trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Доктор Комаровский про реформу, корь и инопланетян с Зеленским


Это интервью Комаровского для ВВС, как очень многие интервью для ВВС оно огромное.
Мне иногда англичане тоже кажутся инопланетянами: они покупают очень толстые газеты на бумаге, разворачивают их по утрам и... читают! - а в этих газетах дли-и-и-нные интервью, так, не поверите, - они их тоже читают!

Тогда как самая читающая нация мира и ее потомки лучше всего читают твитер и инстаграм, а любой текст, длинней смски, для них уже сущее наказание. Потому я урезал, что мог. Но текст все равно длинный.
Но этот текст не про политику борьбы командой клоунов - он про наше здоровье и нашу жизнь. Потому напрягитесь и постарайтесь осилить. Я призываю - "делай как я!" - ведь я осилил... не без труда... Значит и тебе это под силу, читатель мой.


Комаровский и Зеленский

Телеведущий и известный врач Евгений Комаровский лично знает президента Украины более девяти лет, называет «старым другом» и согласился быть его советником. Министром здравоохранения Комаровский быть не хочет, критикует медреформу, хотя хвалит определенные ее части.

В своей клинике в Харькове, где есть куча игрушек и собственная студия, он рассказал ВВС, как ему предлагали деньги за знакомство с Владимиром Зеленским и сказал, что чувствует стыд за эпидемии кори в Украине.

ВВС: Как вы реагируете на тот факт, что в XXI веке Украина лидирует в мире по количеству людей инфицированных корью? Это же стыд.

Евгений Комаровский: Конечно, это стыд и это - недостойно европейской страны. Но на это есть целый комплекс причин и моих реакций. Есть моя внутренняя реакция как врача-инфекциониста, который много видел тяжелобольных, и который понимает, как это глупо - болеть болезнями, в отношении которых имеются простые и эффективные способы профилактики.

Прежде всего - это человеческие жизни, это реальная инвалидность, которая угрожает многим людям, это смерти. Я уже не говорю о миллиардных экономический ущерб для простых людей. Сегодня мы имеем корь, где смертность примерно 1 из 1000 больных. А ситуация с защитой от дифтерии - не лучше. И если на смену кори придет дифтерия, то это будет 5% смертность, как минимум. А это уже другого порядка угрозы.

Государство должно информировать людей, к чему ведет отсутствие прививок. А государство не только игнорировало эту тему, но и допустило, что практически все информационные каналы были вовлечены в антивакцинальную пропаганду.

Вообще ситуация с угрозами в сфере здравоохранения недооценивается, игнорируется. Причины этому две - это крайне низкий интеллектуальный уровень людей, которые принимают решения. Решение принимают, исходя не из интересов людей, а из возможностей заработать. Также на первом месте остается коррупционная составляющая принятия медицинских решений.

ВВС: Украина имеет нового президента, вероятно, скоро будет новое правительство, какие конкретные шаги нужны, чтобы лучше и эффективнее бороться с эпидемией?

Евгений Комаровский: Есть целый комплекс мероприятий, которые можно рекомендовать. Прежде всего, это доступность вакцин и демонстрация того, что у нас качественные вакцины. Активная пропаганда всеми возможным средствами. Демонстрация серьезного отношения к прививке первых лиц государства. Я буду рекомендовать президенту, чтобы он привился сам и прививал всю свою семью от гриппа в прямом эфире, чтобы все это видели.

ВВС: Изменения в законах также должны быть? Например, один директор школы в Львове рассказывал, что не может запретить невакцинированным детям посещать школы.

Евгений Комаровский: Я однозначно считаю, что дети, у которых нет прививок без медицинских показаний, не должны посещать школы и детсады. Но я прекрасно понимаю, что будет много истерик и скандалов, что, мол, «моего ребенка лишили права на образование». Поэтому я считаю, что необходимо инициировать обращение в Конституционный суд.

/Через несколько дней после записи интервью стало известно о решении Верховного суда о том, что «запрет посещать детские сады невакцинированным детям полностью соответствует закону»/

Медреформа - «праздник, который быстро закончился»
ВВС: Миллионы украинцев уже подписали декларации с врачами и к этой цифре апеллирует МЗ, когда речь идет о том, поддерживают украинцы медреформу. Вы говорили, что поддерживаете курс на реформу, хотя есть к ней много замечаний. Так медицинская реформа, по вашему мнению, успешная или нет?

Евгений Комаровский: Я могу назвать плюсы реформы - мы впервые задекларировали, что никакой особой украинской медицины не существует, что медицина бывает научная, а все остальное - это вообще не медицина. Мы декларировали, что нельзя допустить ситуации, когда каждый врач лечит, как ему хочется. Не может такого быть, чтобы человек обошел пять различных врачей и получил пять различных рекомендаций.

Я человек, который всю свою жизнь сражался именно за это - за то, что есть протоколы лечения, принцип оценки эффективности лекарств, что есть международные образцы, как действовать правильно, и я не находил в этом никакой поддержки. И вдруг со стороны Минздрава я услышал декларации, над которыми я бился столько лет. Для меня это было личный праздник.

Далее мой праздник закончился. Потому что с самого начала реформ я говорил, что нельзя ничего реформировать без денег. И поэтому, когда есть закон Украины, согласно которому на медицину должно выделяться 5% ВВП, а выделяется менее 3%, и министр здравоохранения спокойно на это реагирует, то у меня никакой поддержки такому министру нет. Я этого категорически не понимаю.

Меня интересует не зарплата, а результат. Оценка должна быть следующая - сколько вызовов скорой было, а сколько стало? Вот это оценка эффективности работы врачей. Сколько детей с диагнозом « пневмония» были госпитализированы, а сколько перестали госпитализироваться и лечатся дома. И я таких критериев могу назвать сотни.

А сколько онкобольных закончили жизнь самоубийством, не выдержав боли? У вас есть эта статистика? А я хочу, чтобы у нас она была. А сколько трансплантаций было проведено в Украине? Я считаю, что это неправильно, когда в коллективе поликлиники педиатр начинает получать 500 долларов, а ЛОР, окулист и хирург продолжают получать 100.

Нельзя создавать конфликты между людьми.
Не бывает кардиолога за 6 тыс гривен и педиатров, которые сейчас пашут даже за 500 долларов. Не бывает в мире детского врача, который работает по 500 долларов в месяц, не бывает. Мы хотим, чтобы педиатры сейчас знали английский язык и английские протоколы? Где будут после этого работать наши педиатры?

ВВС: Вы перечислили, что, по вашему мнению, не так. Но, с другой стороны, вы также заявляли, что Ульяна Супрун для борьбы с корью сделала больше, чем все министры здравоохранения вместе взятые. Так в целом ее деятельность и ее команды, как вы оцениваете?

Евгений Комаровский: Я оцениваю, если 10% сделанного - очень хорошо, то 90% - очень плохо. Медицинские услуги не стали доступнее, медицинские услуги не стали качественные, врачи не стали лучше жить, дефицит медицинских работников нарастает. А главное - абсолютно нулевая коммуникация с обществом и нулевая с врачами. Врачи не понимают и не любят « исполняющей обязанности» министра.

Более того, люди не понимают, почему министр здравоохранения, несмотря на все существующие законы, уже столько лет имеет приставку ВРИО. Люди считают, что есть какие-то подковерные игры, в связи с чем положение министра здравоохранения какое-то особое, что он не подчиняется никому.

«Идеологически мы с Супрун брат и сестра»
ВВС: И вы, и Ульяна Супрун известны ниспровергатели мифов - о лечении « фуфломицинамы», гомеопатии. То есть вы смотрите в одном направлении с ней ...

Евгений Комаровский: Не просто в одном, идеологически мы братья и сестры. Ульяна для нас как врач - инопланетянка. Я чувствую себя инопланетянином в этой стране последние 25 лет. То, к чему призывает Ульяна сейчас всех врачей, я так лечу с 1991 года.

ВВС: Почему же столько критики с вашей стороны?

Евгений Комаровский: Моя критика очень конкретная. Почему я не становлюсь министром? Я не умею реформировать. Я не умею сажать людей в тюрьмы, составлять приказы.

Ничего у вас не получится, если ты начинаешь что-то реорганизовывать, не имея средств, не имея четкой программы, и имея подчиненных, которые саботируют то, что ты делаешь.

Я привожу конкретные примеры: я хочу знать, сколько пересадок почек провели в Украине за прошлый год. Ноль. Это реформа? Вы можете сколько угодно опровергать мифы, сколько угодно рассказывать обо всем.

Вы считаете, что купить ангиографы и стенты - это реформа кардиослужбы? Нет.

Реформа кардиослужбы - это врач, которого уважают, и который заинтересован в том, чтобы стентирование вам не понадобились, который выписал вам лекарства согласно протоколу, проследил, чтобы у вас дома был аппарат для измерения давления, и чтобы вы умели им пользоваться, отправил вам медсестру домой.

А фальсификация лекарств вас волнует? А что сделано в этом направлении? Так где реформа?

Когда я получаю письма о том, что творится в стационарах, у меня волосы дыбом встают.

А все эти ситуации, когда на территории каждой больнице есть аптека и купить можно только там и главврачи в доле с этой аптекой. Это никому не известно? Это разве изменилось? Поэтому мне это и болит, потому что люди, которые потенциально знают, что такое хорошо и что такое плохо, вешают лапшу на уши.

ВВС: Вы сказали о боязни, что часть положительных изменений от реформы, которая есть, исчезнет из-за ситуации в стране - у нас летом выборы, будет новый парламент, а осенью, вероятно, новое правительство. Какие шансы, по вашему мнению, что эта реформа будет продолжена? И если будет, то в каком виде?

«Познакомь с Зеленским за любые деньги»
ВВС: Вы перечислили факторы, на которые надо обращать внимание при реформировании медицины. А вы как советник президента будете на это обращать внимание? Вы уже успели дать Владимиру Зеленскому какие-то советы? Если да, то какие?

Евгений Комаровский: Нет. Не давал. Потому что у меня он их не спрашивал.

У общества складывается такое мнение, что советник президента, это такой, как говорит наш президент «чувак», который находится рядом с президентом и берет деньги за знакомства, за правильные советы. У меня здесь было столько народу с криками: «Познакомь за любые деньги», что я теперь понимаю всю суть украинской политики.

Я вижу свою роль в том, что, когда у президента возникают какие-то вопросы, связанные со сферой здравоохранения, то он должен иметь возможность поговорить с человеком, который не заинтересована коммерчески и выяснить - за этим решением стоят интересы пациентов или чей-то бизнес.

Но пока он не звонил.

ВВС: Во время представления команды Зеленского вас показали как человека из сферы медицины, к советам которой будет прислушиваться президент. Но вы говорите, что вы не хотите быть министром, и только, когда у вас будут спрашивать, вы будете давать советы. Но что же тогда делать и кому?

Евгений Комаровский: Реформа здравоохранения не имеет никакого отношения к полномочиям президента.
Вот когда будет своя партия, когда будет писаться программа партии ...

Я никогда не был человеком, который хотел власти. Если первые лица партии «Слуга народа» или какой-то другой партии будут не в состоянии отличить интересы пациента от бизнес-интересов структур, или не хотят отличить, я не могу там быть.

Как только я увижу, что какое-то решение в медицинской сфере будет заранее неправильное, я об этом сразу сообщу. Сейчас я нахожусь в таком уникальном положении - я человек, к которому кандидат в президенты обратился с просьбой быть его советником. Я согласился.

С Зеленским как с президентом я еще не общался и я даже боюсь что-то говорить, потому что это будет восприниматься, как позиция президента. Но я - частное лицо. И у нас с президентом могут быть кардинально разные позиции.

ВВС: Когда будет идти выбор, кого назначать на должность министра здравоохранения, вы будете кого-то советовать?

Евгений Комаровский: У меня в голове есть определенные кандидатуры, но не буду их озвучивать.

ВВС : Но вы хотели бы участвовать в этом процессе, в обсуждении?

Евгений Комаровский: Я бы хотел держаться от этого подальше. Я и раньше знал, какое это дерьмо - украинская политика, но недооценивал это.

Сегодня среди людей, которые скорее всего пройдут в Раду, у меня есть много знакомых, которые звонят и спрашивают меня, и которым я даю советы на вопрос, что такое хорошо, а что такое плохо. Я скорее вижу себя в роли медицинского лоббиста интересов простых людей, а не медицинского бизнеса. Это для меня самое важное. Моя задача - это объединение усилий, чтобы мы не видели этой безумной войны между комитетом Рады и Минздравом. Я могу предложить себя как чемпиона по коммуникациям.

Я не буду советником, который будет давать удобные советы. На моих советах не заработаешь. Владимир Александрович давно осведомлен, что на мое решение нельзя повлиять деньгами. Мы с ним уже 9 лет общаемся.


BBC News Украина
Tags: ВВС, Комаровский
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments