?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Сны и явь. Будущие Хароны
trim_c

Александр Макаров

Автор по моему глубокому убеждению один из самых информированных и понимающих политических журналистов в стране. Первая тройка - просто вне сомнений. Правда подпись - псевдоним. Поскольку по жанру перед нами маловысокохудожественный правдивофантастический но все таки рассказ с намеком, я его почти что и не редактировал - худлит редактировать страшновато.


День был сумасшедшим — сегодня он впервые зашел в зал Верховной Рады, посидел в своем тесном рабочем кресле, понажимал на кнопки, познакомился с десятком коллег по фракции. Нормальные ребята оказались. Впечатлений было выше крыши, и только сегодня он понял, что вся его предыдущая жизнь осталась там, в родном городе. Здесь начиналась жизнь новая, неведомая и загадочная, и, на первый взгляд, чертовски привлекательная.

Он встал и включил торшер.

— Сергей Владимирович, выключите торшер, пожалуйста, — раздался в комнате голос.

— Что? Кто это? — сказал он и осмотрелся. В комнате никого не было.

— Я все вам расскажу, но выдерните вилку торшера из розетки и, если можно, отключите телефон. Вон тот, на тумбочке, — продолжил голос, звучащий из телевизора. Экран оставался темным, горел лишь красный индикатор.

Словно робот, он сделал все, о чем говорил голос, и подошел вплотную к телевизору.

— Кто вы? Ничего не понимаю. Откуда вы меня знаете? Вы что, из СБУ?

— Да нет, — ответил голос. — Из СБУ телефон, вон тот, гостиничный. Вы его не включайте лучше никогда. Торшер, кстати, из НАБУ. Нет, я ваш друг. Скажем, гид по новой жизни.

— А.. Вы меня видите? И где вы?

— Нет, я вас не вижу, не пугайтесь, но в наше время не обязательно видеть человека, чтобы быть уверенным, что общаешься именно с ним. Диджитал, знаете. Полный диджитал. Вот нашего нового президента мало кто видел в жизни до выборов — и ничего. Да и место моего пребывания не имеет значения. Важно, что вы мне интересны. И не только мне.

— Кому еще? Что вам вообще нужно?

— Скажите, вам нравится место вашего проживания?

— Ну так.. номер, конечно, так себе, но переночевать хватит.

— Ну да.. А на что вы жить собираетесь? На депутатскую зарплату?

— Это вообще не ваше дело! Что вы вообще обо мне знаете?

— Немного, конечно. Но 42 947 накопленных вами долларов закончатся через год. Кстати, надо было бы их все задекларировать. Ваше рекламное агентство дает вам еще тысяч двадцать в год, но очень скоро партнеры поймут, что толку от вас в Киеве для них немного, — вы же "новое лицо", звонить в обладминистрацию и выбивать заказы не будете, — и платить долю перестанут. Да и звонки эти бесполезны. Олигарха своего у вас нет, как у некоторых ваших "коллег-слуг".

— Откуда… вы все это…

— Между прочим, ваша девушка Аня хочет не просто в Париж, а красиво в Париж. И вряд ли ей понравится то, что она увидит в этой конуре. Это я про ваш номер, — уточнил он. — Но есть и хорошая новость — стоматолог, которая вам неправильно поставила пломбу, уволена. — Голос хихикнул. — Не за вас, а за регулярное появление на работе в нетрезвом состоянии.

— Вы следили…

— Мы просто знаем. Например, что вашим родителям надо пройти медобследование в Германии, потому что местные врачи их уже окончательно достали. Что вам не совсем уютно жить на 58 квадратных метрах, когда ваши одноклассники имеют приличные дома. Что на вашем 8-летнем "Хюндае", наконец, надо менять коробку передач, а лучше просто его выбросить.

Слушайте, мир стал другим. Вы же слышали что-то о Big Data, но думали, наверное, что это все не о нас с вами? Что это где-то там мухлюют с голосами избирателей? Нет, дорогой. Реальные пацаны решительно взялись за виртуальное пространство.

Сереженька, поговорим о насущном. Я не готов обещать вам уровень жизни в Киеве, которого вы заслуживаете, но мы можем, учитывая необходимость вписаться в декларацию для НАЗК. И, самое главное, — подготовим вас к нормальной жизни после депутатства.

— А, так вот оно что! Нет, ну я слышал про это, но чтобы так! Подождите, а может, вы меня как раз сейчас и записываете?

— Да бросьте, — раздраженно сказал голос. — Стоите и разговариваете с выключенным телевизором. Если кого это и заинтересует, то только психиатра. Одним словом. Пять. Тысяч. Долларов. В месяц. Квартирку снимите за пятьсот, по декларации будет понятно, что вы медленно проедаете свои сбережения. Так потихоньку тысяч пятьдесят в год набежит. За Париж пусть заплатит Аня, типа из накоплений бабушки. Родители обследуются якобы из сбережений в подушке. Купите скромную "Тойоту". И когда этот этап в вашей жизни закончится, пойдете дальше в уверенности, что уж домик в Словакии заслужили…

— Да что вам нужно?

— Пустяки. Нам интересна пара тем в энергетике, альтернативной, например. Ну поддержка нашей… нашей с вами промышленности. Ну, голосование за парочку министров. Энергетика там, транспорт. Прямо перед голосованием я вам все сообщу…

— Стойте, у нас фракция…

— А там вы скажете, что имеете принципиальную позицию, переступить которую не можете. Что свои принципы не променяете ни на что. Что весь ваш жизненный опыт подсказывает... Я потом скажу, что он подсказывает..

— Но нас предупредили, что решение фракции обязательно…

— Вы, Сережа, личность. Яркая и неординарная. И, как любой народный депутат, за свои голосования отвечаете только сами. Учите регламент.

— Но меня же могут исключить…

— Да, у нас часто страдают за принципиальность. Если эта легкая неприятность случится — мы будем с вами рядом. Еще тысяча в месяц за моральные страдания. Плюс эфиры. Много.

— Ну… Только энергетика, инфраструктура — и все?

— Да, конечно! Мы, между прочим, больше вас заинтересованы, чтобы страна развивалась и реформировалась. Что хорошо нам, то хорошо и стране... или наоборот... Ладно, не суть. Если бы вы знали, как мы все тут заждались вас — молодых и энергичных, а то ваши предшественники зажрались так, что совершенно обнаглели. Вы — наша надежда, Сережа!

Теперь о деле. Конверты будут появляться в холодильнике. Он в курсе. В разделе для фруктов, где лимоны, ха-ха. Сорри, что не биткоины, но они колеблются туда-сюда.

— Подождите. А зовут вас как?

— Это вообще-то неважно, но называйте меня Харон. Немного пафосно, но мне нравится. Кое-кто обижается, кое-кто пугается, но, если подумать, это неплохо отражает содержание места, куда вы попали. Конечно, не все души, с которыми приходится работать, мертвые, многие имеют шанс выжить. Ваша душа, например, пока еще весьма и весьма… Вы еще вполне можете, если можно так выразиться, переплыть Стикс в обратном направлении… Важно, с чем поплывете…

Телевизор замолчал. Сергей медленно побрел в ванную. Он зашел и включил свет. Ванная была совмещенная.

— Минуточку, — раздался голос из угла, где стоял унитаз.

— Что надо? — устало спросил Сергей

— Садись, — приказным тоном велел унитаз — Как я понял, партнер тебе все уже объяснил. Как у него всегда выходит: первым встречает, последним провожает…

Унитаз, казалось, задумался.

— Но, с другой стороны, у меня тут безопасно, никаких торшеров и телефонов, — бодро продолжил он. — Ну так вот: работаем по банкам, по нефтянке. Пять за голосование и столько же за депутатский запрос.

— Да идите вы! Вы что, не понимаете, что мы тут хотим страну поменять!

— Обязательно все надо поменять, — согласился унитаз. — Мы за перемены. Вот лотерейный бизнес, например, — они там так засиделись, что давно пора менять всех.

Вообще, Серега, как я отсюда вижу, у тебя хорошие шансы на работу в исполнительной власти. Потенциал есть, Серый. Поможем. Да, только телевизору не говори, пусть это будет нашим маленьким интимным секретом. Он тебе про энергетику втирал?

— Ну да…

— Так ты перед голосованием зайди, посиди, подумай. А у меня, может, идеи какие появятся... Мы, конечно, в чем-то партнеры, но иногда его так подпалить хочется, сил нет…

Унитаз вздохнул.

— Связь через холодильник. Моя благодарность будет в районе яиц. Люблю символы, хе-хе…

Сергей встал и подошел к зеркалу.

— Вы еще не устали? — раздался шепот.

— Что нужно? — пробурчал он. — Кто это еще?

— Это фен. Есть ряд запросов по будущему бюджету. Если вы не против, я ближе к сентябрю сообщу статьи, которые мы просили бы поддержать.

— Съеду я скоро отсюда. — глухо сказал он.

— А это ничего, — сказал фен, — Мы вас найдем, и мой коллега нашепчет вам по новому месту жительства. Кстати, вам даже ходить на голосование не надо будет. Просто добро дайте.

— Ничего не выйдет. У нас будет голосование по отпечатку пальца.

— А если вы опустите палец в раковину, мы сделаем полную компьютерную модель пальчика, запустим в 3D-принтер и подарим вам копию. Бесплатно. И вы этот пальчик отдадите, кому хотите. Можете даже руководству фракции отдать, если так надо для немедленного реформирования страны. А иногда — нам. Хоть мир посмотрите, пока пальчик голосовать будет.

Он вышел в комнату, подошел к окну и широко его распахнул. На карнизе сидела ворона.

— Карр, — сказала ворона. — Тьфу… то есть "Укр-р-спир-рт"!

Она покрутила головой, добавила: "Тр-ридцать!" — спрыгнула с карниза и камнем ушла вниз. Оттуда донеслось: "Думай.Те".

* * *

Прозвенел звонок. Он вздрогнул и проснулся. Было утро, и солнце уже полностью залило гостиничный номер. Прямо под окнами располагалось масштабное здание с флагом на куполе — его новое место работы.

Туда уже стекались совершенно новые и хорошо забытые старые лица. Молодые и не очень, полные энергии и планов на ближайшие годы.

Те, кто решил поломать успешную карьеру, чтобы попробовать поменять правила игры.

Те, кто карьеры не ломал, а в предыдущей жизни уперся в стену и воспринял депутатский мандат как возможность вырваться из беспросветности и карьеру наконец-то построить.

Авантюристы, нашедшие "приключение жизни". Наемные работники, засланные работодателями для исполнения ответственных поручений. Дети, родители которых исполнили роль социального трамплина.

Бедные, средней зажиточности и богатые. Циники и романтики. Верующие и атеисты. Порядочные люди и проходимцы. Практически все они еще полгода назад даже не помышляли о каких-то мандатах, а работали менеджерами, юристами, артистами, учеными, учителями, бухгалтерами, врачами и военными, а кое-кто трудился активистом.

Их всех выбросил во власть человек-символ, и сами они попали туда как приложение к нему. Именно поэтому мало кто из них имел отношение к реальному сектору — в подавляющем большинстве они были выходцами из сферы услуг, которая и становится в современном мире социальным двигателем. Представители народа эпохи постмодерна.

И это было бы прекрасно и совершенно современно, и мы могли бы гордиться своей причастностью к европейской цивилизации, если бы полностью прошли все стадии развития индустриального общества. Если бы наше материальное производство, употребив инвестиции, хотя бы приблизилось к мировому уровню эффективности.

Но нет. Мы забрасываем во власть тружеников сервиса всех видов, а самые престижные места во власти связаны с разделом лицензий на нефтегазовые месторождения, определением тарифов на электроэнергию, установлением пошлин на товары и режима пересечения границы ими же, а также железнодорожных расценок на перевозку металла.

Именно там все еще решаются вопросы, будет ли страна конкурентоспособной. Именно там, а не в IT-секторе, пока еще лежат деньги, которые, по идее, должны были обеспечить нам безболезненный транзит в экономику услуг, а на самом деле обеспечивают выживание заводов и фабрик, рост благосостояния их собственников и лиц, находящихся вблизи соответствующего регулятора. Ну и пенсии там же.

Новый парламент — это место, где столкнутся два мира: мир обслуживания человека и мир больших денег. Миры постмодерна и модерна. Мир харизматичных лидеров и контента — с одной стороны, и мир газа, нефти, рапсовых латифундий и металла — с другой. В идеале, они должны какое-то время сосуществовать друг с другом. Но в реальности один мир может просто купить другой. С потрохами.

* * *

Он открыл двери, вошел в свой номер и посмотрел на холодильник. Внутри тревога боролась с надеждой. Он открыл дверцу и заглянул в нижнее отделение. Рядом с высохшим лимоном лежал конверт характерной прямоугольной формы.


Я не верю в этот сценарий - но некоторая часть так пойдет - это неизбежно. Правда не в ппервый месяц - попозже. Потому они и другие из-за них, а третьи ради них - вот все вместе затеют чвары. Потому этот парламента станет неработоспособным и потому не протянет и двух лет - скорее всего.

Последние записи в журнале

  • Журналисты... даже и научные

    Читаю статью на вполне приличном научно-популярном сайте Naked Science. Статья небольшая и посвящена любопытному факту: у облака, образовшегося…

  • Эпическая битва

    Археологам давно известно, что в доисторический период на территории Европы шли ожесточенные конфликты между людьми позднего неолита и…

  • Их лица

    Размышление Такие разные



  • 1
Это нормально как раз, лоббизм. Проблема-то не в этом...

Лоббизм - этто действия в рамках закона и деньги отмеченные в налоговой декларации с которых уплачиваются налоги.

А это - коррупция

Конечно коррупция.
У нас нет закона о лоббизме. Жопа есть, а слова нет. Про деньги в налоговой декларации шутка совсем забавная - их не показывает например вообще практически никто из тех, кто может так делать. Справедливо при этом полагая, что налоги слишком большие, и все равно украдут...

Тут на самом деле есть два варианта решения проблемы.
Либо законодательно урегулировать лоббизм, сделать низкие налоги и предельно ослабить участие государства в экономике - это означает ликвидацию 90% социальной сферы кстати.

Либо ввести тотальное декларирование для всех граждан доходов и расходов на фоне драконовской фискальной дисциплины, при которой потратить украденное или не указанное в декларации будет очень сложно, а вывести из страны почти невозможно.

Понятно, что все страны мира выбрали некий промежуточный вариант, между этими двумя. И нас это ждет. Осталось придумать, что делать с избирателями...

Большая часть лоббистов налоги и на Западе не платит. Манафорт тому пример. И дело даже не в суммах налогов, а в том, что придется засвечивать заказчика, чего многие не хотят.

Цены соответствуют ценам на оппозиционных (комми, гнилые фрукты,...) депутатов Думы 95-99. Разница процентов в 15-20...

Свежо однако.
"Если правда оно, ну хотя бы на треть" (как пел В.В.Высоцкий). То боюсь перспективы Украины очень туманны.
В тему.
"Голос германии" о новом президенте-шутнике.
https://www.youtube.com/watch?v=gEkQDXLG2F0

Edited at 2019-06-27 11:40 (UTC)

Я как раз вчера думал, что хорошо бы просто все это сделать прозрачным. Не получится победить эту гидру уговорами и угрозами. Времена такие.

Вместо этого просто сделать фонд оплаты политикам за решения. Веб сайт, там описывается проблема (не способ решения!), и, за ее решение собирается премия. Краудфандинг. Совершенно открытый, всем видно. Когда проблема решена - деньги распределяются по тем, кто реально ее решил. Там много разных деталей - кто решает, что готово, кто распределяет, большие проблемы надо разбивать на много маленьких... но хотя бы в виде мысленного эксперимента?

Сколько, интересно, в виде премии, собрали бы за адекватные суды. Хотя бы административные...

Американский профессор в кма это объяснил проще и короче но суть неизменна ...

  • 1