trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Украинец из Донецка - частный взгляд на события

Я неоднократно знакомил своих читателей с мыслями Валерия Соловья профессора МГИМО.
НО сегодня нашим собеседником будет Олег Соловей. Он не профессор, а доцент, не МГИМО, а Донецкого госуниверситета, и не политолог, а филолог. И вместе со значительной частью своего вуза переехал в Винницу. Но он коренной дончанин родом из Шахтерска.
Журнал ФОКУС опубликовал интервью с ним. А я попробую его немножко сократить - но мысли дончан для меня всегда интересны. Потому что сидя в Киеве нелегко понять, почему было так,как было, и чего от Донбасса ждать в будущем.
Хочу сразу предупредить читателя: это отражение только части настроений Донецка, причем ярко проукраинской части. Но о пророссийской части все мы и так читали достаточно много, нужно предоставить слово и другому Донбассу.


Была иллюзия, что мы можем уберечь Донецк от голодных собак


Ощущалось ли напряжение между русским и украинским (языками, культурой) в Донецке и Донбассе до войны?
— Думаю, большинство моих земляков будут утверждать, что до войны всё было хорошо и не было никакого напряжения. К сожалению, было.

Как-то в донецком автобусе кондуктор, типичный представитель необъятной мировой лимиты, услышав, что моя знакомая (преподаватель Донецкого университета, доцент) говорит по-украински, сказал ей: "Понаехали!" А она коренная дончанка, в отличие от этого представителя вымирающих донецких райцентров. У меня регулярно бывали проблемы, и каждый раз всё начиналось из-за языка, а заканчивалось в отделении милиции.

Это, конечно, бытовой уровень. Впрочем, проявления шовинизма я всегда чувствовал и со стороны людей образованных, университетских преподавателей, к примеру. Именно по этой причине не удалось присвоить университету имя Васыля Стуса. Даже чисто гипотетически это было нереально, прежде всего из-за пророссийского лобби, которое контролировало все аспекты жизни в Донецке. Проблемы были давно, просто украинцы никогда не проявляли агрессии в отстаивании своих прав. К сожалению, украинцы очень верили в мир как некое высшее благо и взаимопонимание, — даже тогда, когда их оскорбляли всего-то из-за их родного языка.

Сейчас уже ясно, что оккупация Украины готовилась давно, проект "Русский мир" был запущен ещё в 1999-м. Оглядываясь назад, какие признаки проникновения российской имперской идеологии на восток Украины вы видите?
— Прежде всего шовинистическая русская пропаганда. Живя в Донецке, в последние двадцать — двадцать пять лет было сложно понять, что ты живешь именно в Украине, а не в СССР. Донецк готовили к событиям 2014 года, — целенаправленно и уверенно, причём с полного согласия Киева. На Киеве не меньше ответственности за нынешнюю кровь, чем на Москве.

Как в последние дни перед отъездом чувствовал себя украинский писатель в дээнэровском Донецке?
— Чувствовал себя очень плохо… Наверное, ещё 1 марта, когда в центре города власть собрала антиукраинский шабаш, я понял, что всё это очень серьёзно. Когда на их митингах появились социальные лозунги, всякие сомнения исчезли. Было ясно, что на этот крючок попадутся многие. Причём не только люмпены и пенсионеры. Интеллигенция тоже очень любит разговоры о социальной справедливости. Потом был украинский митинг 5 марта, на который пришло в три раза больше людей, чем на сборища, которые собирала городская власть. Был огромный украинский флаг. И была иллюзия, якобы мы можем отстоять город. Эта иллюзия развеялась сразу после митинга. Уже в тот вечер была первая кровь. И было основное побоище 13 марта. Были первые смерти. Потом ещё один митинг, и снова на асфальте улицы Артёма была кровь моих земляков, которые пытались противостоять местной власти и нанятым бандитам.

Когда началась война, я жил возле оборонного завода, в районе Западной автостанции. Рядом были Пески, которые рашисты обстреливали каждую ночь, иногда просто из-под моих окон. Аэропорт тоже был неподалёку, и там перманентно происходили бои, наши очень хорошо держались, изредка переходя в контратаки и в иные ночи отбрасывая врага чуть ли не до Партизанского проспекта (это уже густонаселённый Киевский район города Донецка). Тогда среди сепаратистов начиналась настоящая паника. Уходил я из города 28 июля (после очень жёстких обстрелов и русских танков под окнами квартиры), встретив по дороге чеченский спецназ. Наши их под утро очень хорошо потрепали, и когда я шёл на станцию, они как раз возвращались в район автостанции и химзавода, шли осторожно, с опаской, действуя явно профессионально. На меня они, к счастью, не обратили внимания. Я уходил, будучи абсолютно уверенным, что оставляю свой район на неделю-две.

Вместе с Донецким национальным университетом вы переехали в Винницу — как у вас отношения с теми, кто остался и составил преподавательский коллектив дээнэровского ДонНУ? Вы с кем-то продолжаете общаться?
— Нет никакого "дээнэровского ДонНУ", эти предатели давно уволены. Не могу только одного понять, почему их не лишают учёных званий и степеней. Их участь печальна. Ни с кем из них я не общаюсь. Предатели мне омерзительны. Они хуже русских, хуже любого врага. С моей кафедры только двое преподавателей (20% от общего числа) предали родину, все остальные живут и работают в Украине. Мой бывший аспирант добровольно пошёл на войну ещё прошлым летом, воевал в Луганской области, потом под Донецком, где получил тяжёлое ранение (сквозное пулевое в левое лёгкое, пуля прошла чуть ниже сердца). Но Бог его сохранил. Сейчас он работает вместе со мной в Виннице. Больше года воевал ещё один аспирант моей кафедры, недавно демобилизовался.

Пусть Россия их кормит. И поит. И снабжает ресурсами


Как вам сейчас живётся в Виннице?
— Винница — славный город, это город для жизни. Для радости. Здесь много солнца и воздуха. Великолепная река Южный Буг. Осенью и зимой тут бесподобные туманы. Здесь хочется жить и работать. Здесь мне легко дышать. Здесь реально очень комфортно. Здесь несколько другие люди. Они работают, чтобы жить, а не живут, чтобы работать, как это было в Донецке, или как это выглядит в Киеве.

Сталкивались ли в Виннице с какими-то ущемлениями или просто неприятными ситуациями, связанными с тем, что вы из Донецка?
— То, что я из Донецка, здесь никого не интересует. Во всяком случае никаких проблем моё происхождение не создаёт. Люди относятся с пониманием, услышав, откуда я. Киеву далеко до Винницы в этом плане. Тут всё очень рационально устроено.

Чувствуются ментальные отличия между Донецком и Винницей?
— Безусловно, какие-то серьёзные отличия есть. В Донецке было слишком много "русского мира". То есть ещё до войны, хочу сказать… Здесь же я его не вижу и не слышу. Я наконец-то живу в Украине и чувствую себя дома. В определённом смысле я не хотел бы уезжать из Винницы. Если совсем честно, то чувствую, что мне будет сложно снова возвращаться в Донецк.

Так раскачать можно было любую территорию, вызвав волну сепаратистских и ксенофобских настроений?
— Думаю, действительно, раскачать можно любую территорию, но на это нужно немалое время. В это придётся инвестировать колоссальные средства. Уже нельзя раскачать даже соседнюю с Донецком Днепропетровскую область. Там уже даже малолетние дети чётко знают, что такое Родина и кто является врагом Украины. Летом в Краматорске я видел, как дети играют в войну, поделившись на сепаратистов и наших. Причём сепаратистами никто из них быть не желал. Кричали, ссорились из-за этого.

Какие мифы и стереотипы о Донбассе вам особенно неприятны и хотелось бы развеять?
— Главный миф — это существование Донбасса как какого-то отдельного феномена. Несколько лет перед войной я везде говорил и писал, что Донбасса давно уже нет. Он умер вместе с Советским Союзом, не тревожьте мертвеца, ни к чему это. 13 марта прошлого года я понял, что ошибался. Для некоторых людей Донбасс оказался необыкновенно актуальным, актуальнее даже будущего их детей и внуков. И они в центре города убили Диму Чернявского, покалечили десятки, если не сотни других молодых людей.

Самый острый сегодня вопрос: давать ли особый статус или что-то подобное, автономизирующее Донбасс в составе Украины. Не дать — война так и будет продолжаться; дать — Россия будет управлять всей Украиной через Донбасс.
— К сожалению, мой ответ ничего не изменит. Но всё же отвечу: я бы им ничего не давал. И постарался бы полностью заблокировать оккупированную территорию. Пусть Россия их кормит. И поит. И снабжает ресурсами, а не только телепрограммами. Точка.



Такой вот любопытный текст.
Это высказался представителя не просто украинского, а украиноязычного Донбасса. Многим моим читателям покажется, что такого не было , что это выдумка или ничтожное меньшинство.
Но мои двоюродные сестры родились и выросли на Донбассе. Они сами, и их мать родившаяся в селе под Донецком, говорили по-русски всегда с очень сильным украинским акцентом, даже и прожив много лет в Киеве. Так что украинский и даже украиноязычный Донецк не выдумка, а реальность.

И конечно позиция автора - все-таки позиция меньшинства. И он сам ощутил себя дома лишь оказавшись в Виннице. Более того, таких людей много среди тех, кто уехал из Донбасса в разные районы Украины. И мне кажется, что многие из них уже не захотят возвращаться на Родину. Отчего Донбасс станет лишь еще более просоветским и пророссийским.

Я уже писал когда-то... Подобно нашим евреям, которые, живя здесь, считали себя евреями, и только приехав в США узнали и осознали, до какой степени они русские. Вот точно так дончане, уехавшие в Россию только сейчас начинают ощущать. что для Русских они хохлы. И другими не станут. То есть простая вещь - даже русские, прожив всю жизнь в Украине, стали уже совсем не теми русскими, что в Вологде или Саратове. Они уже во многом хохлы.

И это еще одна причина, по которой я считаю, что оккупированному Донбассу нужно годика дав пожить с Россией. Которая четко осознает их телом чужеродным.
Вот пусть поживут отдельно и подумают, кем они хотят быть. И если они не хотят жить в Украине - пусть не живут. Можно жить с людьми, у которых иное прошлое. Но нельзя жить вместе с теми, кто иначе видит будущее - просто не получится, какие соглашения ни подписывай
Tags: Донбасс, Соловей, ФОКУС
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 489 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →