trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Category:

Тот самый Зеленский


Михаил Дубинянский - одни из моих "штатных" и высоко ценимых авторов. Но в этот раз чуть ли не впервые я пишу маленькое вступление к его тексту. Дело вот в чем.

У Дубинянского редкий дар, присущий обычно не журналистам, а хорошим ученым: он умеет видеть необычное в привычном (многие ли из нас задумывались, как дерево качает воду на вершину? - а ведь для хорошего тополя нужно создать давление в три атмосферы). Вот Дубинянский умеет находить вопросы вроде бы очевидные и лежащие у всех под носом - а никто такого не замечал и о таком не писал. Или находить необычный взгляд на привычную тему - это талант.

Но сегодня он пишет о Зеленском - темы к двум годам избрания привычная. Но и взгляд... он обсуждает в Зеленском то, о чем я неустанно пишу как минимум с августа 19-го. И никто почему-то всерьез о том не писал. О том, что Зеленский переменчив и о том, что он и сам не знал, каким будет президентом. А может и сегодня не знает. Срочно примазываюсь к таланту в бесплодной надежде убедить знатоков кукол Коломйского и шутов с булавой






Михаил Дубинянский


Два года назад кандидат Владимир Зеленский уже отпраздновал свой оглушительный триумф в первом туре выборов и выглядел без пяти минут президентом – но при этом оставался для соотечественников политической загадкой.

Стараясь ее разгадать, многочисленные комментаторы раздавали фавориту президентской гонки свои оценки, лестные и уничижительные. Причем все это оценочное разнообразие можно было условно разделить на три группы: "кукла", "самородок" и "чистый лист".

Представление о Зеленском как о "кукле" подразумевало, что Владимир Александрович не может претендовать даже на минимальную политическую самостоятельность.

Он рассматривался исключительно в качестве орудия чужой воли. Соответственно, сама по себе фигура Зе не имела большого значения, а обсуждать следовало влиятельные силы, предположительно за ней стоявшие, – либо Коломойского, либо Кремль.
По понятным причинам эта точка зрения пользовалась особой популярностью среди фанатов пятого президента.

Напротив, образ "самородка" не только предполагал самодостаточность Владимира Зеленского как политика, но и наделял его скрытыми государственными талантами. Считалось, что у несистемного кандидата есть собственное видение отечественных проблем и собственный подход к их решению.

Его отстраненность от правящего класса казалась не изъяном, а преимуществом – залогом свежих и оригинальных решений.

Подразумевалось, что после победы Зе этот потенциал раскроется в полной мере и принесет на Банковую новое управленческое качество.

Наконец, концепция "чистого листа" исходила из того, что популярный шоумен лишен внятной стратегии и адекватного представления о государственном управлении, но при этом достаточно самостоятелен как политическая фигура.

Отсюда следовали два вывода.

Во-первых, в случае прихода к власти все значимые решения будет принимать именно Зеленский.
А во-вторых, на эти решения можно будет повлиять, нащупав подходы к Владимиру Александровичу и заполнив зияющие пробелы в его мировоззрении по своему усмотрению.


После воцарения Зеленского на Банковой три альтернативные концепции предполагали разный формат взаимодействия с новой властью.

Представление о "самородке" побуждало пассивно наблюдать за шестым президентом и ждать от него чудесных свершений – чем и занялось большинство наших сограждан, поддержавших Зе на выборах.

Образ "куклы" требовал развернуть бескомпромиссную войну с марионеточным режимом, поносить очутившегося в президентском кресле клоуна, разоблачать его хозяев и срывать их коварные планы.

Ну а отношение к Зеленскому как "чистому листу" заставляло бороться за президентское внимание, подталкивая гаранта к желаемой политической повестке. И, сегодня, по прошествии неполных двух лет, эта тактика кажется наиболее перспективной.

Конечно, государственного гения из Владимира Александровича не вышло. Обосновавшись на Банковой, он остался прежде всего актером, нуждающимся в готовых сценариях. Однако сценаристов Зе выбирает сам, и люди, еще вчера имевшие большое влияние на главу государства, могут внезапно очутиться вне игры.

Конкуренция за право заполнения "чистого листа" не прекращается, насыщая президентство Зеленского различными смыслами и трендами.

Кто-то справедливо замечает, что многие украинские президенты эволюционировали на посту, и Кучма-1999 отличался от Кучмы-1994, а Порошенко в 2018-м не походил на Петра Алексеевича в 2015-м.

Но по сравнению с предшественниками аполитичный дилетант Зеленский оказался особенно благодарным эволюционным материалом. Выходец из "95 квартала" впитывает разнообразные повестки с такой же легкостью, с какой некогда осваивал новые роли.

Борец с системой и покровитель младореформаторов без труда перевоплощается в человека системы, окруженного старыми кадрами.
Спаситель страны от коронавируса – в неутомимого строителя дорог. Миротворец, ищущий компромиссы и готовый заглянуть в глаза Путину, – в сурового защитника Родины, выжигающего пророссийскую "пятую колонну" каленым железом.

Причем в каждом амплуа Владимир Александрович вполне органичен: изначальное отсутствие устоявшегося мировоззрения значительно облегчает последующие мировоззренческие кульбиты.

Президент-шоумен блещет не столько оригинальностью и новизной, сколько открытостью для уже знакомого и ранее пережитого страной. Вопреки ожиданиям мечтателей, правление Зе выглядит не принципиально новой вехой украинской истории, а скорее своеобразным попурри из сюжетов нашего 30-летнего прошлого. В государственной деятельности Зеленского проступают черты Кучмы и Януковича, Ющенко и Порошенко.

На передний план выходят тренды, уже виденные Украиной прежде: вроде воинственного патриотического разворота, наметившегося в первые месяцы 2021 года.

О механизмах, подталкивающих Банковую к смене повестки, можно рассуждать очень долго. Внешняя конъюнктура, интриги в ближайшем окружении гаранта, президентские рейтинги, настроение социальных сетей, уличные акции протеста… Всегда есть соблазн сосредоточиться лишь на одном из факторов, преуменьшая другие.

Так, отход Зеленского от роли миротворца удобно объяснять влиянием патриотической общественности и давлением улицы. Но не меньшую роль играет и приземленная социология.

Да, большинство украинцев жаждет мира – и Зе пытался удовлетворить этот массовый запрос – но то же самое большинство выступает против пресловутого "особого статуса" для Донбасса. А вкупе с жесткой позицией Москвы это никак не позволяло Владимиру Александровичу стать успешным умиротворителем, собирающим народные аплодисменты.

Столь же велик соблазн посчитать импонирующую смену трендов окончательной и бесповоротной. Убедить себя, что это вершина президентской эволюции, и "чистый лист", наконец, заполнен.

Сегодня многие заинтересованы, чтобы такой вершиной стало наступление Банковой на пророссийские силы. Но для этого борьба с Медведчуком и Путиным должна выглядеть успешной в представлении самого Зе.

Объективный интерес патриотов состоит в том, чтобы эта борьба приносила гаранту ощутимые политические дивиденды и осязаемые рейтинговые очки, побуждая Владимира Александровича продолжать в том же духе.

Иначе очередная перемена повестки рискует оказаться лишь вопросом времени – и мы увидим того же самого Зеленского в другом амплуа.


Как мы вероломны, то есть —
Как сами себе верны.

/Марина Цветаева/
Мне хочется аплодировать Дубинянскому за два последних выделенных тезиса. Во-первых, процесс эволюции Зеленского политика не завершен. А во-вторых (молодец он, а я не додумался) откровенный призыв к патриотическому флангу - одумайтесь и станьте наконец патриотами Украины, а не патриотами Порошенко!
Если Зеленский с самого начала решил ориентироваться на "глас народа" и следовать за рейтингами (это точно не лидер Моисеева типа по классификации Макса Вебера, не тот кто поведет народ даже вопреки его воле) - то из этого надо сделать естественный вывод.

Если мы думаем о прозападном и антироссийском курсе Украины, то за каждое такое движение наш мнениезависимый президент (ну не Махатма Ганди, ведь точно) должен получать вознаграждение. В двух формах - одобрительные публикации во влиятельной патриотической прессе и рост рейтинга в замерах объективных социологов.

И ничто нельзя признать более идиотским политически, чем выступления Сергея Рахманина, который рассказывает что во первых разгром медиа-империи Путина в Украине не вполне законен, а главное - он же не ради Украины это делает так что тут нечего хвалить.

Т.е. когда он ищет компромисса с Путиным, Зеленского надо ругать, и когда бескомпромиссно и даже с риском последующих обвинений в превышении власти громит пропутинскую пятую колонну его ... тоже надо ругать. Нет лучшего способа отвратить нашего президента от патриотической и прозападной повестки дня.

Петр Алексеевич, чья генеральная политическая цель - монополизация прозападных настроений до такой степени, когда ему будет прощено всё, включая воровство в особо крупных, поскольку он у нас ЕДИНСТВЕННЫЙ лидер правобережья, - о Петр Алексеевич бурно аплодирует такой политике фракции ГОЛОС и Рахманину в особенности. Но... но надо быть кретином, чтобы не видеть: рахманинское поведение лично Порошенко и его фракции крайне выгодно, однако ровно в той же степени крайне невыгодно прозападному вектору политики Украины.

Ибо выталкивает из этой политики и президента, и самую крупную, самую популрную политическую партию

Я ощущаю себя гласом вопиющего в пустыне ибо не верю в возможность изменения modus operandi своих оппонентов патриотического толка. Однако вода камень точит, а наше дело прокукарекать, а там хоть и не рассветай.

Довод Дубинянского кажется мне совершенно неубиенным. И практически самым важным в процитированном тексте.
Если у кого-то есть выход на Рахманина -попробуйте эту мысль донести до его седой головы, Его позиция для меня особенно огорчительна (Совсун и Юрчишин могут говорить, что хотят, ни особого ума, ни честности от них никто и не ждал - но вот Рахманин - это огорчение)

Ну и да... ох, как хочется прочесть комментарии некоторых моих критиков. Однако надлежит удовлетвориться уже тем, что они текст прочитают
Tags: Дубинянский, Зеленский, патриоты, тактика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments