trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Откровения ополченца: фашиствующий антифашист

Я давний и регулярный читатель и почитатель российского ресурса . И уже позаимствовал оттуда не мало материала, но и на их фоне выделяется совершенно замечательный материал, Марии Эйсмонт
Она съездила в Свердловск специально чтобы пообщаться с Игорем Гребцовым, воевавшим на стороне украинских сепаратистов. Откровения Гребцова представляют собой, на мой взгляд материал совершенно убийственной разоблачительной силы. Читайте, читайте внимательно вслушивайтесь в слова. Главный герой - абсолютно законченный фашист, верящий в исключительное право своей страны и себя лично на насилие, вплоть до убийства и насилие над женщинами.
При этом он сам убежден, что он воюет с фашистами, а фашисты по его версии это... просто все, с кем он воюет. Впрочем - слово Эйсмонт

Синдром ополченца


За 34 года своей жизни Игорь Гребцов — выпускник факультета политологии и социологии Уральского университета — успел поработать в газете «Коммерсант» и в газете «Жизнь», помощником депутата, пресс-секретарем мэра и консультантом Минобороны по вопросам взаимодействия со СМИ, поучаствовать в операции по присоединению Крыма, освоить противотанковый управляемый ракетный комплекс и подбить танк украинской армии на взлетной полосе Донецкого аэропорта. 3 декабря он был тяжело ранен, провел два месяца в больницах — сначала в Донецеке, потом на Урале — и вернулся домой, в город Лесной на севере Свердловской области.

«В ночь на 7 марта моя жизнь изменилась коренным образом, — пишет Гребцов в лиде. — Я вылетел в Крым, чтобы принять участие в массовых антиправительственных беспорядках. Цель — свержение власти в соседней стране». Фотографии прокомментировал так: «Это мы встречаем поезд “дружбы с Майданом”. Всех встретили. Били».

В компьютере у Гребцова много фотографий проукраинских манифестаций в Крыму, он с удовольствием показывает их, комментируя: «Вот этого, который много выступал, мы потом задержали и отправили в Украину. Там было много лозунгов про оккупантов и все такое, но я согласен с одним: “Референдум — шаг к войне”. Мы ее хотели, ее хотели люди, которые жили в Крыму и потом уехали на Донбасс. Да, референдум — шаг к войне, к войне за то, что Украина — кусок России. Если кто-то думает по-другому — мы не согласны».

Корреспондент Иван Стрыков на вопрос о том, кем он считает своего нового коллегу Игоря, отвечает: «Наверно, он герой».

На столе фрукты, нарезки, торт и немного выпивки. Игорь в военной форме, с орденами — один, как он объясняет, он получил за Грузию в 2008-м, два других — за Крым. Пьют не много, больше разговаривают. Точнее, говорит один человек — Гребцов, а друзья слушают, изредка задавая уточняющие вопросы.

— В этом-то и проблема, что мы считаем, что Украина — это наша Украина, — говорит он. — А она не наша! Это независимая страна, Игореха.
— Нет никакой Украины, — отвечает Игорь. — Нет войны между Россией и Украиной, есть война между Россией и США, а украинцы — лишь кусочки мяса.
— То есть ты считаешь, что любая страна, которая была в Советском Союзе, до сих пор должна быть нашей?
— Нет. Любая страна, за которую пролита хотя бы капля русской крови, может быть частью России.
— Но если они не хотят быть с нами?
— Знаешь, Миша, это как вопрос с женщинами. Не все женщины, с которыми мы спали, хотели с нами спать. Но мы были мужчинами и убедили их в обратном.
— То, о чем ты сейчас говоришь, — сквозь смех говорит Михаил, — больше похоже на изнасилование…

Мужчины — а за столом одни мужчины — громко смеются.


В конце ноября, рассказывает Игорь, на подъезде к аэропорту его отряд подбил несколько бронемашин снабжения украинской армии. Один БТР остался нетронутым, украинские бойцы бросили его на полосе. «Они уползали, мы добили несколько человек на земле, — вспоминает Игорь. — И потом вечером нам говорят: “Идите мародерить БТР”. Я думаю: да, веселое дело — мародерить БТР. Мы взяли тачку и пошли мародерить...»

— Это у вас шутки такие — «мародерить»?
— Ну а как? Это трофей наш. Залез я в этот БТР — там фотик, очки. Мы достали все это, разделили между пацанами.

— У вас есть дети? Что вы им потом расскажете?
— Сын. Три года и восемь месяцев, и он уже сейчас слушает про войну. Иногда он меня спрашивает: «Папа, а ты всех фашистов убил?» Я говорю: «Нет, не всех».

— А вы уверены, что воевали с фашистами? Что все, кого вы убили, были фашистами?
— Строго говоря, нет. Но вообще — да. Русские все время воюют с фашистами. Наши предки, наши деды воевали с фашистами, и поколения русских людей ждали, когда наконец будет какой-то такой же плохой враг. Когда появился, мы назвали их фашистами. Плевать, что они думают на свой счет. Нам нравится называть их фашистами.

— Вы считаете, что ваши действия подпадают под статью УК? Вы думали об этом?
— Закон в России… Справедливость превыше закона. Божья правда превыше справедливости. Мы что, европейцы, что ли, какие-то? Ой, закон, закон, закон... Плевать на этот закон! Справедливость и божья правда превыше. Я считаю, что справедливость на моей стороне. А может, и божья правда — узнаем, когда я умру. Закон... Какой вздор!

Такой вот борец с фашизмом, для которого закон - это вздор, а фашисты это все с кем воюют или воевали русские. Заметим, он человек с высшим образованием и журналист, работал в Коммерсанте.
Это не грузчик водочного отдела, перед нами носитель определенного мировоззрения.
И не зря я уже писал ранее: вожаки вооруженных банд Моторола и Гиви - есть национальные символы новой России. Мы видим сейчас носителя этой новой культуры новой России.
И вполне можем оценить, какую духовность и какую культуру несет миру эта страна.

А она - наш сосед, да еще с атомной бомбой и гэбистом в качестве фюрера.
Мы должны жить и развиваться - постоянно учитывая этот факт как наиважнейший. И это нам надолго, может, на десятилетия.
Tags: Сноб, война-Донбасс, сепаратисты, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments