики до дипломатии. Считаю, если Зеленский победит на выборах, процесс перехода к парламентской республике будет ускорен. Это же декларирует и Тимошенко.

— Если Зеленский победит, значит ли это, что уже действующий парламент озаботится принятием изменений в Конституцию, сокращающих полномочия президента в пользу парламента?

— Не исключаю. Даже этот парламент, на мой взгляд, готов поддержать парламентскую республику. Парламентаризм — комфортнее для всех. В ближайшие пять лет, на мой взгляд, он — почти неизбежная конструкция. Если этого, не дай бог, не случится, у нас плохие перспективы для развития. Главный тормоз — даже не отсутствие структурных реформ, а дуализм власти.

— Прошло пять лет со дня расстрела "Небесной сотни". Накануне печальной годовщины руководитель управления спецрасследований ГПУ Сергей Горбатюк заявил: 10 человек, в отношении которых вынесены официальные подозрения в связи с причастностью к преступлениям, совершенным против майдановцев, по-прежнему занимают руководящие должности в полиции. Вам есть что ответить на такой упрек?

— Мне не известно, есть подозрения или нет. Если Горбатюк, который четыре года расследует это дело, имеет доказательные основания, он должен поступать как профессионал. Вынести решение об отстранении от должности, об оглашении подозрения и его обеспечении. Подозрение направляется в суд, суд принимает решение. Мы его выполняем. Но Горбатюк просто говорит: нам, мол, известно, что прапорщик Петренко, якобы по заявлениям активистов, может быть причастен к таким-то преступлениям. Пускай процессуально доведет дело до конца, и по решению суда мы всех, кого укажут, отстраним. Так что к Горбатюку и его словам я доверия не испытываю.

Еще в апреле 2014-го я на совместной пресс-конференции с главой СБУ Наливайченко и генпрокурором Махницким предал огласке все имевшееся на тот момент сведения, включая информацию об участии "черного "Беркута" в расстреле "Небесной сотни". В мае того же года это дело забрала Генеральная прокуратура, и мы больше не имеем никакого отношения к его расследованию. А к тому моменту все уже было ясно. Был список "черного "Беркута", все они были арестованы. После чего прокуратура половину из них отпустила.

— Но ведь утверждали, что их отпустили при содействии сотрудников полиции.

— Утверждать можно все что угодно, должны быть доказательства. Мы их всех задержали. Их привезли, держали в киевском управлении милиции, потом собрались "беркутята", человек 30, постояли, помитинговали. Мы предлагали "закрыть" всех. Прокуратура арестовала троих, всех остальных отпустила.

Сейчас появилась информация по Пилипенко, — моим приказом командующему Нацгвардии Аллерову поручено провести служебное расследование по этому поводу, а сам Пилипенко на это время отстранен от работы. А дальше посмотрим, что покажет следствие. Невиновен — будет работать. Виновен — понесет наказание, но только по закону.

— Насколько известно, во время расследования так называемого секс-скандала с сотрудником НПУ Александром Варченко выяснилось, что некоторые сотрудники полиции сливали оперативную информацию "налево". Это так?

— Проблема не в этом. Вопрос в том, кто заказал секс-скандал. А заказал его один человек, заинтересованный в контроле над Государственным бюро расследований. Он имеет некоторое отношение к руководителю ГБР, а жену Александра Варченко, Ольгу, первого зампреда бюро, рассматривал как конкурирующую сторону.

— Для вас в деле Гандзюк все понятно?

— Для меня в этом деле есть вещи неприятные, инспирированные, по имеющейся у меня информации, сотрудниками СБУ. Они использовали эту ситуацию как инструмент для дискредитации определенных лиц и определенных сил. В том числе и для дискредитации полиции.

Для наших противников главная задача — подорвать доверие к полиции. По любым опросам, какой не возьмите, уровень доверия к НПУ — от 30 до 37 процентов. Кстати, к другим органам в орбите МВД — Нацгвардии, ГПСУ, ДСЧС — еще выше. Доверие к полиции взлетало до 45 процентов на фоне эйфорийных ожиданий. Сейчас приземлилось на спокойный, вполне адекватный уровень. Сравните с уровнем доверия к другим госструктурам, к политикам, к НАБУ.

И это доверие, помимо всего прочего, опирается на реальные достижения. Можно долго спорить о правильной/неправильной статистике, о ее интерпретациях, но есть цифры, с которыми спорить трудно. Наиболее точный показатель — количество совершенных и раскрытых убийств. Потому что, простите, труп не спрячешь.
Соотношение совершенных и раскрытых убийств, по годам: 2014-й: 4398/1735; 2015-й: 3004/1511; 2016-й: 1726/1424; 2017-й: 1551/1387; 2018-й: 1508/1395. С каждым годом количество убийств уменьшается, а процент раскрываемости возрастает. То есть работает и принцип превенции, и метод наказания.

А если существует доверие, у тебя есть право на необходимое, оправданное применение силы. Если нет — ты бессилен.

— Кровавое побоище в Княжичах. Спустя два с лишним года вам все ясно в этой истории?

— Скажу коротко: первопричина — непрофессионализм. Периодически такое случается. В последнее время — реже. Но чаще, чем хотелось бы. Реформа такой огромной и сложной системы как МВД — вещь деликатная и болезненная. От старого милицейского состава в полиции осталось 56 процентов. Одни критикуют нас за то, что осталось слишком много "прежних", другие — что вымыли квалифицированные кадры. Реформа — сложный процесс, и он неотделим от иных процессов в обществе.


Тут есть много всяких интересных деталей.
НО есть и очевидный мэйнстрим. МВД - единственное силовое ведомство, контроль над которым Порошенко еще не осуществляет. Перед выборами он воспринимает этот факт как реальную угрозу лично себе. А он человек действия.

И Аваков дает ясно понять, что давлению он не поддастся - и это хоть какая-то гарантия того, что выборы пройдут хоть несколько прилично (учитывая что СБУ, прокуратура и суды уже под контролем Порошенко - ограничения против остальных действовать будут жесткие, проблема для любого конкурента действующего президента - как защитить свои голоса).

Однако сам Аваков в этих условиях ведет себя как типичный милицейский начальник - все обвинения в адрес своих сотрудников он отвергает, и для отстранения от руководящих должностей требует доказательств через суд. Т.е. для увольнения нужны основания на уровне вынесения обвинительного приговора. Причем принцип презумпции невиновности считается действующим и для увольнения.

И конечно заслуживает внимания утверждение, что избрание Зеленского сильно ускорит переход к паламентской форме правления. Тут и я начинаю подумывать, а нее проголосовать ли за Зеленского - хотя бы ради ускорения такой реформы.

Двоевластие в той жде почти степени мешает Украине как и олигархическая система. И именно президенты чуть ли не главный тормоз реформы системы государственной службы - президенты хотят иметь возможность назначать своих людей вместо независимых специалистов.

Может и впрямь за Зеленского голосовать - сколь ни неприятен мне этот кандидат?

Последние записи в журнале



  • 1
А также Минские соглашения не касаются сбитого Боинга, отравления Скрипалей - и далее по списку.

НО это не значит, что такой проблемы не существует. Награбленное все равно придется отдавать

Совершенно верно. Это другие вопросы и занимаются ими другие органы.

  • 1