trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Как делалась информационная война. Ч.2

Мы продолжаем публикацию материалов сайта COLTA.RU о том, как создавалась пропагандистская машина РФ.

Разговоры с экс-сотрудниками ВГТРК были изначально записаны бывшим заместителем главного редактора канала «Россия 24» и «Россия 2» Александром Орловым.
Два других монолога записал и в целом подготовил материал к печати Дмитрий Сидоров.


Бывший сотрудник информационного вещания ВГТРК

В пятницу в 12 часов дня была летучка в Кремле, куда приезжали все главные редакторы. Главный редактор нашего канала получал печатный план, где все написано: как, что, кого лучше пригласить в качестве экспертов. Фактически методичку, стопочку листов А4 сантиметром толщиной. Во время этой летучки главный редактор делал какие-то пометки, коррективы прописывались карандашом прямо внутри. Мне приносили часть листов из этой папки, я по ней работал как по плану.


Кремлевскими летучками руководили разные люди. Давным-давно Алексей Алексеевич (Громов. — Ред.) это делал. Насчет Суркова не знаю. Потом их проводил Дмитрий Сергеевич (Песков. — Ред.). Когда пришел Дмитрий Сергеевич, поначалу было ничего. А потом уже так просто к нему стало не подойти — здесь письмо, здесь запишись. Началось какое-то поклонение Пескову, он стал а-ля «Путин — это я». Он этого никогда не говорил, но выглядело это так. А Алексей Алексеевич всегда говорил: «Ребята, обращайтесь, помогу чем надо».

Сейчас, если на канале обсуждаются ЭТИ решения и ТАКИЕ моменты, всегда звонят сверху или звонят наверх. Главный редактор волен поставить какую-нибудь аварию в Подмосковье или не поставить, но что касается большой политики, войны и мира — у него нет свободы.

Вот, например, был парад в Сербии. Не совсем в честь Путина, в честь Победы, но Путин там, скажем так, присутствовал, хоть и опоздал чуть-чуть. Главного редактора в этот момент не было, был замглавного. До этого главред ему сказал: «Мы сколько-то покажем парад, потом уйдем с него в окошко и будем в окошке показывать». Видимо, этот вопрос он не согласовал, и случилось следующее — идет парад, реально очень масштабный, никто не ожидал, и тут замглавного поступает как ему сказал шеф: сколько-то оттранслировал и увел парад в окошко.

Начинается ад, звонит Добродеев три-четыре раза, орет как резаный, чтобы парад вернули на место и транслировали до конца. Орет заодно на тему переводчика-женщины — почему не мужчина переводит? Там такой дэнс был из-за этого парада...

Ручной режим распространялся даже на погоду, были по ее поводу прямые указания. Вот надо срочно пригласить Вильфанда, чтобы он сказал, что будет страшная зима и мы все померзнем. Говоришь: «А если не будет холодной зимы?» Мы понимаем, что зима-то теплая. Но есть общая тенденция нагнетать, что они от нас зависят — сейчас мы вам газ не пустим, и вы все замерзнете. Они об этом и трындели все время: «Нас ждет холодная зима».

Нам так и говорили на летучках: «Делайте больше ада!» Например, сверху говорят, что куда-то надо отправить камеру, на какое-то мероприятие, и люди на летучке спрашивают: «А что там делать? Оно какое-то мутное». Культурный центр при посольстве проводит какие-то чтения, логичный вопрос — зачем камера? Потому что туда придут специальные люди и устроят там шоу. Например, какой-нибудь нужный историк начнет орать: «Вы пытаетесь переврать нашу историю!» Собирают бедных бабулек и дедулек, которые ходят туда годами, и отправляют камеру и специального человека, фактически провокатора.

Прямую линию президента организует по большей части ВГТРК. Приезжает туда заранее группа, эта группа инструктаж проходит на Старой площади по нескольку раз — что, как, какие регионы выбираем, какие города. Туда едут камеры, заранее много разных людей, они ходят с губернаторами и прочими, организуют встречи с нужными людьми, выбирают тематику, все это согласовывается миллион раз. Есть предпоказ так называемый, как в театре. Репетиция, полный прогон. Путин на ней не сидит, Песков сидит. Он не отвечает за Путина, конечно, но за всем следит. Стоит съемочная группа и примерно изображает, что будет. Я слышал от людей, которые туда ездили, их прямо колотило, они говорят — прямо умирали от стыда, потому что рассказывали, как старики к съемочной группе подходили со своими вопросами, а эти вопросы просто не могли попасть на прямую линию.

Тут такая ситуация, что телевидения как такового уже не существует. Можно расслабиться и получать удовольствие либо не работать и уходить — если совсем падает планка и ты понимаешь, что больше не можешь оставаться.


Сергей Семенов (имя изменено), продюсер (РЕН ТВ)

Когда мы работали над Музычко, покойным Сашей Билым, одной девушке-стрингеру мы представились как американский канал, а не как российский. Сказали, что мы хотим показать, что он живой человек, что он хороший и за хорошее. В общем, откровенно обманывали.

Людей, которые занимались Майданом, было сложно поймать для съемок, но эта женщина-стрингер была лично знакома с Музычко и смогла с ним договориться, поймала между одним мероприятием и другим. Он, естественно, рассказывал о себе с хорошей стороны, но если вы имели дело с монтажом, вы понимаете, что всегда можно вырезать и смонтировать как нужно. Нам сильно помог его бэкграунд: на общедоступных видео он вел себя очень по-бандитски, ходил с автоматом к чиновникам, хватал их за галстуки. Мы это все поставили встык с его речью, где он со своей угрожающей шрамированной головой рассказывает, какой он белый и пушистый, как он любит ходить на рыбалку, белочек и свою любимую. Вдобавок ко всему этому раскопали видео (впервые показанное за несколько дней до этого на НТВ. — Ред.), где некий человек, очень издалека похожий на бедолагу Музычко, лежит на полу перед девушкой в кресле, которая бьет его в лицо каблуком черного сапога, такое садомазо. Его мы тоже вставили встык между кусками, где он особенно распинается в своей белости-пушистости; получился портрет совершеннейшего маньяка.

Наша программа изменилась чисто тематически: до известных событий нашими главными врагами были некие Ротшильды, Морганы и прочий заговор мирового капитала, который нас то травит через плохую еду, то поднимает или опускает цены на нефть. Когда начались украинские события, враг стал не общим, а конкретным. Но атмосфера в самом продакшене не изменилась. Все то же самое, обед по расписанию, электричка по расписанию. Журналисты и проститутки отличаются только тем, что одни делают это телом, а другие — мозгом. Денежная ситуация наша тоже никак не изменилась. Просто появилась новая горячая тема.


Станислав Феофанов, продюсер (НТВ, РЕН ТВ, ТВЦ)

Начало украинских событий я застал в «Неделе». У Марианны (Максимовской. — Ред.) я работал с Майдана до вывода войск из Крыма. Эта программа значительно отличалась от всего бардака, который творился на РЕН ТВ. Мы пытались рассказывать объективно. Помню, когда захватили здание Донецкой администрации, мы и с ополченцами общались, и ездили за десятки километров говорить с украинскими силовиками. Я всегда удивляюсь, когда рассказывают, что невозможно снять с двух сторон. Все возможно, было бы желание! Помню, нам рассказывал Пушилин: мол, «киевские солдаты объедают местное население». Мы подумали: да, интересная история. Приехали в одну деревню, поговорили с бабушками, они говорят: «Никого не объедают, нормально уживаемся». Пошли к этому взводу, они окапывают танк. Думали, нас сразу начнут вязать, а они прямо ответили: «Расскажем без проблем, про что? Объедаем? Да вы что, у нас полевая кухня». Пока мы разговаривали, подъехали две машины — в одной местные сами привезли им борщ, в другой приволокли сало. Конечно, когда приезжаешь с мыслью, что тут каратели — с ними и говорить не надо, по лицам все видно, — на картинке так и выходит.

Но было ясно, что программа висит на волоске, и разгон «Недели» не стал неожиданностью. Когда сбили «Боинг», рассказывать так, как рассказывали мы, стало нереально. На всех каналах кричали про хунту, карателей, которые сбили самолет. Мы были в отпуске, когда пришла эсэмэска от Марианны: «Дорогие все! Вот настал момент, наша маленькая гордая программа закрывается. Впереди прекрасный новый мир, где будет другая жизнь».

Кто делает настоящую пропаганду на Первом и на «России» — все прекрасно понимают. Ипотека, долги, семейные проблемы. И все-таки я не могу ответить — почему. У меня схожая история: я живу на съемной квартире, осенью буду брать кредит на покупку жилья, но я не понимаю, как можно заливать людям в уши дерьмо. Я всегда думаю в таких случаях о своей матери — она и так уже зомбирована до такой степени, что я иногда не понимаю, о чем с ней говорить, кроме домашних дел. У нее постоянно трещит Киселев, вещает Мамонтов, а я думаю: «Как я могу обманывать свою мать?» Чувствую, что тоже закладываю туда кирпичик.

Сейчас время такое, что ты думаешь не о статусе, а больше о совести. Как в глаза-то смотреть? Самому себе в зеркало. Вот просыпаешься и думаешь: «А неплохо я вчера натрындел, да?» Сможешь ли ты с этим жить дальше? Но большинство живет, конечно.


Конечно интересна механика - как организовывают прямую линию Путина. Хотя я думаю, что многим россиянам и без того известно, что им показывают постановку.

Но вот для меня важно, чтобы прочли, как работает монтаж - эпизод про Сашу Музычко. Это моя больная тема, то, что я давно пытаюсь растолковать своим читателям, особенно из России. Видео - идеальное орудие манипуляции, потому что вызывает яркий эмоциональный отклик, который блокирует способность критики, и потому что создает эффект личного присутствия там, где нету никакого присутствия. А есть ракурс, свет, закадровый комментарий, отбор и МОНТАЖ.

И конечно важно замечание, что делают сюжеты тоже люди, и они тоже подвержены пропаганде. "...военкоров, понять по-человечески можно: с одной стороны, монументальная пропаганда, которая вливалась им в уши от начальников больших до начальников малых... Конечно, когда приезжаешь с мыслью, что тут каратели — с ними и говорить не надо, по лицам все видно, — на картинке так и выходит"
Хотя достаточно много циников, которые все видят и понимают - но полагают, что это не их дело: я профессионал, мне поручили, я сделал. А решения принимаю не я.
Я думаю, что даже Киселев рассуждает примерно так и ответственным себя ни за что не считает.

И если придет новый президент, который начнет "разоблачать путинизм и грязную войну с Украиной" - Киселев легко окажется в первых рядах.

И мысль об абсолютно дезориентированных и обманутых бабушках его не волнует, это не он принимал решения, выбирал темы и делал так, чтобы одно на всех каналах - значит и отвечает не он. Он всего лишь исполнитель.

Но в Нюрнберга повесили несколько человек, которые не принимали решений и были только профессионалами и исполнителями.
Tags: Кольта, ТВ, информвойны, ответственность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments