trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Чего ждать от Москвы ее соседям


Начало нового года и конец предыдущего - стандартное время подведения итогов и попыток заглянутьв будущее, российские и иностранные аналитики не стали исключением: после серьезных потрясений 20-го года они пытаются угадать, как поведет себя Россия в ковидную и постковидную эпоху.

Наиболее агрессивной видит Россию Андрей Мальгин

эта разрушительная энергия взбесившейся системы может найти выход не внутрь, а наружу. То есть война? Да, война. "Крымский консенсус" давно рассосался, и на фоне растущего обнищания населения и экономического тупика велик соблазн утопить растущее массовое недовольство в патриотическом угаре. Танки наши быстры, и всё такое. Вероятность крупной внешнеполитической авантюры в наступающем году чрезвычайно велика именно из-за той энергии катящейся вниз государственной машины. В этом случае не так уж нужны будут репрессии против оппозиции, которая окажется на обочине общественного внимания. Ну проведут для поддержания тонуса парочку судебных процессов, да только кто их заметит! Ну и, как известно, война всё спишет.


Хотя Мальгин и признает, что обстоятельства не слишком благоприятны для использования Россией силы как главного средства политики:

И все-таки у Путина есть враг посильнее Госдепа и похитрее Бандеры. Этот враг – коронавирус. В 2020 году он уже сделал то, что никакой оппозиции было бы не под силу: скомкал обнуление, превратил всенародную электоральную поддержку в фарс, отменил грандиозный юбилей Победы, апофеозом которого должен был стать Путин на Мавзолее в окружении мировых лидеров, благодарящих его за избавление от фашизма.


Гораздо осторожнее в своих оценках Лилия Шевцова. Она отмечает как уже состоявшийся факт, что Путину пришлось уже проглотить ряд неприятных событий в ближнем зарубежье. но ее пугает нежелание Запада активно противодействовать Путину

Самым тяжелым ударом для Москвы был уход Украины. Китай хозяйничает в Средней Азии. Головной болью стала Беларусь. Молдова поворачивается к Европе. Удар по российской державности нанесла война Азербайджана и Армении за Нагорный Карабах, продемонстрировавшая приход на Южный Кавказ Турции. Теперь России придется делить свое геополитическое пространство с еще одним гегемоном.

В ситуации, когда Запад занят пандемией и собственными проблемами, для Украины наступает тяжелое время — ослабевает готовность либеральных демократий быть гарантом украинских реформ. Москва надеется на то, что ее пятая колонна внутри Украины позволит усилить если не пророссийский фактор, то дезориентацию украинского общества
.


НО ведущие российские политические аналитики оценивают возможность агрессии России и применение ею силы вне своих границ крайне осторожно, так высказывается политолог, глава Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов

Москва проявляет склонность к более прагматичной политике в регионе, который она традиционно относит к сфере своего влияния. Россия начинает по-другому понимать, что это за влияние. Это естественный шаг в ходе постимперской трансформации.


Ещше категоричнее оценивает перспективы применения военной силы директор московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин.

С точки зрения Москвы, все бывшие советские республики теперь предоставлены сами себе. Через тридцать лет после распада СССР они теперь независимые государства. Политика и эмоции разделены: никаких особых отношений, никаких скидок


Т.е. с его точки зрения Москва перестала считать политику соседних государств своим ВНУТРЕННИМ делом, и это кардинальный пересмотр позиций, ведь Шевцова утверждает, что применительно к Украине ничего не изменилось и измениться в принципе не может

Путин никогда не согласится на отступление в своем отношении к Киеву. Постпутинская Россия также вряд ли способна принять европеизацию Украины


Если позволено мне будет высказать личное суждения, я с Трениным не согласен: ни Путин, ни его окружение не готовы отказаться от роли гегемона постсоветского пространства как минимум. Это психологический слом, к которому вообще не готова значительная часть России.

Однако течение событий вынуждает смириться с некоторыми реалиями. Китай не просто си льнее России - он ее неизмеримо сильнее.ОН заявил права на Среднюю Азию и среднеазиатские страны склонны именно Китай рассматривать как "своего" лидера. И Москва понимает что по существу противопоставить этому факту ей нечего - и с потерей Средней Азии руководство России как мне кажется уже внутренне смирилось.

И с тем, что образцом и патроном для Азербайджана стала Турция как мне кажется Россия смирилась тоже. Как и с тем, что Грузия уйдет в Европу. И Молдова тоже - к этой проблеме Россия относится так же как к потере Прибалтики - махнули рукой.

Последний бастион былого величия - братья славяне, Украина и Беларусь. За эти страны Кремль намерен бороться. Хотя скажем прямо - аннексия Крыма и вторжение в Донбасс были наверное наихудшими шагами, которые максимально затруднили стратегическую цель: удержание Украины (да и Беларуси тоже) в сфере своего влияния.

Мне кажется, что после этого такая цель для России стала недостижимой. По сути именно это и отмечает Маляр - в Украине даже зависимые от России политики уже не пытаются публично отрицать, что Россия вероломно и предательски напала на Украину и ведет с ней войну.

Этот тезис утвердился в сознании украинцев прочно. И понятно, что самый простой и естественный вывод отсюда - Россия враг Украины. Понятно что при таком взгляде на наши отношения большинства украинцев задача удержания Украины в своей орбите влияния выглядит более нежели проблематично.Тем более, что удержание чисто силовое России уже не по силам: у нее просто нет ресурсов на длительную масштабную войну, такую роскошь она уже не может себе позволить
Tags: Россия, война, стратегия, угроза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments