trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

О чем говорили на Банковой



Юлия Мостовая, главред еженедельника и супруга известного политика в очередной раз подтвердила свою репутацию наиболее информированного политического журналиста в Украине. Ее статья Лохмотья гнева посвященная Главной новости недели - отставке Коломойского, содержит целый ряд важных деталей, позволяющих лучше оценить и то, как протекал процесс, и достигнутый результат, и возможные перспективы. Как обычно, я позволил себе несколько сконцентрировать текст, освободив его от некоторых деталей

Позиции главы государства укрепил Запад. В этом вопросе, как утверждают источники ZN.UA, все обошлось без расшаркиваний и туманных дипломатических формулировок. Даже оказалось, что министр иностранных дел ФРГ Штайнмайер умеет разговаривать понятно и четко формулировать месседжи — не так, как в вопросах российской агрессии и оценки действий террористов на территории Украины.
Как утверждают источники в Кабмине, после беседы с вице-президентом США Байденом, Арсений Яценюк понял, что должен быть един с президентом во время решения проблемы Коломойского. Утверждают, что необходимость этого понимания была донесена и до министра внутренних дел. Различные сильно компетентные в вопросах криминального прошлого и бизнес-настоящего англоговорящие господа встретились как с Геннадием Корбаном, так и с собственниками группы "Приват". А президенту был попросту дан карт-бланш и задан вопрос: "Или может нам в дальнейшем говорить с Коломойским?".

Кроме того, "успокаивающий укол" своему партнеру сделал Геннадий Боголюбов. И, разумеется, западный фактор, начертавший красными флажками надпись: "Некуда бежать. А если что, то и денег на побег не будет" — сыграл свою роль.

По результатам многочасовых квартетных бдений одна из сторон предлагала подписать некий документ о достигнутых договоренностях. Попросту говоря, "понятийку". После того как стороне объяснили всю неуместность и неадекватность "печенежьего" предложения, договоренности остались в устной форме. Околопосвященные круги, многие годы знакомые с высокими договаривающимися сторонами, по-разному оценивают жизнеспособность наработанного "комплекса мер": одни отводят неделю, другие считают, что шатко-валко, а до новых выборов соглашение будет соблюдаться. Ибо Петру Порошенко достаточно фронтов, имеющихся и будущих, для того, чтобы не усугублять и без того сложную ситуацию. А Игорю Коломойскому, осознавшему, что все его влияние ничего не стоит при столкновении с институтом государства, за которым сегодня стоит сила финансовой разведки и спецслужб США, просто некуда будет бежать в случае проигрыша. Разве что в Израиль, на пенсию.

В чем состоит "золотой парашют" экс-губернатора и страховой полис действующего президента? Об этом знают только четверо. А обо всем и до конца — только двое: на завершающей стадии закулисных переговоров, перед выходом на сцену, Порошенко и Коломойский говорили с глазу на глаз. Нам остается только наблюдать: подставит ли государство 9-миллиардное плечо "Приватбанку", которому, кстати, вчера НБУ уже согласовал "трешку" рефинанса; будет ли канал "1+1" лоялен к президенту; кто возглавит после 31 марта "Укртранснафту"; по какой цене государство будет покупать у "Укрнафти" газ; какие дивиденды "Укрнафта" выплатит государству по результатам своей деятельности и за предыдущие периоды; чьи структуры будут поставлять уголь из зоны АТО — близкие к Порошенко или к "Привату"; войдет ли в берега государственного контроля Дмитрий Ярош; останется ли в должности губернатор Одесской области, бизнес-партнер Коломойского Игорь Палица; будут ли преследоваться в уголовном порядке значимые для Коломойского гос- и бизнес-менеджеры...

Вопрос, который очень интересует Банковую: "На чьей стороне окажется общественное мнение?" Вопрос, который интересует общество: "Не ослабит ли оборону страны уход Коломойского с поста губернатора?" Вклад днепропетровского губернатора в купирование расползания сепаратистской хвори по Юго-Востоку нельзя недооценивать. И дело не только в финансировании, обеспечении и формировании боеспособных частей, чем весьма эффективно занимался Геннадий Корбан.

Главной заслугой Коломойского является тот факт, что он молниеносно и жестко взял под контроль ключевые фигуры, курирующие криминалитет в Харькове, Одессе, Запорожье, ну и в Днепропетровске, разумеется. В результате, в четырех областях Кремль лишился возможности действовать по привычной сепарообразующей схеме: "мозговой центр" — инструкторы от ГРУ и ФСБ — выходит на криминальные круги, создавая из них "скелет" армии очередной "НР", который впоследствии обрастает "мышцами" более массовой поддержки. Коломойский не дал сформировать этот "скелет" в ряде регионов. Теперь же, спустя год, регионы, считавшиеся слабыми звеньями, поняли две вещи: во-первых, что война, идущая в Луганской и Донецкой областях куда страшнее нелюбимой киевской власти, а, во-вторых, полагавшие, что Россия присоединит к себе мятежные территории как Крым, на примере "ЛНР" и "ДНР" поняли, что война — это не "путь домой", а лишь дорога к смерти, боли, голоду и крушение всех планов и надежд.

Многие поспешили произошедшее с Игорем Коломойским назвать борьбой с олигархией, которая наконец-то стартовала в Украине. На государственном уровне. Лично я бы не торопилась. Пока это была только борьба за власть. Составляющими олигархического влияния являются оптовые партийные проекты и депутаты, купленные поштучно; подконтрольные медиа; расставленные либо "благоприобретенные" лоббисты в исполнительной власти, силовых и правоохранительных структурах. Все это стоит больших денег. А большие деньги дают только монополии. Государственная и системная борьба с монополиями — это и есть борьба с олигархами.

Если ситуацию несколько упростить, станет очевидным, что для превращения олигархов в крупных бизнесменов необходимо сделать два шага: законодательно обеспечить создание реестра всех собственников до установления конечного бенефициара, а не офшора; выявив реальных собственников и сложив пазл аффилированных лиц иметь волю применить антимонопольное законодательство, которое вынудит собственника монополии либо продавать часть своего бизнеса, либо (из-за регулировки цены товаров или услуг монополиста) резко сократить собственную прибыль, на которую и содержится вся вышеупомянутая олигархическая надстройка в политике и во власти. Ни один из этих шагов не предпринят.

Происходящий нынче в стране передел — всего лишь попытка переименования монополий и перераспределение потоков. Я честно пыталась понять — что главное во всей этой истории. Бог (руками президента) отобрал административный рог у бодливого олигарха? Президент наконец осознал свое отличие от бывших коллег по цеху и теперь будет воспринимать как личное оскорбление любые посягательства на полномочия и интересы государства? Каждый политик, крупный чиновник-бизнесмен осознает, что он для западных спецслужб — открытая бухгалтерская книга?

Кроме того… Люди, вы ж не рыбы, через две минуты забывающие, что они только что ели! Как можно додуматься обвинить Сергея Лещенко — журналиста, вытащившего на свет божий из кромешной темени режима Януковича темы Межигорья, клюевских афер с солнечными батареями, венского альянса между Порошенко и Фирташем — в продажности? Вся эта история с поражением Коломойского пахнет нервами, страхом, деньгами. Но она не пахнет болотом, застоем. Потому что главное в ней — движение. Это еще не фундаментальные изменения. Но это — уже перемены. Ставшие возможными, кстати, за счет пусть и не согласованных осознанно, но сгенерированных едиными ценностными установками действий молодых депутатов, гражданского общества и прямого западного влияния.



На мой взгляд все сказано настолько ясно, что в особых комментариях не нуждается. Разве что в одном - я в оценке Порошенко-президента еще бóльший скептик, чем Мостовая. Если человек обещал свой бизнес продать, а в итоге потерял только то, что национализировал Крым, если на ключевые должности назначаются люди вполне бездарные, но зато верные президенту и близкие ему по бизнесу, если близкие к президенту структуры борются за право поставлять уголь из зоны АТО, - то я продолжаю сомневаться в том, что бизнесмен внутри Порошенко умер или хотя бы согласился отойти на третий план.
Tags: куда, олигархи, президент
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment