trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Приятно убедиться


Сравнительно недавно на ток-шоу у Андрея Куликова (ICTV) появился новы эксперт - Александр Кочетков. Он обратил на себя мое внимание тем, что выступает редко, но всегда по делу и точно попадает в слабые места выступающего политика.

А сегодня я в журнале у уважаемого doc_ua с удовольствием прочитал интервью с ним. Удовольствие было эгоистическим - приятно убедиться в чрезвычайной близости оценок ситуации у меня-любителя и у профессионала Кочеткова.
К тому же это интервью избавляет меня от необходимости писать о некоторых вещах. Потому что я думаю практически то же самое, что здесь написано

Оригинал взят у doc_ua в Эксперт: "Порошенко хочет не бороться с коррупцией, а контролировать ее"

Политтехнолог 59-летний Александр Кочетков на встречу приглашает в ресторан грузинской и европейской кухни "Сарман". Это на ул. Великая Васильковская в Киеве. Кочетков живет неподалеку. Садимся на летней террасе.

— Мне черного, как жизни, чая. И меду, — Александр Борисович заказывает официанту лет 20.

Подходят двое мужчин. С красными лицами, слышать перегар. Качаются. У одного расстегнута молния на штанах:

— Как говорят, "Слава Украине"! Мы тут с братом приехали из Горловки. Хотели денег попросить.

— Мы заняты, — говорит Кочетков. — Три дня назад рассказывали то же самое. Правда, были трезвые.



Какая тенденция сейчас преобладает в политике?

— Руководство страны оказалось под огромным влиянием внешних партнеров. Сначала нам давали возможность проявить себя. Чтобы сами разобрались с коррупцией, модернизировали экономику, провели реформы. Не выходит. А для Запада мы — блокпост с Россией. Они не принуждают действовать именно так, а дают несколько вариантов. Если будете делать это — будут деньги, это — военная поддержка. А если пойдете другим путем, ничего не получите.


Когда западные партнеры поняли, что нужно такое давление?

— В конце прошлого года. Тогда в правительстве появились министры-иностранцы, впоследствии — Саакашвили в Одессе. Заговорили о британцах на таможне.

Однако во время конфликта в Генпрокуратуре президент заявил, что поддерживает и Виктора Шокина, и Давида Сакварелидзе. Хотя один хочет держать коррупцию под своим контролем, а другой — бороться с ней. Разве так может быть? Порошенко в действительности поддерживает Шокина, а для иностранцев показывает — что и Сакварелидзе. Однако у Шокина все полномочия, а Сакварелидзе должен ходить к нему по разрешения. Порошенко так устроен. Хочет, чтобы страна работала как корпорация. Чтобы было только одно мнение — его. В корпорации так может быть, потому что есть хозяин. В Украине — нет. Поэтому президент выстраивает жесткую вертикаль власти, в любом месте ищет ее усиления. Даже изменения к Конституции, которые нужно было принимать по Минским договоренностям, использует в своих интересах. Появились префекты, которые смогут приостанавливать решения местных советов. Порошенко сможет разгонять их и вводить прямое президентское правление. Под вывеской децентрализации усиливается централизация.

Но больше власти должно означать и больше ответственности. Если усиливаем президента, нужно сразу упрощать процедуру импичмента. Однако он на это не идет. Вместо этого считает врагами всех, кто думает иначе. Сейчас собираются лишить неприкосновенности нардепа Лозового и посадить. Это элемент шантажа, чтобы Радикальная партия была сговорчивее. А в конце возможного списка арестантов — представители бывшего режима: Левочкин, Фирташ, Бойко. На них может быть представление только тогда, когда будет создаваться широкая коалиция и они слишком много будут просить и торговаться. Так работала Администрация президента времен Кучмы, Януковича. Так действует теперешняя.


К чему это приведет?

— К потери власти Порошенко. Протест постепенно назревает. Было опасение, что экстремалы, радикалы, "Правый сектор" придут и расшатают государство. Но они выбирают путь закона — говорят о референдуме. Он маловероятен, потому что по закону его проведение должен позволить президент. Однако они создадут организационные структуры, будут общаться с обществом, искать единомышленников и активистов. Если соберут нужное количество голосов (не менее 3 млн. — "ГПУ"), то президент начнет с ними договариваться. Он хорошо это делает. Но это его и преимущество, и недостаток. Часто слишком долго и много договаривается.


Есть ли у Порошенко политическая воля задать тон борьбе с коррупцией?

– В 2005 году мы с Юрием Луценко зашли в Министерство внутренних дел. Я руководил аппаратом. Создали антикоррупционное бюро. Но это все не заработает без антикоррупционного прокурора. Который должен быть независимым. А пока полномочия — у генпрокурора, который подчиняется президенту. Он не будет работать против коррупции. Порошенко хочет не бороться с коррупцией, а контролировать ее. Одним будет позволять заниматься ею, а другим — нет.


Некоторые сдвиги есть. Задерживают прокуроров-взяточников, эсбэушников-наркоторговцев.

— Их там тысячи, а задерживают единицы. Кто получил приговор и сидит? Никто. У кого-то конфисковали собственность? Нет. То есть, видим имитацию борьбы с коррупцией.


Почему Порошенко не ломает систему?

— Не так устроен. Уже сейчас с ребятами из администрации думает о следующем президентском сроке.


Что должен был бы делать сейчас, чтобы получить шанс возглавить страну еще на пять лет?

— Чтобы иметь поддержку общества, нужен прозрачный диалог. Необходимо рассказывать, что делается, почему. Например, предвыборный лозунг Порошенко о том, что Антитеррористическая операция должна длиться часы, а не месяцы. Не вышло. Кто наказан? Никто. Нам рассказывают, что невыгодно продавать "Рошен", потому что ситуация сложная. Зато украинскую землю продавать можно.


Порошенко периодически дает интервью, пытается объяснить, что делает.

— Он хорошо действует под давлением. Когда понимает: если этого не сделать, то для него лично это будет иметь серьезные последствия. Нужно было протянуть голосование за особый статус Донбасса — пришел в парламент. Было заметно, что это ему крайне нужно. Если общество будет давить и на президента, и на всю власть, то они будут действовать.


Какие сейчас основные просьбы Запада?

— Выполнять Минские договоренности, где записаны изменения к Конституции. Понимают, что Россия будет игнорировать соглашение. И хотят иметь ситуацию: Киев все сделал, а Москва — нет. Осенью на Донбассе могут быть провокации, обострения боевых действий со стороны сепаратистов. Тогда, ребята, извиняйте, — усиливаем санкции.


Еще настаивают на реформах прокуратуры, судов, таможни, пограничной службы, МВД.

Не все просто с люстрацией. Неразумно отсеивать людей по принципу — кто, где и в какое время работал. Другое дело — собственность. Если чиновник может доказать, что получил ее легально и к нему нет вопросов с профессиональной точки зрения — пусть работает. Если не сможет — должен немедленно оставить должность. Встретили дочь чиновника в Монте-Карло на дорогущей "Феррари", сразу проводят расследование — откуда машина.


Часто объясняют: богатый любовник подарил.

— У нас есть финансовый мониторинг, который входит в мировую систему. Будет запрос — все расскажут, включительно со средствами в оффшорах. Но тогда придется брать своих. А то и себя. Не хотят. У общества должен быть запрос на честную и патриотичную власть.


Его пока нет?

— Окончательно не сформировался. Но общество потихоньку исправляется.


Просим счет. Официант выходит из дверей, спотыкается, падает. Очки отлетают в сторону. Просит прощения и исчезает.

5 книг издал Александр Кочетков. Пишет сценарии к фильмам. Сейчас работает над сериалом "Блокпост" — о событиях на Донбассе.

Работал с Кучмой, Тимошенко и Луценко

Работал в Администрации президента Кучмы. Во время акции "Украина без Кучмы" помогал Юлии Тимошенко. Руководил аппаратом Министерства внутренних дел, когда Юрий Луценко впервые возглавил его.





Tags: Кочетков, Порошенко, куда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment