trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Угроза тяжелого поражения


Я уже неоднократно писал - оккупированный Донбасс в том виде, какой у него сейчас Украине не нужен. И еще долго не будет нужен. Раны войны не то что не излечиваются за месяцы, за месяцы они даже не зарастают.

А лидер фракции власти в парламенте Ю.Луценко говорит о выборах в апреле... Ну и что, что выборы пройдут, Донбасс что ли от того изменится. И хоть тысячу наблюдателей ОБСЕ туда посылай - по улицам расхаживают люди с автоматами, многоие из них приехали из России и не собираются уезжать, они вкусили власть, который дает человеку Калашников и вовсе не намерены от нее отказываться. И разве есть сомнения, кого выберет Донбасс пока там на улице моторолы а в телевизоре киселевы?

Но есть и аспект политический, о нем толково написал Дмитрий Литвин в статье для сайта , из которой я процитирую только часть


Главная идея Путина в отношении Украины сейчас – это некий диалог между Киевом и Донецком с Луганском. Как говорит Путин, «сегодняшние киевские власти» должны сесть за стол переговоров с представителями «республик». Мол, тогда война и закончится, потому что эти субъекты договорятся, как жить вместе.

В случае гражданского конфликта выборы – это нормальный инструмент организации мирной жизни в новых условиях, когда интересы двух враждовавших частей одного общества регулируются уже не военными методами, а политическими – пушки умолкают и начинают говорить депутаты. А что могут изменить выборы в случае с захватнической войной одного государства против другого? Причём тут вообще выборы? У нас тут что ли одна часть общества что-то не поделила с другой частью общества и поэтому началась война?

Захватнические войны не заканчиваются выборами на захваченной территории по созданному с учётом этого захвата законодательству страны-жертвы, это нонсенс.

Если подумать о самом факте наличия пункта о выборах в Минских соглашениях и если учесть то внимание, какое этим выборам уделяют все стороны, повлиявшие на создание Минских соглашений, то вывод неизбежен – характер Минских соглашений таков, что он утверждает и характер этой войны как гражданской. Мол, две части Украины не поняли друг друга, разгорелся гражданский конфликт, но зато вот та часть страны, что поменьше, сейчас проведёт у себя некие выборы, а та часть, что побольше, поможет их нормально организовать, и в итоге обе части выйдут на политический диалог, который уладит весь конфликт и объединит страну.

***

Итак, итоговые вопросы – то самое второе дно истории о местных выборах на «тёмной стороне» Донбасса. Главное, так какая у нас была война – гражданская или между Украиной и Россией? И если всё-таки второй вариант, то допустимо ли реинтегрировать в демократическую систему пострадавшей страны жителей её оккупированной территории без чёткой гарантий выхода оттуда всех сил оккупанта и без избавления этой территории от влияния оккупанта?

Сколько времени и средств нужно, чтобы отфильтровать с выборов на территории с населением в два-три миллиона человек гиви и моторол, которые грязно отметились на этой войне? Какими вообще могут быть последствия для Украины, если это мы, а не боевики или Россия, как-то заблокируем проведение этих обещанных в Минске выборов на «той стороне» Донбасса?

Жаль, что во власти на такие вопросы внятно отвечать некому.

Сначала та сторона Донбасса должна существенно посветлеть, а уже потом когда-нибудь – выборы. Весь вопрос в том, оставили ли для Украины такой вариант Париж с Берлином и Вашингтоном.


Я позволил себе выделить те места в статье Литвина, которые содержат в себе мысль новую, по крайней мере для меня она оказалась новой.

Подписывая минские соглашения, наш президент фактически расписался в том, что перед нами - гражданская война. И как только мы проведем выборы - там образуется легитимная власть и война закончится. Т.е. он сделал то, чего Путин и Лавров безуспешно добивались с самого начала - война на Донбассе это гражданский конфликт, а Россия - миротворец.
Это само по себе - крупное политическое поражение Украины. Но я уже написал, что на дипломатическом фронте достижения этой власти так же сомнительны, как и на всех других - и на военном, и на фронте перестройки общества и проведения реформ. Везде смотрится наша новая власть из старых ОНИ примерно одинаково, и везде она неадекватна вызовам момента.

И Запад давно это понял, а теперь стремится "сбыть проблему с рук", и в этом интересы Запада и России во многом совпадают. И даже стремление России утвердить власть Асада военной силой не слишком разрушает трогательное единство этих интересов.

НО очень хочется спросить - а когда же наша власть начнет защищать интересы Украины?
Тот же Порошенко не может не понимать, что интеграция Донбасса способом, который обсуждали в Париже и который фактически разработан Россией и США, и будет окончательной победой Путина в войне - и крупнейшим поражением Украины, много более тяжким, чем потеря Крыма.
Уверен - он это понимает.

Но преодолеть это чисто технологическим путем нельзя, это можно сделать лишь продемонстрировав: такой путь неприемлем для народа Украины. Только не умеет Порошенко опираться на народ Украины.
Не то у него воспитание.
Tags: ЛБ, Литвин, Порошенко, реинтеграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →