trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Латынина: насилие и только насилие

Не так давно я размести у себя текст Андрея Мовчана, который считаю чрезвычайно важным.
Потому что он идет против наличного мэйнстрима и утверждает простые истины

Террор в Европе объективно крайне незначительное явление. От него страдает в сотни раз меньше людей, чем от бытовых убийств и в тысячи таз меньше, чем от ДТП. Следовательно, его представление в СМИ, и, как следствие в общественном сознании абсолютно неадекватно объективной важности проблемы

Политики, раздувая тему террора, откровенно спекулируют на общественных фобиях и мифах, и решают на такой волне свои конкретные политические задачи. А потому не заинтересованы в объективном освещении вопроса.

Проблему терроризма невозможно решить силовыми методами, во всяком случае не с помощью армии. Хотя бы потому, что армии, чтобы убить одного террориста, придется убить десятки мирных жителей. А это превратит в террористов несколько их близких, т.е. только увеличит число террористов
Однако чтобы не впасть в грех односторонности, следует предоставить слов и трубадурам войны.


-- Только кража, -- говорил Паниковский.
-- Только ограбление, - возражал Балаганов,
который тоже был горд доверием командора.
/И.Ильф и Е.Петров/
И потому сегодня я размещаю в некотором сокращении статью Юлии Латныной из ресурса

В терактах виновата слабая Европа
Нет сильного исламизма — есть слабая Европа. Пока Европа была сильна, исламисты были слабы.

Этот теракт случился потому, что президент Олланд выиграл выборы благодаря голосам мусульман. Выборы Олланда были первыми выборами в истории Франции, в которых голосование мусульманского меньшинства оказалось решающим.

Этот теракт случился потому, что, когда исламисты расстреляли в Париже редакцию еженедельника «Шарли Эбдо», Олланд первым завопил: «Я — Шарли», и после этого все дело было спущено на тормозах. Ни выводов, ни последствий.

Этот теракт случился потому, что полиция во Франции боится заходить в арабские кварталы, да и христианину и еврею там лучше не появляться. Он случился потому, что сжигание машин кяфиров стало во Франции любимым новогодним развлечением, и полиция не вмешивается, а власти твердят: «Мы за мультикультурализм». При этом политика мультикультурализма, увы, не распространяется на евреев, которые со страшной силой бегут из Франции в Израиль по причине физической опасности и антисемитизма.

Этот теракт случился потому, что в течение многих лет находящийся по ту сторону Средиземного моря Израиль сражается со своим собственным ИГ, который называется ХАМАС, который считает, что всех евреев надо уничтожить, и который учит этому на деньги ООН с экранов телевизора шестилетних детей, используемых им в раннем возрасте в качестве живого щита, а потом — в качестве пушечного мяса. Все, что вы услышите об Израиле по французскому телевидению, будет политически корректным пересказом рассчитанной на глупых кяфиров пропаганды ХАМАСа.

Этот теракт случился потому, что когда во Францию хлынул поток беженцев, и мэр города Безье, основатель «Репортеров без границ» Робер Менар осмелился пройтись по квартирам, которые они захватили самовольно и превратили в хлевы, и — нет, не выселить этих прекрасных людей и не задержать, а просто попенять им, что они взломали двери, то французская пресса взорвалась: «Гитлер», «фашист», «придурок».

А еще этот теракт случился потому, что когда в 2004 году на мадридском вокзале Аточа местная «Аль-Каида» взорвала три бомбы и убила 191 человек в знак протеста против участия испанцев в войне в Ираке, то испанцы ровно через три дня с треском прокатили на выборах партию, которая поддерживала войну в Ираке, и из Ирака убрались.

Причина нынешних терактов — не в том, что Франция воюет в Сирии, а в том, что она не мусульманская страна. Европейская цивилизация для исламистов — это абсолютное зло, точно так же, как для христиан во 2-3 в. н. э. таким злом была уничтоженная ими античная цивилизация. Исламисты не успокоятся, пока Нотр-Дам не станет Мечетью Парижской Богоматери, пока француженки не наденут паранджу и пока в Сорбонне вместо ядерной физики не станут преподавать Коран. И ни один представитель французского либерального истеблишмента этого никогда вслух не признает.

Знаете, что я думаю?

Я думаю, что кончится так же, как после «Шарли Эбдо». Франсуа Олланд порвет на груди рубашку, выступит не хуже Путина с фразами о «сплочении» и «единстве» и о том, что «не допустим» и «не прогнемся», а потом начнется business as usual. Правящая европейская антибуржуазная элита — повзрослевшие и получившие власть выпускники парижских студенческих бунтов 1968 года, — слишком много инвестировала в антибуржуазный пафос. В мультикультурализм, вину перед угнетенными трудящимися Востока и в обличение израильских фашистов.

Так будет до тех пор, пока на выборах не победит Марин ле Пен или пока следующая волна мирных представителей угнетенного Востока не захватит сразу Елисейский дворец.


Т.е. позиция Латыниной не оставляет сомнений - насилие и только насилие. Правда она не уточняет где и какое. Хотя общее ощущение - разгромить врага в его гнезде и водрузить там знамя - только вот чье? Знамя пророка там развивается и без того, знамя Христа - так он был против убийств, знамя ЕС - так оно водружается только добровольно. В общем, под каким знаменем и какими средствами должна побеждать наша цивилизация - этого Латынина не уточняет. Ограничиваясь филиппиками о слабости белого человека, бесхребетности и беспринципности левой интеллигенции и беззубости наследников конкистадоров.

Я лично, полагаю, что армиями тут вообще вопрос не решить. Хотя и не сомневаюсь, что буду опровергнут. Чего и жду от своих читателей
Tags: Латынина, Сноб, терроризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments