trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Самая дерзкая ставка 21 века. Чего добивается Китай


Эту небольшую статью президента и исполнительного директора известного американского центра Atlantic Council разместил сегодня сайт НВ. Я позволил себе ее несколько сократить, сохранив все главные идеи и факты

Китайский президент Си Цзиньпин делает самую дерзкую геополитическую ставку 21 века. Головокружительная серия, казалось бы, разрозненных шагов за последние месяцы, дополнила собой череду действий Си, чтобы в обозримом будущем добиться мирового господства страны, сделав упор на контролируемую государством экономику, вышколенное партией общество, националистическую пропаганду и далеко идущие глобальные кампании влияния.

С каждой неделей Си поднимает ставки все выше — от сужения привычных нам личных свобод, таких как караоке-бары или разрешенное подросткам время для онлайн-игр, до удара по многомиллиардному инвестору, пострадавшему от ужесточения контроля над крупнейшими технологическими компаниями Китая и их иностранными листингами.

В частности решение Австралии о смене французского контракта о подлодках на англоамериканский можно полностью понять только в контексте ужесточения репрессий внутри Китая и расширения амбиций за рубежом. Моррисон сменил свою предыдущую позицию попытки балансирования между интересами США и Китая в пользу сближения с США.

«Относительно благоприятного микроклимата, царившего в нашем регионе на протяжении многих десятилетий, уже нет», — сказал Моррисон 16 сентября. «Мы вступили в новую эру, в которой перед Австралией и нашими партнерами стоят сложные вызовы».

Для Китая эта новая эра многолика: быстрый откат экономической либерализации, подавление индивидуальных свобод, эскалация глобальных усилий влияния и наращивание военного потенциала, — все это в преддверии 20-го национального съезда в октябре 2022 года, на котором Си надеется закрепить свое дальнейшее правление и место в истории.

Бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд указывает, что в недавней речи Си наблюдается «озадачивающее разнообразие» экономических решений.

Это началось в октябре прошлого года с шокирующей приостановки запланированного первичного публичного размещения акций финансовой дочерней компании Alibaba Ant Group в Гонконге и Шанхае, явно нацеленного на соучредителя Alibaba Джека Ма. Затем, в апреле, китайские регуляторы наложили на Alibaba штраф в $3 млрд за «монополистическое поведение».

В июле киберрегулятор Китая удалил гиганта транспортных услуг Didi из магазинов приложений, а следственное подразделение начало проверку соблюдения компанией китайских законов о безопасности данных.

Затем в этом месяце регулирующие органы Минтранса Китая вызвали руководителей из Didi, Meituan и девяти других компаний, занимающихся вызовом пассажиров, и приказали им «исправить» свои неправомерные действия в сфере цифровых технологий. Затем китайское государство приобрело долю в ByteDance, владельце TikTok, и в Weibo, платформе микроблогов.

Менее заметным был ошеломляющее разнообразие мер регулирования и политических шагов, общая цель которых, похоже — усиление государственного контроля над всем.

«Это говорит вот о чем: Си Цзиньпин решил, глядя на общий баланс между китайским государством и рынком, что в интересах партии повернуться к государству», — говорит Радд. Си полон решимости превратить современный Китай в глобальную великую державу, «но великую державу, которую полностью контролирует Коммунистическая партия Китая».

Это означает также усиление контроля над гражданскими свободами ее 1,4 млрд населения. Например, Си приказал ограничить доступ школьников к видеоиграм до трех часов в неделю, и запретил частное репетиторство. Китайские регуляторы приказали телеканалам воспитывать маскулинность и убрать с экранов «мужчин-неженок». Власти запретили конкурсы в духе телешоу American Idol и убрали из интернета все упоминания об одной из богатейших актрис Китая — Чжао Вэй.

«Приказы были внезапными, радикальными и часто сбивающими с толку», — пишет Лили Куо для Washington Post. По словам Джуд Бланшетт из Центра стратегических и международных исследований, «это не чистка отдельных секторов, а всеохватывающая экономическая, промышленная и структурная чистка.

В то же время президент Си запустил движение, призванное рассказать о добродетелях и успехах китайской авторитарной модели остальному миру. «Пекин пытается, скорее, не навязывать марксистско-ленинскую идеологию иностранным обществам, а легитимизировать и рекламировать собственную авторитарную систему», — пишут для Foreign Affairs Чарльз Эдель и Дэвид Шульман, недавно назначенный директор нового China Global Hub аналитического центра Atlantic Council. — «Коммунистическая партия Китая не стремится подчинить своей идеологии, а стремится к обретению власти, безопасности и мировому влиянию как для Китая, так и ее самой».

Авторы подчеркивают, что Китай пытается не изменить мир по своему подобию, а сделать мир «дружелюбнее к его интересам — и к подъему авторитаризма в целом». Эти меры включают в себя «распространение пропаганды, расширение информационных операций, объединение экономического влияния и вмешательства в иностранные политические системы» с целью «ослабления демократических институтов и норм отдельных стран и их взаимосвязей».

Но эта смелая ставка Си дарит две возможности США и их союзникам. Во-первых, своим чрезмерным контролем дома Си помешает экономической и общественной либерализации Китая, необходимой для его успеха. Во-вторых, демократические страны, такие как Австралия, всё больше стремятся к объединению усилий, чтобы справиться с Пекином.


В общем история старая и даже вечная: Не хочу быть вольною царицей, хочу быть владычицей морскою...

Я вполне могу себе представить грандиозность задачи точной оценки возможностей политики и экономики Китая, сама по себе цифра в 1,4 миллиарда человек говорит очень много, а если учесть многонациональность и многоукладность всей жизни Китая... В общем скромность моих возможностей на данном направлении я осознаю и верить мне не призываю. Скорее даже напротив - призываю отнестись к моему суждению критически

Однако я прикладной математик и верю в общие законы. А они позволяют подозревать, что отказ от свобод и стремление к господству для всех империй кончалось всегда одинаково: свободой Рим возрос, а рабством погублен .

Так что торможение экономики Китая в близком будущем мне кажется неизбежным. А это означает и экономический кризис на мировом рынке - слишком долго Китай был для него главным локомотивом.
Так что, господа, готовьтесь к затяжным кризисам в сравнительно близкой перспективе
Tags: atlantic, Китай
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments