trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Мобилизационная партия


За всеми нашими президентскими делами, выборы, инаугурация, команда, роспуск Рады и пр., и др., и т.п. - совсем я упустил нашего Великого соседа и Большого Брата. А там тоже прелюбыпытные вещи случаются. Во всяком случае не замечать их было бы глупо для меня и почти преступно для новой команды. И рупором, объявившим о том Урби ет Орби оказался самый известный из сливных бачков России - а именно Сам Алексей Венедиктов.

В своем "Будем наблюдать" от 20 апреля он аннонсировал ни много, ни мало, а формирование новой партии внутри правящей кремлевской структуры.
Однако, здравствуйте, приехали.

Причем партии, которая претендует на управление, на минуточку, полумиром


С. Бунтман — Продолжаем. Алексей Венедиктов здесь. Сергей Бунтман – ведущий. Мария Бурсина – звукорежиссер. Ты написал загадочную совершенно, оказалось, что это продолжение твоей идеи, твоего тезиса о мобилизационной группе, мобилизаторской партии. И вот ты написал с именами, отчествами, что группа эта крепнет. В своем Telegram-канале, это публично, ты не мне нашептал, а написал публично. Что это означает?

А. Венедиктов — Это означает, что внутри с моей точки зрения бюрократии, внутри путинской демократии оформляется и крепнет политическая партия. Еще раз, хотел бы подчеркнуть, что это не группа.

Тут я возражу тебе. Это политическая партия, то есть у которой есть видение сегодняшнего и будущего России. И которая планирует именно как политическая партия, а не как инструмент президента, не как силовые ведомства. Я ее называю мобилизационная партия. Называйте ее как угодно, можно назвать ее реакционной партией или наоборот прогрессистской. Такие победоносцевы. Она организационно оформляется и крепнет. И мы видим, как протуберанцы выбрасываются, так вот выбрасываются некие ее решения и действия, и мне очевидно, что во главе этой группы, партии все-таки, политической партии или организационного крыла стоит секретарь Совбеза Николай Платонович Патрушев. И в эту группу, в эту партию входит и Игорь Иванович Сечин, и Юрий Ковальчук. Соответственно. И ее боевым крылом является Пригожин Евгений Викторович. Это я не написал. Довольно тесно с ними существующий. Это партия крепнет, потому что транзит турбулентен. Или трансферт. В эту партию входит и наш посол в Белоруссии Михаил Бабич, естественно, что эта партия…

С. Бунтман — А он настолько влиятельный Бабич, что…

А. Венедиктов — Достаточно. Потому что история с Беларусью это один из центральных элементов трансферта. Или транзита. Как хотите. Возможного. И мы это видим по новостям. И видим, как вчера Лукашенко сурово и грозно показывал кулаком, а сегодня он практически извиняется. И даже не перед Рамзаном Ахматовичем. И эта история видна и во внешней политике, в риторике. Дивная история о том, как на этой неделе был так называемый научно-экспертный совет при Совете Безопасности РФ. И там выступал Патрушев, он произнес несколько замечательных фраз, которые передали российские агентства. РИА-Новости, ТАСС. Нет, РИА-Новости не помню, но ТАСС и Интерфакс о том, что США являются угрозой, гибридной угрозой безопасности существования вообще нашего мира на земле. Да, да, не надо на меня так смотреть.

С. Бунтман — Мира всего.

А. Венедиктов — Глобуса, да. Через 15 минут приходит сообщение от того же ТАСС и Интерфакса о том, что это сообщение передано по ошибке. То есть оно само сообщение ошибочное или оно передано по ошибке. И там было еще несколько таких сообщений. Это в тот день, когда представитель Совбеза, помощник президента Трампа Фиона Хилл приехала на встречу с Патрушевым. Если я правильно понимаю, с Патрушевым в результате встречи не было, была встреча с Рябковым из Министерства иностранных дел.

И естественно, что Владимир Путин частично ей принадлежит, как собственно и всей бюрократии. И она становится ведущей и все эти истории с делом Калви, Абызова, с делом в Ингушетии и силовым, это вся история и с делом «Нового величия», это вся история — продукт вот этой партии. Которая входит в коалицию имени Владимира Владимировича Путина. Вот, собственно, я написал для знающих людей, не упоминал фамилию, упоминал имя-отчество. На самом деле люди наблюдающие знают, кто такой Юрий Валентинович. Это Ковальчук. Я не сторонник того, что в России существует, и ее сейчас называют группа силовиков или партия силовиков, не все силовики входят в эту политическую партию. И не все, кто в этой политической партии – силовики. Поэтому более точно называть ее мобилизационной. И честно говорить, что во главе нее стоят Патрушев и Ковальчук.

С. Бунтман — Скажи, пожалуйста, партия есть такая, а если некая внутриоппозиционная партия. То есть иного толка.

А. Венедиктов — Есть группы, но они не оформлены, конечно. Есть группы, которые не столь ясно и не столь силово и не столь изоляционистски выражают свои взгляды. Есть не группы, есть люди, условно говоря, помести туда куда-нибудь, я не знаю, Кудрина, а с другой стороны в этой партии нет Чемезова. Но Чемезов не альянс с Кудриным. Ростеховский я имею в виду. Хотя Чемезов относится к силовикам, но он не альянс, он не создает единую партию политическую. С Кудриным, с Грефом, с Набиуллиной. С Кириенко. С Вайно. И конечно, есть люди с другими взглядами, скажем так. Но люди с другими взглядами в окружении президента, еще раз я подчеркиваю, я говорю о путинской бюрократии, о путинском политическом сопровождении. Эти люди глядят в другую сторону. И они понимают, что операторами этой политической партии выступает частично ЛДПР, частично КПРФ. Мобилизационной партии. Это все путинская бюрократия. Поэтому как партия – нет. Но это тоже часть Путину.

С. Бунтман — Ты сказал, что здесь существуют разрозненные фигуры и такие более-менее силы.

А. Венедиктов — Группы.

С. Бунтман — Которые менее изоляционистские, менее и так далее. А вовсе не изоляционистских там вообще нет?

А. Венедиктов — Подожди. Есть же люди, которые считают, что все-таки безопасность должна быть и поэтому вот эта часть должна быть изолирована. Поэтому что такое мнение изоляционистские. Это же не бывает химически чистой истории. Все понимают, что в условиях признания того, а путинская бюрократия сто процентов, 99 признает, что Крым наш, в этих условиях создается ситуация, при которой определенный изоляционизм будет.

С. Бунтман — Владимир спрашивает: «А Сурков и Золотов за чьи ворота играют?»

А. Венедиктов — Они не входят в мобилизационную партию. Пока.

С. Бунтман — И Золотов тоже.

А. Венедиктов — Да. Мы не видим этого. То есть я не вижу этого. Может, вы видите, вы знаете больше.

С. Бунтман — Михаил из Санкт-Петербурга: «А Миллер где?»

А. Венедиктов — Ваш Миллер в «Газпроме»,

С. Бунтман — Да. Но сейчас мы будем, а кто в лавке остался у нас получится.

А. Венедиктов — Миллер на политическую ситуацию, Алексей Борисович Миллер в отличие от Игоря Ивановича Сечина, на политическую ситуацию прямого влияния не оказывает. И предпочитает в нее не играть. Игорь Иванович Сечин предпочитает в нее играть. Смотри Венесуэлу, например. Это же не чистая экономика. Поэтому, Михаил из Санкт-Петербурга, вы так чуть-чуть сами подумайте. И не приписывайте мне того, чего я не говорил. Вообще из крупных корпораций…

С. Бунтман — Нет, здесь не приписывают. Просто спрашивают.

А. Венедиктов — Нет, из крупных корпораций, а почему Миллер. Почему не спрашивают Богданова из «Сургутнефтегаза»… Росатом.

С. Бунтман — Целый список.

А. Венедиктов — Я вам назвал тех, кто активничает в политике впрямую. Впрямую.

С. Бунтман — Ты говорил, что это мобилизаторская группа, партия.

А. Венедиктов — Партия, которая видит будущее России…

С. Бунтман — И это необязательно формально силовики.

А. Венедиктов — Нет, необязательно формально силовики. Хотя их основное видение это силовые решения внешних и внутренних проблем.

С. Бунтман — Здесь спрашивают: «А на что нас мобилизуют таким образом?»

А. Венедиктов — Для сохранения и роста РФ. И ее влияния в мире. У всех цели благородные можно сказать. Цели можно назвать какие угодно. В данном случае политическая партия это видит, огромную могучую реваншистскую советскую страну, которая полмира контролирует. А остальные полмира ее боятся. Вот, собственно говоря, это ее видение. Вот на это мобилизует.

С. Бунтман — А можно ли ее назвать просто партией войны? – спрашивают.

А. Венедиктов — Война это же средство. Ее можно назвать партией мира. Так нарастить военную мощь, что все побоятся с нами воевать. Это же вопрос не карточных названий. Я же по сути. А как назвать – называйте, как хотите. Они могут себя назвать там консервативной партией. Можно. И партией войны можно, и консервативной можно. И партией мира можно. Главное – не назвать. Главное – понять.

С. Бунтман — Юрий делает такое обобщение: «Это просто объединение людей у власти, которые боятся потерять кормление. Просто это те люди, которые выбирают такой вот метод».
А. Венедиктов — Это обедненное видение. Это упрощенное видение. Но оно тоже имеет право у Юрия быть.


Вот такая заявочка. Хотел бы подчеркнуть: Веник просто так подобных вещей не говорил и говорить не будет. И раньше, чем открыть рот, он долго и тщательно взвешивает риски. И не умей он этого делать хорошо, мы бы сегодня в лучшем случае знали бы, что есть такой блогер. А может быть даже и директор очень популярной радиостанции. В Киеве. Или в Нью-Йорке на Брайтоне.

Потому не сомневаюсь, что основания для подобного заявления есть. А еще есть влиятельные, а есть и очень влиятельные люди, которые очень не против того, чтобы эта информация прозвучала в открытом доступе.

Потому на мой взгляд воспринимать сказанное нужно очень и очень серьезно - и в первую очередь в Киеве.
А пока что знакомлю моих читателей.
Tags: Венедиктов, Кремль, партии, угроза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments