trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Экономика в ОРДЛО



Проблемы в экономике того, что в официальных украинских документах называется «отдельными районами Донецкой и Луганской областей» (ОРДЛО), в последнее время переросли из острых в хронические. И если ранее Донбасс гордился своим неофициальным званием промышленного сердца страны, то теперь от этой славы мало что осталось.

За весь период оккупации, согласно данным функционирующей в Украине Восточной правозащитной группы, в ОРДЛО добыли 67 млн т угля. При этом только в 2012 году украинский Донбасс дал стране 85 млн т. Добыча в 15 году составила 12 млн тонн в 19-м году - 9 млн тонн

Но «республиканский бизнес» все равно сумел серьезно заработать: по оценкам Веры Ястребовой, директора Восточной правозащитной группы, речь идет о $ 4,7 млрд, полученных за черное золото за время оккупации.

Кто эти «счастливцы»? В регионе если что и функционирует, так это 15 крупных предприятий, которые подчинены компании Внешторгсервис (ВТС) — структуре с пропиской в непризнанной Абхазии, которая через подставных лиц связана с беглым младо­олигархом Сергеем Курченко. Еще пару десятков заводов и шахт контролируют местные военные группировки и связанные с «властью» предприниматели.

Российский экономист Сергей Алексашенко, бывший первый зампредседателя Центробанка РФ, говорит, что на территории ОРДЛО сформировалась уникальная экономическая система. Ее нельзя назвать плановой, потому что присутствуют элементы рынка, но нет свободного развития.

«Эта экономика схожа с Северным Кипром или, если еще точнее, с Исламским государством, когда оно контролировало значительную часть региона. Влияние делят военные и изощренные дельцы», — рассказывает Алексашенко.

Металлургия в «ДНР», по словам Ястребовой, ориентирована на экспорт и более 50% своей продукции продает в РФ — на 60 млрд руб. ($ 820 млн) в год.

Ястребова рассказывает, что руководство предприятий в ОРДЛО безжалостно эксплуатирует материальную базу, при этом не вкладывая необходимые средства в охрану труда, безопасность производственного процесса и поддержание оборудования в надлежащем состоянии. Износ мощностей на подконтрольных той же ВТС заводах и шахтах составляет около 70−80%.
Более того, компания Курченко задолжала предприятиям «ДНР» около 11 млрд руб. ($ 150 млн).

При этом сотрудники шахт получают — если получают — небольшие по украинским меркам зарплаты: примерно 10 тыс. руб. (4−5 тыс. грн). И потому многие квалифицированные работники уезжали и уезжают вслед за углем в Россию — там за аналогичную работу платят больше.

Нестабильные выплаты, систематические задолженности по зарплате, ее низкий уровень, особенно в свете повышения тарифов на услуги ЖКХ, привели к существенному оттоку самых разных кадров. Например, общий дефицит врачей в «ДНР», по словам Лисянского, составляет почти 6 тыс. человек, медработников среднего звена — более 7,5 тыс. То же самое и по другим отраслям: не хватает монтеров, слесарей, потому что минимальная оплата их труда мизерная — 6 тыс. руб. (2,2 тыс. грн).

Единственное место, где жители «республики» могут получить стабильный и хороший заработок, — это так называемое ополчение и прочие военизированные организации. Зарплата в местном «Министерстве по чрезвычайным ситуациям» — 9−23,2 тыс. руб. (3,2−8,4 тыс. грн), в «войсках» — 15−20 тыс. руб. (5,4−7,3 тыс. грн).

«ЛНР» неслучайно объявила торговую войну «соседке» — ситуация в этой «республике» очень похожа на донецкую.

В оккупированных районах Луганщины основную скрипку играют металлургия и шахты — их суммарная доля в местной экономике составляет 76%. Большая часть — 85% — реализованной тамошними предприятиями продукции приходится на Алчевский меткомбинат, контролируемый ВТС: за год завод, по данным Ястребовой, наторговал на 10,1 млрд руб. ($ 136 млн). Весь металл ушел в Россию.

При этом средняя зарплата на метпредприятиях «ЛНР» составляет лишь 12,8 тыс. руб. (4,8 тыс. грн). И задолженность по ее выплатам за 2019 год выросла в 3,5 раза.

Не лучше ситуация и в угольной промышленности региона. За годы оккупации закрыли 20 шахт, еще 10 продолжают работу. Два больших угольных объединения — Центроуголь и Антрацит — контролирует армия. А ВТС Курченко взяла под свое крыло самые производительные шахты — Ровенькиантрацит, Краснодонантрацит, Свердловантрацит.

В «ЛНР» ТЭС нет, а потому почти весь уголь, добытый в оккупированной части Луганщины, идет на экспорт через пропускной пункт Гуково — в Ростов-на-Дону.

Средняя зарплата угольщиков в «ЛНР» составляет 14 тыс. руб. (5,5 тыс. грн). По местным меркам — отличный заработок: он более чем на треть превышает средний показатель по «рес­публике».

Журналист Дергачев говорит, что если посмотреть на официальные цифры доходов ОРДЛО, то почти 80% в них составляет статья «Прочее».

Под ней, по мнению экспертов, скрываются российские дотации «ЛДНР». Как подсчитал Жеб­ривский, в год они составляют около $3 млрд. И это без учета затрат на поддержание армии и прочие военные составляющие.



Мне трудно судть о достоверности приведенных цифр. Но средние зарплаты прямо таки впечатляют. Шахтер - 5.5 тысяч? В Украине однако очень намного больше. средняя з/п в Украине за первый квартал 11000 гривен 9это вообще средняя, средняя у шахтеров ощутимо больше, а средняяз/п в украинской Донецкой обл за первый квартал - 11300.

Это так - для сравнения. И даже с учетом того что коммуналку всю оплачивает Россия - зарплаты в ОРДЛО просто аховые. И если это правда - то это важная информация
Tags: ОРДЛО, жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments