trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Гигоришин о возможности рывка в будущее, проблеме элит и возможности полета Порошенко

Это продолжение беседы корреспондентов УП Севгиль Мусаевой-Боровик и Павла Шеремета с российским миллиардером Константином Григоришиным; начало материала здесь и здесь.

Я заметил, что два обширных материала от Григоришина породили аж целый один комментарий. Т.е. читателю все это не интересно. В отличие, скажем от проблемы пруфов, где ругаться готовы до хрипоты. Да и вообще в эпоху СМС многим уже трудно справляться с текстом длиннее, чем в две смски. А тут стокабукафф... кто ж это прочтет.

Но тут я склонен проявить упрямство. И потому, что тут куча сведений о деятельности наших замечательных ОНИ. И потому что тут есть дельные мысли о том, что делать Украине следует. Т.е. украинцам настоятельно рекомендую читать. Из океана читаемой прессы нужный факт, яркий образ или стоящую мысль выуживать приходится по Маяковскому: в грамм добыча, в год труды.
тут концентрация на мой взгляд несколько выше - просто нужно читать.
При всей личной неприязни автора к Яценюку (как говорил персонаж Фрунзика Мкртычана в кино "Мимино" - "такую испитываю личную неприязнь к потерпевшему - прямо кушить не могу") оценки правительства во многом справедливы.
В общем - абидна, панимаешь - есть дельные мысли, а никто не читает.

В общем, закнчиваю нытьё.



ЭКОНОМИКИ УКРАИНЫ НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ НЕ СУЩЕСТВУЕТ
– Когда вы говорите, что экономика на последнем издыхании, что вы имеете в виду?
– Что сегодня представляет собой экономика? Это остатки инфраструктуры, которые нам достались с советских времен, на которых паразитируют несколько очень непрофессиональных груп, конвертирующих эту инфраструктуру в кэш с очень низким КПД, продукция первых переделов с невысокой степенью добавленной стоимости и ограниченный набор услуг плохого качества.

– Но заводы же работают, люди ходят на работу, получают зарплату.
– Плохо работают, 3 дня в неделю. Одним из классических рецептов реанимации являются инвестиции в инфраструктуру. Тем более, что здесь есть не только строители, но и производители достаточно сложного оборудования. Здесь могут делать рельсы, локомотивы, вагоны, если говорить о транспортной инфраструктуре.

Но для этого нужна воля, план и программа. На сегодняшний день этого нет. Горизонт событий не больше месяца. Если есть какое-то окно для вывода денег, то наша псевдоэлита этим мгновенно пользуется.
А нам нужна энергонезависимая экономика. Я считаю, что у Украины достаточно собственных энергетических ресурсов для того, чтобы себя обеспечить. За исключением, может быть, нефти, но нефть в ближайшие 20-30 лет потеряет свое значение.

– То есть газа внутренней добычи нам будет достаточно?
– Газ, солнце, ветер, ядерная энергетика. Не забывайте, что у Украины мощнейшая ядерная энергетика и это надо использовать.

В Украине есть, во-первых, возможность расширить добычу традиционного газа. Во-вторых, здесь существуют залежи сланцевого газа. Нужно просто получить технологии и желательно, чтобы эти технологии получили украинские компании.

НАЧИНАТЬ ДЕОЛИГАРХИЗАЦИЮ НАДО С ПРАВИТЕЛЬСТВА

– Вы чувствуете наличие политической воли в истории с деолигархизацией?
– Пока не чувствую.

– С чего, на ваш взгляд, надо начинать?
– Начинать деолигархизацию надо с правительства, потому что де-факто правительство и есть инструмент олигархов в сегодняшней Украине.

Первое: смена правительства. Причем одна из главных задач нового правительства – сломать хребет олигархической системе, а внутри себя воспитывать технократа для проведения системных реформ.

– Сейчас многие говорят об угрозе социального взрыва, поскольку для людей ничего не меняется…
– Его может и не быть. Украинский народ ведь очень толерантный. Когда Украина теряла независимость, если мы вспомним историю, не было социального взрыва. Людям просто становилось все равно, кто при власти. Есть эта страна, нет этой страны, она им ничего не дает, а только грабит.

Сегодня людей лишают надежды. И вопрос не в том, получают они много или мало, это же вещь субъективная. А надежда, с моей точки зрения – это вещь объективная. Если у вас нет надежды на завтрашний день, если ты понимаешь, что завтра будет еще хуже и ничего сделать нельзя, и будут доворовывать то, что недоворовали – то перспективы у страны нет.

– Но какая стратегия может быть у страны во время войны и аннексии? Какие могут быть стратегические задачи, когда горизонт планирования ограничен?
– Ограничен он или нет, в любом случае стратегия должна быть.

В первую очередь, необходимо разрушение олигархических конклавов. Когда узкая группа людей или один человек контролирует существенную часть экономики, до 30% ВВП, если мы говорим про СКМ. Эти вещи недопустимы.

ЯЦЕНЮКА В БАГАЖНИКЕ ВОЗИЛИ В МЕЖИГОРЬЕ

– Вам не нравится такое количество варягов в правительстве?
– Меня пугает, в первую очередь, их безответственность и непрофессионализм.

Я считаю, что у страны есть исторический шанс создать новую элиту. Создание новой элиты – это ответственность перед будущими поколениями. И это осознание приоритета, в первую очередь, народа и его интересов, который здесь проживает. На сегодняшний день, к сожалению, даже механизм отбора не создан, потому что не существует кадровой политики.

Борис Евгеньевич Ложкин, как мы знаем, не очень образованный человек, судя по его поддельным дипломам, так он теперь хочет искать министров, которые будут определять развитие страны на десятилетия вперед, а находит смотрящих из ресторанного бизнеса – это кадровая политика называется?

– Вы уже со всеми поругались. А сейчас еще и с Борисом Ложкиным поссоритесь.
– А я вообще всю сознательную жизнь ругаюсь с этой псевдоэлитой, которая контролирует Украину.

Кадровая политика – это важнейшая функция любого государства. Потому что если нет преемственности, понимания, каким критериям должны соответствовать кадры, как их воспитывать и обучать, то любая такая система обречена.

В начале 19 века Германия решила вложить огромные ресурсы в образование детей. В результате получили расцвет немецкой науки – Гаусс, Больцман, Риман и другие. В 19 веке Германия получила расцвет государства.

Поэтому надо начинать с образования и с правильной постановки задачи. Я остаюсь в убеждении, что страну можно сделать великой за одно поколение. Надо захотеть, и нужны правильные лидеры.

Я не буду говорить о набившем оскомину примере Сингапура. Для меня есть три примера, на которые в каком-то смысле похожа Украина. Это Польша, Южная Корея и Турция.

Все три страны из очень плохой ситуации выбрались в течение одного поколения. При этом у них нет никаких естественных преимуществ, которых бы не было у Украины. Они похожи и по размерам, и по социальному составу. В каждой этой стране прорыв делала собственная элита, несколько пассионарных личностей. Все эти качественные изменения проходили в последние 20-30 лет. У нас как раз есть время до 2040 года.

А у нас - вспомним, кто такой Арсений Петрович. Это же был проект Партии регионов, того же Ахметова еще с середины 2000-х годов. Он финансировался донецкими ребятами: сначала Юрушевым, потом тем же Ахметовым. И до самого последнего дня президентства Януковича его в багажнике возили в Межигорье.

ЕСТЬ ТАКИЕ ЭКОСИСТЕМЫ, В КОТОРЫХ БИОЛОГИЧЕСКАЯ МАССА ХИЩНИКОВ ПРЕОБЛАДАЕТ НАД МАССОЙ ИХ ЖЕРТВ. ЭТО ОБ УКРАИНСКОЙ ВЛАСТИ

– Ранее вы сказали, что есть исторический шанс. Но что глобально изменилось по сравнению с периодом правления Януковича?
– Конечно, исторический шанс состоит не в составе нынешнего правительства. Историческая миссия Януковича была в том, что он показал людям, что так больше жить нельзя.

Нынешняя политическая элита - он ей мешает, общественный порыв. Они не пытаются ничего поменять, они пытаются и дальше конвертировать власть в деньги. Это и есть их основная функция. Они так понимают свою самореализацию.

– Все-таки не правильно так обобщать…
– Но я считаю, что 90% людей, которые сегодня имеют отношение к власти на самом верху – имеется в виду парламент, правительство и администрация, заражены этим вирусом.

Нельзя, чтобы люди не рассматривали политику как элемент пищевой цепочки. Я в каком-то интервью об этом говорил, что, может быть, тому же президенту надевать на шею бомбу, которую он не может снять.И если больше 50% избирателей нажимают на кнопку, то она взрывается./А Григоришин, оказывается в молодости фантастику читал прилежно, и Робертом Шекли увлекался, хотя в его молодость героический период в фантастике уже закончился/ Уверен, что многие сбежали бы. И наш президент, кстати, уже с этой бомбой живет, даже если сегодня он этого не понимает.

– Про политику как элемент пищевой цепочки. Яценюк у вас вымогал или просил какие-то деньги?
– Я как и все, кто живет и работает в Украине, теряю в стоимости из-за потери рынков и из-за невозможности привлечь инвестиции. Так что все мы – жертвы клептомании этого правительства, кто в большей, а кто в меньшей степени. А главное: они забирают будущее.

Вы можете договориться с каким-нибудь кровососущим насекомым? С комаром, например. Он должен вас укусить и выпить какую-то часть вашей крови. Есть такие экосистемы, в которых биологическая масса хищников преобладает над массой их жертв. Вот это об украинской власти.

– Что изменилось для вашего бизнеса при новой власти, что вы ее так не любите?
– Мы потеряли рынки. Например, российский рынок. Мы потеряли возможность финансирования. Вы знаете, что Украина – единственная страна, точнее одна из двух стран в Европе, которая не имеет экспортно-импортного агентства. Соответственно она не может поддерживать своих экспортеров. Поэтому все экспортеры Украины – это первые переделы.

Должна быть поддержка экспорта, должна быть система государственных гарантий. Сегодня по понятным причинам наш бизнес не может получить финансирование, длинных каких-то зарубежных контрактов. Этим тоже надо заниматься, но это все задача Министерства экономики.
Я считаю, что государство ничего не делает для продвижения национальных бизнес интересов… Что можно просить у партнеров? У них надо просить рынки и технологии. А они просят деньги.

– Сейчас весь бизнес жалуется на то, что тяжело, потому что рынки закрываются, денег в стране нет. Многие сравнивают это время с 90-ми.

– Это неправильное сравнение, абсолютно неправильное. В 90-е в стране был потенциал намного выше, чем сегодня. Во-первых, были огромные незагруженные мощности, во-вторых, трудовой потенциал был совсем другой и стоимость рабочей силы была значительно ниже. Был запас в энергетике, транспорте и так далее.

Сегодня в Украине этого запаса нет. Значительное количество квалифицированных людей уехали работать за рубеж, воспроизводство кадров прервалось, нет резерва мощностей, потому что никто не инвестировал в основные средства. А тот резерв, который был, устарел или амортизировался. И нет резерва в инфраструктуре, поскольку в нее тоже никто не инвестировал.

Мы его уже использовали, олигархи их обкэшили, этот ресурс. Инфраструктура и мощности, которые были, были съедены и выведены на офшорные счета. Сейчас это придется строить заново. Невозможно вот так вот за год обеспечить рост 30% в год. Нужны очень нестандартные решения с очень креативными людьми.

– Многие говорят о том, украинское общество патерналистское. Что был порыв в первую и вторую революцию, потом этот порыв куда-то улетучивается…
– Первое: я не считаю украинское общество патерналистским.

Ведь что такое украинское общество? Это общество крестьян, кулаков или середняков, которые держали свое хозяйство и сами обеспечивали себя и свою семью. Оно не может быть патерналистским, они ни от кого не зависели и так происходило много поколений.

Да, это началось с большевиков. Они попытались - особенно в Донецком регионе и Крыму после войны, когда была осуществлена депортация крымских татар… Там действительно живут люди "перекатиполе", которые полностью зависимы от того, кто их туда привез. Это какая-то патерналистская часть. Но основа общества у нас здоровая.

– В чем тогда проблема, что не получилось в первый раз, а потом…
Не произошло смены элит, не нашлось нормальных лидеров.

В этом обществе есть еще одна проблема - мы говорим об образовании и правилах поведения элиты. Грубо говоря, космические технологии не нужны в каменном веке. Сегодня Украина, к сожалению, опустилась в каменный век в смысле отношений в элите. Сегодня в элите требования совсем другие. Ты не должен быть умным, образованным, иметь стратегические цели. Но Петр Алексеевич имеет эти задатки, он должен использовать их и искать таких людей.

– Мы подходим к ключевой проблеме – проблеме доверия.
– Проблема доверия – это проблема взаимная. Любое действие, в том числе президента или его команды, будет наталкиваться на обвинения в коррупции, лоббировании чего-то. Это вопрос независимых СМИ, открытости, встреч, объяснений.

Он или те люди, которые что-то делают, должны встречаться и объяснять, но и общество должно научиться доверять тем, кто действительно хочет изменений к лучшему и отличать их от балаболов и дешевых популистов. И здесь очень важна роль независимых СМИ.

Большинство СМИ, я бы сказал, ничем не лучше, чем те люди, которые находятся сегодня в депутатском зале. Поэтому тут нужно начинать с себя. Это же проще всего – кого-то обвинить, вывалить ведро помоев на голову и получить дешевую популярность.

– Как можно завоевать доверие президенту в этой стране?
– Завоевать доверие президенту очень несложно. Он должен решиться на шаги, которые точно скажут, объяснят людям, зачем это надо и начнет это выполнять. Он же явно читал книгу Ли Куан Ю. С чего начал Ли Куан Ю в Сингапуре?

– Вы имеете ввиду про посадить своих трех друзей?
– Он начал, в том числе, сажать своих друзей. Но не только друзей. Он должен сформулировать программу, полностью перезагрузить команду. Потому что команда, которая сегодня работает с ним, неэффективна.

– Она неэффективна, но это опять-таки вопрос доверия лично Порошенко к этой команде. То есть, он доверяет, например, тому же Шокину, который не выполняет функций генпрокурора в полной мере. Но для Порошенко не важен профессионал – ему важен свой человек в силовом ведомстве.
– Моя фамилия не Порошенко, мне очень сложно это комментировать. Я не идеализирую Петра Алексеевича, я просто говорю, что в нем заложен потенциал.
Tags: Порошенко, стратегия, элита
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments