trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Мы не в СССР... О статусе лиц - граждан Украины, которые пошли воевать против Украины

Вчера я опубликовал текст о том, что Мариупольский суд отпустил под домашний арест двух человек, про которых точно известно, что они воевали против Украины.

И возмущался я не судьей, который, как я предположил, действовал в рамках закона (это подтвердилось) а именно двоемыслием в отношении к украинцам, воюющим против Украины,которое создано Порошенко и его партией и поддерживается вот уже пять лет.

В самом деле, поглядите.
В публичной плоскости и я, и сторонники прошлой власти придерживались концепции "донбасской войны с Россией". При этом очень строго - особенно по отношению к Зеленскому и его команде - не приведи Господь сказать "ополченцы", следует говорить только наемники России. С моей точки зрения именно это было бы наиболее правильным.

Но в юридическом плане никакой войны с Россией у нас не было и нет по сей день. А было у нас АТО - значит мы не воевали с российскими войсками, а боролись с террористическими группами. Т.е. с правовой точки зрения наши противники были террористами. А с политической - наемниками России. Вот именно потому такие люди и "наемники России" и "террористы" одновременно.

Хотел бы отметить, что это все-таки разные вещи. Россия сформировала в ОРДЛО два армейских корпуса и ими воюет против нас. Это солдаты, пошедшие добровольно и притом за оплату воевать против нас и набранные преимущественно из числа наших граждан. В моем понимании это предатели Рдины - но вот террористы... террористами они станут, лишь если будет доказано их участие в преступлениях террористического характера (запугивние оружием гражданских лиц, похищения, террор против мирного населения и т.п.). А до тех пор они предатели и воюющие - и только.

И я пошил искать источники - и нашел по этому поводу достаточно подробную статью Евгения Антонюка.

Я предлагаю ее вашему вниманию. Из статьи я узнал, что все мы по сей джень мыслим понятиями совпропаганды времен Второй мировой и совкино на эту тему.
Потому советую текст ниже почитать внимательно - уверяю, у вас будут открытия, у меня они во всяком случае состоялись.



С 2014 года уголовные производства, связанные с преступлениями против основ национальной безопасности, существенно пополнили «копилку» судов Украины. Речь идет о делах по так называемым сепаратистским статьям: захват власти, свержение конституционного строя страны (статьи 109, 110, 110-2 Уголовного кодекса Украины), которые на Донбассе чаще всего сопровождались действиями террористических организаций (ст. 258-3 УКУ).

В отличие от Донбасса, для Крыма, аннексированного Россией, характерны производства по делу о государственной измене. В первую очередь, это касается украинских военнослужащих, которые весной 2014 года изменили присяге и служат теперь в рядах вооруженных сил РФ. По данным главного военного прокурора Анатолия Матиоса, с 2014 по 2015 год было открыто 14,5 тысяч производств относительно военнослужащих, которые изменили присяге. Отчасти по статье о госизмене рассматривают дела государственных служащих, судей, прокуроров Крыма, которые также теперь подчинены российскому правительству. Но это не значит, что только «крымский пакет» рассматривают по статье 111 УКУ (государственная измена).

Что такое «государственная измена» в украинском законодательстве?

Главные признаки преступления: гражданин Украины действует умышленно в ущерб обороноспособности, государственной, экономической и информационной безопасности своей страны. Иногда в уголовном производстве есть лишь элементы госизмены. Например, гражданин Украины неосознанно передает представителям другой страны информацию, которая является государственной тайной.

Следствию нужно доказать, что умышленные действия человека могли действительно причинить вред украинской государственности.

«Государственная измена» - это политическая статья.

Условно говоря, Интерпол вряд ли возьмется за розыск политика, который обвинен лишь по статье за госизмену, потому что он совершил преступление исключительно против своего государства. Другое дело, если наряду с госизменой будет статья о терроризме, контрабанде наркотиков, торговле людьми и так далее.

«Международное право здесь ничего не дает национальной юрисдикции. Делайте с ними, что хотите, но у себя дома», - объясняет принцип статьи с международной точки зрения постоянный представитель президента в АР Крым Антон Кориневич.

Дело Виктора Януковича, который пять лет уже скрывается в России, это один из самых ярких примеров. И приговор уже вынесен. Оболонский районный суд Киева признал его виновным лишь в начале текущего года. Главным доказательством того, что Янукович виновен в госизмене послужило его письмо к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой ввести в Украину войска. Апелляционные тяжбы по делу продолжаются, но шансы на то, что бывший президент Украины проведет в тюрьме 13 лет, очень малы.

До сих пор слушается дело главреда «РИА Новости-Украина» Кирилла Вышинского, которого задержали в мае 2018 года. Его подозревают в госизмене и незаконном обороте оружия.

В конце 2017 года был задержан заместитель руководителя службы протокола премьер-министра Станислав Ежов. Ему объявили подозрение в госизмене и сотрудничестве с российскими спецслужбами. В июне Ежова отпустили под круглосуточный домашний арест.

Также под домашний арест отпустили экс-главу Партии регионов Александра Ефремова. Впервые за три года он покинул СИЗО. Его обвиняют не только в государственной измене, но и в финансировании терроризма, организацию террористической организации и посягательство на территориальную целостность Украины.

Ефремову и Ежову удалось выйти под домашний арест после того как 25 июня Конституционный Суд разрешил применять более мягкую меру пресечения подозреваемым в терроризме, преступлениях против основ национальной безопасности Украины, препятствовании деятельности Вооруженных Сил. В Конституционном суде пояснили, что не каждый подозреваемый сможет выйти из СИЗО. Если подозреваемый может скрыться от следствия и оказывать давление на свидетелей, его оставят под стражей. Генпрокурор Юрий Луценко опасается, что решение суда не сулит ничего хорошего. Это приведет к освобождению 1127 подозреваемых под домашний арест.

Кроме дел военнослужащих и публичных людей, в Реестре судебных решений можно найти ряд приговоров, вынесенных обычным людям в разных регионах Украины. Все они работали в интересах России. К слову, многие из приговоров пока не вступили в законную силу. Назвать точные цифры открытых производств сейчас просто невозможно. За 2018 год СБУ начала 114 уголовных производств по факту госизмены. В 2017 году СБУ направила 17 дел из начатых 65 производств.

Можно ли судить за госизмену членов «Л-ДНР»?

Роман Лягин - сегодня один из немногих членов политического крыла группировки «ДНР», кто задержан украинскими правоохранителями. Служба безопасности Украины в июне сообщила ему подозрение в государственной измене и отправила под стражу. Лягин возглавлял «Центризбирком ДНР» в 2014 году, активно выступал за присоединение Донбасса к России. Однако с 2016 года он не раз высказывал разочарование текущим устройством «ДНР», критиковал действия России и подконтрольной ей группировки.

Следствие не раскрывает детали задержания Лягина и пока сложно сказать окончательно, какие статьи Уголовного кодекса будут инкриминировать ему. Но почему изначально в Генпрокуратуре объявили о госизмене Лягина и насколько целесообразно в дальнейшем судить членов «ДНР» по статье «Государственная измена»?

Например, главу «ЛНР» Леонида Пасечника могут заочно осудить по ряду уголовных статей. Но среди них нет «госизмены»: ч.1 ст.109 - действия, совершенные с целью насильственного изменения и свержения конституционного строя, а также захват государственной власти, ч.2 ст.110 - посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, ч.1 ст. 258-3 УК Украины - руководство террористической организацией. Самое жесткое из предусмотренных наказаний за эти преступления - тюремное заключение сроком на 15 лет и конфискация имущества. Такое же жесткое наказание и по статье за государственную измену. Но главное отличие «набора» статей Пасечника от предварительной статьи Лягина в том, что экс-глава «ЦИК ДНР» может быть освобожден от уголовной ответственности, если он получил задание от иностранного государства, не выполнил его и добровольно сдался украинским правоохранительным органам. В «наборе» Пасечника похожее послабление прописано в статье 258-3, но оно лишь для тех, кто был участников террористической организации, а не руководил ею. Эта норма отсылает членов незаконных вооруженных формирований к программе «Тебя ждут дома» - нужно добровольно сдаться правоохранителям и сотрудничать с ними.

Немного о логике преследования

Если рассматривать события на Донбассе как чистый вооруженный конфликт международного характера, то получается, что все его участники-украинцы, которые помогали России дестабилизировать ситуация в Украине, могут быть осуждены за государственную измену. Так рассуждает доцент кафедры уголовного права и криминологии Киевского национального университета им. Т. Шевченко Константин Задоя.

«Того же Пушилина могут осудить по этой статье, если когда-нибудь до него доберутся. И Лягина тоже, но надо смотреть на детали уголовных производств», - отметил правовед.

Он также напомнил, что в международном конфликте Женевские конвенции и Дополнительные протоколы защищают статус комбатантов. Просто за участие в военных действиях не могут быть осуждены ни военнослужащие регулярных войск, ни добровольцы, ни их противники - участники армейских подразделений, которые самостоятельно сформировались. Уголовная ответственность их ждет, если они нарушили международные правила войны, среди которых убийства и похищения мирных жителей, обстрелы жилых районов и так далее. Но Украина еще не внесла в Уголовный кодекс ответственность за преступления против человечности.

Также в стране на законодательном уровне нет статуса комбатантов и военнопленных. Есть участники боевых действий и члены незаконных вооруженных формирований, управляемые Россией. Последних чаще всего преследуют по «террористическим» статьям.

Задоя поясняет: «Статья 258-3 – это участие в террористической организации. То есть определенная группа противопоставляет себя государству. Но это не группа, которая действует под общим контролем другого государства. И она может ассоциироваться с этим государством».

Выходит, что в таких случаях статья за государственную измену уместна лишь в случаях украинских силовиков, которые присягнули на верность России.

Если говорить о других участниках событий на Донбассе и в Крыму - гражданских лицах, которые, например, проводили незаконные референдумы, или сейчас продолжают работать в местных оккупационных администрациях, правовед предполагает, что в отдаленной перспективе часть этих людей сможет попасть под амнистию. К тому же, Украина может проявить инициативу, и предложить, к примеру, дать «чиновникам Л-ДНР» время для того, чтобы те перестали сотрудничать с оккупационными администрациями. В этом случае Украине нужно предоставить гарантии таким людям.


Если вы читали внимательно, то обратите внимание на два момента - я не поленюсь их процитировать еще раз.

Международное право здесь ничего не дает национальной юрисдикции. Делайте с ними, что хотите, но у себя дома.
В международном конфликте Женевские конвенции и Дополнительные протоколы защищают статус комбатантов. Просто за участие в военных действиях не могут быть осуждены ни военнослужащие регулярных войск, ни добровольцы, ни их противники - участники армейских подразделений, которые самостоятельно сформировались. Уголовная ответственность их ждет, если они нарушили международные правила войны, среди которых убийства и похищения мирных жителей, обстрелы жилых районов и так далее.
Т.е. с точки зрения международного права, коль скоро мы считаем, что у нас на Донбассе война с Россией (а я в этом фактически глубоко убежден и не раз это доказывал /см. здесь Здесь и здесь/), то люди, воевавшие на стороне России, будучи гражданами Украины, с точки зрения международного права не являются преступниками. А их участие в актах террора и других военных или даже невоенных преступлениях нужно отдельно доказывать.

Т.е. ужасное обвинение "предатель Родины" в международном праве как квалификация преступления вообще отсутствует. Нам трудно это переварить, однако же это так. А если мы будем их судить за терроризм, то факт именно соучастия в терроре надлежит еще доказать, само по себе участие в сформированных и управляемых Россией антиукраинских частях с точки зрения международного права не есть терроризм и даже вообще не есть преступление.

И потому ни власовцы, ни бойцы СС-Галичина с точки зрения международного права не есть преступники. Они стреляли в наших отцов, а наши отцы и деды стреляли в них. И бойцы ОРДЛО в этом плане от упомянутых выше ничем принципиально не отличаются. Такова истина.
И я подозреваю, что именно этим руководствовался КСУ, когда определил для подобных случаев возможность освобождения под залог

И ее нам предстоит переварить. И конечно же нам нужны более аккуратно сформулированные законы о правовом статусе бойцов по обе линии фронта - тут не может быть сомнений, там много есть такого, что следует дорабатывать.Номы должны понимать - если бойцы ОРДЛО окажутся вне границ Украины. никто ни разыскивать их, ни выдавать, ни вообще препятствовать им вести нормальную жизнь не станет.

И мы должны это понимать, когда начнутся реальные процессы реинтеграции Донбасса - и учитывать при разработке соответствующих законов. Как бы ни протестовало при этом наше внутренне чувство - мы живем в том мире, который есть. И он не проходил через Велиткую отечественную и не воспитывался в СССР. И это мы должны к нему приспосабливаться - он к нам приспосабливаться не станет


PS Если все пойдет по плану. у меня на сегодня запланирован встреча с доктором юр. наук, толковым доктором. Попробую с ним выяснить некоторые тонкости. может я не все правильно понял
Tags: война-Донбасс, право, предательство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments