trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Владимир Горбулин: Черная дыра бесконечного урегулирования. Ч.1


Владимир Горбулин это человек-эпоха, украинский Збигнев Бжезинский; если кому-то сравнение покажется слишком пафосным - украинский Евгений Примаков, они, кстати, были конечно знакомы и относились друг к другу с большим уважением. Отличие Горбулина от многочисленных знатоков геополитики и международных отношений, которых интернет-эпоха плодит, как кроликов, в его неподдельности. Стратегическое мышление для Горбулина не плод специальных усилий и не тришкин кафтан, а естественная форма мыслительного процесса, он просто не умеет иначе.
В последнем номере появилась новая большая статья Горбулина о стратегическом тупике, сложившимся вокруг конфликта на Донбассе



Владимир Горбулин
советник президента, директор Национального института стратегических исследований, академик НАНУ, доктор технических наук, профессор



Россия: "умираю, но не сдаюсь"?


Для России потенциальная "маленькая победоносная война" уже обернулась настоящим геостратегическим кошмаром новой "Холодной войны" и производной внешнеполитической шизофренией, а также международно-политической (полу)изоляцией. Более того, военная агрессия России против Украины стала явным показатель слабости, а вовсе не силы России как страны в целом, так и кремлевских элит в частности.

Гибридный метод ведения войны, успешно опробованный в Крыму, дал настолько ужасающе безуспешный результат на Донбассе, что российские элиты еще даже не приблизились к реальному осознанию этого, хотя ощущение надвигающейся катастрофы уже есть. Экономическая блокада Украиной оккупированных территорий, даже при всей ее условности и полупрозрачности, дает результаты — ответственность (прежде всего экономическую) за территории все больше несет Россия.


Вожаки "ДНР/ЛНР" оказались настолько неприспособленными хоть к сколько-нибудь системному управлению контролируемыми ими территориями, что это стало постоянной головной болью Кремля. Москва вынуждена лидеров "ДНР/ЛНР" инструктировать как на школьном собрании — поэтапно, с разъяснением и контролем каждого шага. В общем-то, это и неудивительно — сложно требовать эффективного управления целыми регионами от бывших собственников ларьков, работников автозаправок или охранников супермаркетов.

Кроме того, против России играет выпестованная, в том числе и российскими медиа (прежде всего телевидением как главным "зомбоящиком"), глубоко патерналистская модель поведения жителей Донбасса. Данная поведенческая модель тесно связана со стойким убеждением, что всех накормит и оденет некий трансцендентный "отец родной", в образе которого постоянно находится В.Путин, — главное "хорошо себя вести" и внимать всему, что он вещает. При этом все поддержавшие создание "ДНР/ЛНР" искренне считают, что вели себя "хорошо" и будут весьма агрессивно требовать от "отца-батюшки" исполнения его части неформального договора.

Однако эта лишь контурные штрихи на фоне других сложностей Кремля. Скажем, что делать со всеми теми российскими "добровольцами" (мнимыми и реальными), которые сейчас воюют на территории Украины? Период благостного отношения к ним явно заканчивается, что делать со всеми этими боевиками, в России явно не знают. Рассчитывать, что они поднимут вооруженный бунт, конечно же, не приходится. Однако вероятность того, что они могут усугубить ситуацию в сфере жесткого криминала и межэтнических отношений, более чем высока.

Усложнение доступа к дешевым кредитам, резкое падение курса рубля, экономический кризис в самой РФ — это лишь первые следствия санкций Запада против нецивилизованного поведения РФ на международной арене в целом и против ее вторжения на нашу территорию в частности.
В целом же это подводит к другой макропроблеме России — ее отношениям с Западом. Очень похоже, что российское руководство действительно уверовало в то, что ее энергоресурсы, ядерное оружие и важная роль в решении ряда международных проблем и кризисов (Иран, Сирия, Ливия) делают ее игроком, недосягаемым для угроз и давления со стороны Европы и США. Реальность оказалась более чем прозаичной — и это особенно болезненно переживает зазнавшаяся российская элита. Отношения с Западом испорчены настолько обстоятельно, что даже российские эксперты говорят о вынужденном существовании в этой новой внешнеполитической реальности как о долгосрочной перспективе без видимого прогресса. Точнее, до тех пор, пока не будет решена хотя бы проблема Донбасса.

Эксперты Российского совета по международным делам отмечают, что самое "простое" для России решение донбасской проблемы (прямая военная интервенция с целью ускорить развитие событий) будет иметь катастрофические внешнеполитические последствия, поскольку приведет к окончательному разрушению связей между Западом и Россией. Посему для России конфронтационный сценарий — самое рискованное из всего, что можно выбрать.

Следует учитывать и то, что практические результаты попытки России быстро переориентироваться с отношений с Западом на Восток (прежде всего — на Китай) оказались далекими от оптимистических ожиданий. Китай умело и все более полно пользуется слабостью России и отсутствием у нее пространства для маневра, навязывая свои условия по всем фронтам. Последовательное сокращение Украиной и Европой закупок газа, желание Китая сыграть на этом — все это может привести к тому, что России придется пересматривать свои геостратегические доктрины, в которых фактически закреплена роль энергоресурсов как принципиального инструмента внешнеполитического давления.

Однако все вышеперечисленное не означает, что Россия готова полностью отказаться от своей политики в Донбассе. Допустить военное поражение "ДНР/ЛНР" Кремль позволить себе не может, поскольку это будет означать самое мощное (явное/видимое) поражение Москвы на постсоветском пространстве, принципиально ставящее под вопрос все дальнейшие реинтеграционные планы и проекты Кремля на евразийском направлении.

Впрочем, Россия уже достаточно давно потеряла темп, кураж и драйв в провоцировании вооруженного кризиса на территории Украины, перейдя к затяжной игре вокруг "статус-кво". И скорее всего, как и во всем остальном, тут можно ожидать решений, претендующих на тактическую успешность. Однако таковые решения косвенно, но традиционно ведут к стратегическому ослаблению России — это вечная проблема низкой стратегической культуры, характерной для сегодняшней Российской Федерации.


Это первая часть анализа Горбулина. Продолжение следует
Tags: Горбулин, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments