trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Европа созревает

Кристина Бердинских, Иван Верстюк



Масштабное исследование показало, что уже более половины жителей ведущих стран Европы — Германии, Франции, Италии и Польши — готовы сделать Украину частью ЕС. Подобной лояльности со стороны европейцев официальный Киев еще никогда не знал.

Когда Верховная Рада в феврале 2019 года закрепила в тексте Конституции курс Украины на ЕС и НАТО, многие украинцы и европейцы приняли это за мечту, которую сложно реализовать в ближайшей перспективе. Официальные представители Евросоюза на вопрос о членстве Украины в содружестве континентальных стран отвечали и отвечают, что ЕС открыт к расширению. Но чтобы в него попасть, официальному Киеву, мол, стоит выполнить множество условий — от обеспечения верховенства права до макроэкономической стабильности.

Но есть такие европейцы, для которых Украина уже готова к тому, чтобы стать частью Европы. И их, судя по всему, миллионы. На это указывают данные опроса, проведенного в конце сентября 2020‑го киевским экспертным центром Новая Европа.

По данным этого исследования, охватившего 4 тыс. респондентов, 55% жителей ключевых стран Евросоюза — Германии, Франции, Италии и Польши — положительно относятся к принятию Украины в ЕС. Поддержка вступления Киева в НАТО немного меньше, но все равно достаточно существенная — 38%.

При этом 10 лет назад идею сделать украинцев частью континентальной семьи поддерживали в полтора раза меньше европейцев, чем сейчас, — 37%. «Тренд последних пяти лет показывает, что Украину в Евросоюзе все больше воспринимают как часть Европы, — говорит Алена Гетьманчук, директор центра. — Но страны ЕС ожидают критических изменений в стране для получения ею членства».

Современная Украина в глазах европейцев все меньше ассоциируется с Россией и войной и все больше — с экономикой. Они знают об аграрном потенциале страны и даже наслышаны о больших перспективах Украины на газовой карте Европы.

Немецкая, итальянская, французская, польская пресса регулярно пишут об Украине, знакомя читателей с реалиями ее политики и истории. Популярные в ЕС деловые издания The Economist и Financial Times тоже уделяют много внимания украинским реформам, зачастую призывая Киев брать пример со стран Балтии.

«Большинство граждан ЕС всегда положительно относятся к другим европейским государствам, — подчеркивает Давид Стулик, политический аналитик из пражского экспертного центра Европейские ценности. — Тем более в случае с Украиной, ведь европейцы знают про Майдан, российскую агрессию, желание украинцев жить в современной демократической стране».



Пять лет назад, по данным центра Новая Европа, 49% европейцев ассоциировали Украину прежде всего с войной и конфликтом с Россией. Сейчас же такой ответ хоть и остается на первом месте в опросе, но его популярность сократилась в четыре раза — до 12%.

При этом нарративы российской пропаганды, продвигаемые англоязычными каналами из РФ Russia Today и Sputnik, — о том, что в Украине идет гражданская война, среди европейцев мало популярны: лишь 0,8% из них считают так. И только 0,2% жителей ЕС верят, что в стране популярен фашизм.

«Приятно радует, что, судя по результатам исследования, ассоциация Украины с войной снизилась», — отмечает немецкий политолог Андреас Умланд.

Но Гетьманчук уточняет: то, что европейцы больше не ассоциируют Украину с войной, имеет как плюсы, так и минусы. Это хорошо для экономики, инвестиций и туризма, но не очень подходит для продления Евросоюзом антироссийских санкций.

Мигранты становятся той проукраинской силой, которая активно влияет на формирование общественного мнения. Неслучайно европейцы зачастую связывают понятие «Украина» со своими друзьями или родственниками-украинцами. «Жители ЕС чаще встречают украинцев в повседневной жизни, чем раньше», — подчеркивает Умланд.

«Роль мигрантов [в формировании позитивного имиджа Украины] высокая, — соглашается Гетьманчук. — Но Украине надо предложить больше опций, чтобы привлекать украинцев за рубежом в инициативы, которые улучшали бы ее имидж».

В аграрном секторе Польши работает 1 млн украинцев, а всего в экономике этой страны легально трудоустроены почти 2 млн граждан Украины. «Главный вклад украинцев в Польшу — это их работа на польскую экономику», — подчеркивает Василий Воскобойник, главный специалист по трудовой миграции в Польско-украинской торговой палате. По подсчетам палаты, работники с востока ежегодно обес­печивают 2−4% польского ВВП.

В Польше массово присутствует украинский язык — в публичной рекламе, в супермаркетах, в банкоматах. Поляки постепенно привыкли к тому, что украинцы — такие же европейцы, как и они сами. И если раньше два народа разделяли вопросы истории XX века, то сейчас они отходят на второй план.

Еще одна страна с большой диаспорой заробитчан — Италия. ООН, которая ведет учет только легальных мигрантов, насчитала на Апеннинах 250 тыс. украинцев. С учетом нелегалов их число превышает 1 млн.

Олесь Городецкий, живущий в Риме лидер украинской диаспоры в Италии, объясняет заметное улучшение отношения итальянцев к евроинтеграции Украины двумя факторами. Первый — на Апеннинах сейчас намного больше знают о стране на востоке Европы и больше не ассоциируют ее с РФ. Второй — «народная дипломатия».

«За прошлое десятилетие большое количество итальянских семей получили возможность непосредственно познакомиться с украинцами, а через них — с Украиной», — подчеркивает Городецкий.


Опрошенные европейцы довольно однозначны в том, что предстоит сделать Украине, чтобы попасть в ЕС: 43% немцев, французов, итальянцев и поляков назвали ключевым экзаменом для страны борьбу с коррупцией.

«Многие немцы считают, что коррупция и контроль олигархов над значительной частью экономики — это самая большая преграда на пути Украины к полному членству в европейском сообществе», — подчеркивает Неллес.

«Когда украинские коррупцио­неры получат справедливые судебные решения и отправятся в тюрьму, это будет лучшим сигналом, который Украина может послать Европе», — соглашается французский журналист Сиоан.

Кроме этого, 19% респондентов опроса, проведенного командой Гетьманчук, считают важной проблемой Украины возвращение ее суверенитета над Крымом и Донбассом. И примерно столько же назвали главным условием принятия официального Киева в европейскую семью улучшение экономической ситуации.

Гетьманчук уточняет, что и сами украинцы понимают: высокий уровень коррупции и не слишком сильная экономика мешают их стране присоединиться к ЕС. «Отношение украинцев и европейцев [к вопросу евроинтеграции Украины] очень схожее», — резюмирует она.



В общем, тут более-менее все понятно. И главная сенсация - как сильно выросло число европаей1цев. которые согласны видеть Украину в ЕС. И что показательно: главными агитаторами и создателями позитивного имиджа Украины стали рядовые украинцы.

Те самые "вуйки", "рагули" особенно из западных сел, о которых с таким презрением отзывались мои русские корреспонденты, - вот они убедили европейцев и в том что украинцы - европейская нация, и в том, что принятие Украины в ЕС к выгоде самих европейцев.

А главным препятствием европейцы сегодня видят не войну на востоке и даже не отсталую экономику. Главной проблемой они считают коррупцию. И нашему правящему классу пора начинать это осознавать. Как минимум на уровне аппер-миддл, потому что главными выгодополучателями коррупции остаются высшие круги:олигархи и верхушка чиновников и особенно правовластеохранителей: прокуроры, судьи, менты с уровня полковника и выше - вот главный враг движения Украины вперед.

И хорошо бы чтобы украинцы начали это осознавать. а пуще - чтобы свидомыми стали активисты соцсетей. И чтобы перестали восторгаться олигархом, в блаженстве идиотизма с пузырями на губах всерьез верящей, что у них и у миллиардера-вора могут быть какие-то общие интересы.

- Пойдем рыбку удить, - сказал рыбак червяку.
Именно так выглядит поход украинского интеллектуала на очередные выборы
Tags: Гетьманчук, ЕС, Украина, социология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments