trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Власть из трех букв


Я поглядел какие комментарии оставили в моем журнале мои российские критики и комментаторы. И с удивлением обнаружил, что часть этих комментаторов ссылаются на свое "право сильного".
Это то. что удивляет по-настоящему. Потому что о "праве сильного рассуждают люди, вообще никаких прав не имеющие, более того, полагающие именно такое положение нормальным.
Как некогда население СССР.

Потому хотя я и не люблю Юлию Латынину, однако размещу ее последнюю статью


Государство перешло в новое агрегатное состояние — грабить и сажать будут всех

Сразу вслед за митингом 21 апреля в стране развернулась волна репрессий. В одну неделю штабы Навального оказались «экстремистскими» и были закрыты; «Медузу» объявили СМИ-иностранным агентом, против адвоката Ивана Павлова начали дело, а в полицию на допросы по факту участия в незаконном митинге начали тягать журналистов и знаменитостей — от Дмитрия Быкова до Тамары Эйдельман. Незнаменитостям было и того хуже: журналисту Сергею Степанову из Тамбова впаяли 30 суток за то, что он был на митинге с пресс-картой и редакционным заданием.

Вызовы знаменитостей на допрос были демонстративны и системны. Это ясное предупреждение: «Вы думали, террор коснется только блогеров? Одумайтесь, или сядете».

Точно так же демонстративным и системным является новое дело против Навального. Доселе, когда власть имела к людям политические претензии, она всегда старалась соврать. Навального судили то за какой-то кировский лес, то за почтовые перевозки и пр. Это происходило по двум причинам: от хронической лживости и из опасений западных санкций. Какие в России политзаключенные? Никакой Навальный не политический, он лес украл.

Новое дело означает, что Кремль больше санкций не боится, более того — отчасти их приветствует, чтобы списать на них растущую нищету.


Точно так же и случай «Медузы». Это не чья-то личная месть — например, обратка за Голунова. Это системное решение о зачистке нового поколения неподконтрольных СМИ, выросших на наших глазах. «Проект», «Важные истории», «Инсайдер»… Все эти СМИ не имеют акционеров, с которыми можно договориться, как договаривались с акционерами «Коммерсанта» или «Ведомостей». Они имеют донаты и читателей, и эти читатели и донаты не заинтересованы в том, чтобы эти СМИ были побеззубей — ровно наоборот. Издание «Медуза» просто самое влиятельное из них и единственное, кто сумел построить коммерчески окупаемый проект, — вот на «Медузе» и пробуют новую систему зачистки.

В чем общий знаменатель происходящего? Очень просто: центр власти в стране окончательно переместился на Лубянку.

Рейтинг доверия Путину, даже согласно публичным опросам, опустился до 29–31%; фильмы Навального, которые смотрит молодое поколение, бьют по охвату любую Скабееву; население стремительно нищает; бабушка в орденах на саратовской улице объясняет Володину, что в стране «воруют и врут».
В такой ситуации выбирается силовое решение.

Любая организация, пришедшая к власти, всегда будет заниматься тем, что максимизирует ее влияние и статус ее членов. Если к власти придет ассоциация стоматологов, зубы будут чинить каждый день. А когда к власти приходят те, кто ищет врагов государства, экспоненциально возрастает число этих врагов. Мы это знаем из недавней истории.

При этом такая организация будет записывать во враги всех, у кого можно отнять деньги. Так поступала инквизиция: инквизиторы имели право на имущество ведьмы, и ведьм сразу стало очень много.
У нас уже и сейчас половина дел — не политическая. Карина Цуркан, Михаил Абызов, братья Магомедовы — это все не о политике, а о дележке бабла.

Любой чиновник, даже самый высокопоставленный, сейчас понимает, что деться ему некуда. На Западе он под санкциями, а в Москве его посадят и разденут.

Новое агрегатное состояние, в которое перешла политическая система страны, диктует и новую — пускай скрытую — конфигурацию общественного недовольства. Когда-то, в начале 2000-х, власть зиждилась на негласном контракте с российской элитой, «креативным классом» и московским офисным планктоном. Контракт гласил: «Нефтяного дождя хватит на всех, воруйте сколько хотите, только не лезьте в политику».

Этот контракт был окончательно разорван в 2014 году, и власть некоторое время пыталась опереться на «крымнаш», Хирурга в кожаных цепях и условный Уралвагонзавод. Сейчас единственной опорой режима становится слово из трех букв. Государство переходит в новое агрегатное состояние — власти Лубянки. Старый анекдот «В России произошла сексуальная революция — власть захватили органы» вновь актуален.

Что же касается российской элиты, то именно она становится одним из главных пострадавших в этом процессе, и как следствие — тайной, глухой, но местами совершенно отчаянной оппозицией. Аналогичная ситуация в 1953 году окончилась победой Хрущева и свержением Берии. Впрочем, до этого еще далеко.


Я не знаю, сбудутся ли пророчества Латыниной. Мне гораздо интереснее констатация наличного.
Вот я публиковал рассказ о том. как работают органы в ДНР. Человека хватают потому что он с деньгами. А дальше угрозы и пытки пытки и угрозы - пока не разденут до нитки.

То, что описывает Латынина, чрезвычайно на ДНР похоже. Для меня ключевой вопрос: а похоже ли это на российские реалии? И осталось ли у адептов "права силы", столь громогласных в моем журнале, хотя бы право на личный покой и безопасность?

Или они у меня вопят от страха не понравится той единственной власти, которая сегодня актуальна в России?
Tags: Латынина, Россия, ФСБ, власть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments

Recent Posts from This Journal