trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Война символов и сплочение нации



Михаил Дубинянский


У 42-летнего президента Зеленского не отнимешь одно ценное качество: он привлекает внимание к проблемам, превосходящим масштаб собственной личности. Причем реакция общества на сказанное и сделанное Владимиром Александровичем оказывается куда важнее самого сказанного и сделанного.
Именно так вышло с президентским новогодним поздравлением, которое продолжают обсуждать четвертую неделю.

Могут ли в независимой Украине сосуществовать несколько разных культур? Каким должен быть общеукраинский пантеон героев? Какова допустимая степень государственного вмешательства в сферы истории, религии, языка? Реально ли противостоять империи без глорификации Степана Бандеры? А при терпимом отношении к Высоцкому и Цою?

Либеральная модель в очередной раз сталкивается с нациоцентрической.

Приверженцы "Армії. Мови. Віри" апеллируют к гибридной войне. Говорят о принудительной консолидации населения перед лицом внешнего врага. О решающем влиянии символов на формирование патриотического сознания.

Но в том то и штука, что человеку свойственно находить рациональные объяснения своим привязанностям. Т.е. искренне верить, что милое сердцу и есть наилучшее средство для спасения страны. Однако критерий истины – практика, и тут стоит обратить внимание на три обстоятельства.

Во-первых, наивысший уровень патриотической консолидации в нашем обществе был достигнут в 2014-м. И тогдашняя Украина выстояла под ударами Кремля, будучи более либеральной, чем сейчас. В разгар битвы за независимость президент Порошенко не стеснялся публично заявлять об "уважительном отношении к специфике регионов и к праву местных громад на свои нюансы в вопросах исторической памяти, пантеона героев, религиозных традиций".

Форсированное наступление на историческом, языковом и церковном фронтах началось уже после Минска, когда реальный фронт стабилизировался. Причем каждая новая инициатива оборачивалась расколом в бывшем лагере Евромайдана.

Чем активнее выстраивался символический частокол, призванный сплотить страну перед лицом Путина, тем выше становились наши внутренние баррикады. Уже это побуждает усомниться в эффективности жесткой гуманитарной политики как консолидирующего инструмента.

Во-вторых, слишком многие сторонники данной концепции – от Виталия Портникова до Павла Казарина – не подтверждают ее собственным примером. Будучи выходцами из имперского культурного пространства, они сначала связали себя с независимой Украиной, а уж потом поддержали ускоренную гуманитарную эмансипацию.
Т.е. они сами двигались от принятия патриотизма к принятию и пропаганде национальных символов.

Однако населению они приписывают противоположный рецепт: превращение в патриотов под влиянием символического официоза.

Наконец, в-третьих, мнение о чудодейственной роли символов не получило подтверждения в ходе последней президентской кампании.

Отечественный избиратель представлен несколькими поколениями. И у каждого поколения – собственный опыт пребывания в разных символических пространствах. Причем со временем пространство национального расширялось, а пространство имперского – сокращалось.

Весной 2019-го один из кандидатов активно эксплуатировал повестку суверенитета и постоянно обращался к национальным символам, а другой – нет. Чем моложе голосующий, чем меньше он сталкивался с советской эстетикой, чем раньше познакомился с национальными символами, тем с большей вероятностью он должен был очутиться среди воинственных 25%.

Однако на практике перед нами предстала противоположная картина. Электорат ультра-патриотичного Петра Алексеевича оказался весьма пожилым. Наибольший успех бывший глава государства имел среди избирателей от шестидесяти и старше.

Это люди, проведшие большую часть жизни в империи. Выросшие на советских книгах, песнях и фильмах. Побывавшие в октябрятах, пионерах и комсомольцах. Но в 2019-м все это не помешало им проголосовать за пятого президента с декоммунизацией, украинизацией и автокефалией.

Напротив, безыдейный Владимир Зеленский заручился массовой поддержкой молодежи. Наилучших результатов он добился среди избирателей в возрасте от 18 до 30 лет.

Факты – вещь упрямая, а цифры – тем более. И то, и другое подталкивает к выводу, что воздействие символического официоза на массовое сознание несколько преувеличено. Во всяком случае, в нашей стране и в наше время.

Разумеется, это не освобождает Украину от дальнейшей дискуссии о символах, истории, религии, языке, национальных героях и государственной политике. Но, отстаивая свои предпочтения, необязательно выдавать желаемое за эффективное. Иногда стоит взглянуть правде в глаза – и озвучить ее хотя бы самому себе.

"Я ем сырокопченую колбасу не потому, что это полезно, а потому, что это вкусно. Я люблю своих близких не потому, что они лучшие, а потому, что они свои. Я поддерживаю форсированную украинизацию и славлю лидера ОУН не потому, что это необходимо для победы над Путиным, а потому, что мне это нравится".

Возможно, подобная позиция будет выглядеть не так выигрышно, как амплуа непримиримого борца с агрессором. Но, по крайней мере, она будет честной.


Как всегда, Дубинянский обращает внимание на важные вещи. которых по разным причинам не принято обсуждать. Некоторые партии превратили национальные символы в флаг и мало того, что машут им до надоедства, так еще и обвиняют всякого немашушщего в отсутствии патриотизма.

У на постепенно возник некий слой "профессиональных украинцев" т.е. людей делающих себе имя на патриотизме. Они абсолютно точно знают каким должен быть правильный украинец, но и этого им мало - они еще всех несогласных обвиняют в национальном предательстве и пособничестве врагу.

Заметьте себе , многие из них проделывают это все АБСОЛЮТНО ИСКРЕННЕ. Однако важность статьи Дубинянского в том, что она напоминает нам, как мало значит тут искренность, потому что

человеку свойственно ... искренне верить, что милое его сердцу и есть наилучшее средство для спасения страны. И точно так же он иксренне верит, что лично ему полезное он делает не для себя а исключительно для страны. И тут нет лицемерия - просто большщинство людей устроены именно так.

И никого не обвиняя в лицемерии или ложном патриотизме. Я всего лишь призываю каждого, который ощутил прилив патриотического негодования, немножко притормозить и вспомнить - это негодование всегда, даже у святых, содержитв себе некую долю заботы о личной выгоде - не обязательно материальной - но выгоды. Т.е. заботы не о Родине, а о себе.

Просто призываю об этом помнить. А к затронутой проблеме я непременно еще вернусь, она суперважная - проблема удержания единства и удержания страны на правильном пути
Tags: Дубинянский, патриотизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 225 comments