trim_c (trim_c) wrote,
trim_c
trim_c

Categories:

Мы вас туда не посылали

Бойцы батальона «Восток» в тренировочном лагере формирования в Донецкой области

Союз добровольцев Донбасса, объединяющий воевавших в Донецкой и Луганской областях на стороне непризнанных республик, требует, чтобы бойцы получили статус участника боевых действий. Всего, по их данным, в Донбассе воевали несколько тысяч человек (полный реестр пока не составлен), больше 200 там погибли и около 300 получили ранения. Сами участники говорят, что хотели бы вместе со статусом получить уважение в обществе.

Эркину Исманову 41 год, он москвич, женат, отец четырех детей. В Донбассе был почти год, с июля 2014-го. Служил в отряде «Палестинцы», позывной Кедр, награжден георгиевским крестом ДНР «За мужество», нагрудным знаком «Доброволец Донбасса», медалью «За боевые заслуги Новороссии» и другие. А до войны был каскадером в кино и промышленным альпинистом, мыл окна в башнях «Москва-Сити», неплохо зарабатывал. А потом началась война в Донбассе.

«Я смотрел телевизор, смотрел и понял, что больше не могу быть в стороне — там же детей убивают, мирных жителей, и если мы этих укрофашистов там не остановим, то и наши дети будут играть с осколками снарядов и не знать, проснутся ли на следующее утро», — рассказывает Исманов «Газете.Ru».

В общем, купил он билет до Ростова, потом на разных перекладных перебрался на другую сторону границы. Попал в отряд «Палестинцы», в котором были и украинцы, и такие же, как он сам, добровольцы, в разное время в нем было 300–500 бойцов.

«Краснодон, Енакиево, Снежное, Таганрог, блок пост Широкино — крайний перед буферной зоной, за которой «укропы» стояли: «Правый сектор», отряд «Айдар» и другие, — перечисляет Эркин места дислокации. — А потом был Новоазовск, где я подорвался на гранате и остался калекой».

В феврале 2015-го в Новоазовске был митинг. «Вдруг вижу, как по земле катится граната, а вокруг дети, женщины. В общем, схватил ее, вроде выбрал, куда кинуть в безопасное место, а не успел — прямо в руке разорвалась, получилось, что собой ее прикрыл», — говорит Исманов. Рядом с ним стояла беременная женщина и трехлетний мальчишка, к счастью, они не пострадали.

Его всего посекло осколками, правую кисть оторвало, серьезно пострадала берцовая кость на ноге. Исманов говорит, что переживает он не за себя, а за других ребят, потому что они молодые и все принимают близко к сердцу: им и помощь психологов очень нужна, и нормальная поддержка со стороны врачей. И, конечно же, моральная поддержка.

«Самое мерзкое, как с нами общаются, на комиссиях разговаривают, где инвалидность устанавливают, МСЭК, кажется, или в больницах, как со скотами — пацанам прямо в лицо говорят: «Мы вас туда не посылали». Помните, так когда-то говорили «афганцам», которые возвращались с войны? — возмущается Исмаилов. — Я бы за такие слова сразу в морду дал, а парни молчат.

По словам Исмаилова, семья приняла его выбор и во всем поддерживает, дети считают папу героем, жена, конечно, переживает, но понимает, что по-другому он просто не может. Но так далеко не у всех, тяжело вздыхает Кедр. Михаил Комоляткин, замруководителя добровольческой организации Е.Н.О.Т.corp, отправлявшей добровольцев в Донбасс, говорит, что многие добровольцы, вернувшиеся назад, не могут объяснить женам, зачем они поехали в Донбасс, так как «очевидный ответ — защита национальных интересов России» большинство россиян не понимает из-за их «непассионарности».

«Отсутствие внятного статуса добровольца в России рождает трудности с трудоустройством и проблемы с правоохранительными органами, — говорит он. — Одному из знакомых ополченцев новосибирский банк не открыл счет, указав, что их могут потом привлечь к ответственности по статье «финансирование террористической деятельности».

Отдельная история с медицинской помощью и протезами. В ДНР-ЛНР хоть и работают военные госпитали и больницы, но лечат они, насколько позволяют их финансовые возможности, ни лекарств нормальных, ни тем более протезов у них зачастую нет. На дорогостоящее лечение, по словам ополченцев, не стоит даже надеяться, протезируются они в основном за свой счет или деньги сочувствующих.

Воевавшие на стороне ДНР-ЛНР говорят, что государство никак не помогает раненым, никаких компенсаций семьям погибших тоже нет. Все лечение и пособия добровольцы получают от волонтеров или общественных организаций.

Замруководителя аппарата Союза добровольцев Донбасса (СДД) Михаил Пименов утверждает, что случаев, когда ополченцев не берут потом на работу, — десятки, если не сотни, «потому что у добровольцев в России не всегда положительный имидж». Поэтому и нужен законопроект о легализации их статуса — например, приравнять добровольцев к участникам боевых действий, считает он.

А для начала надо определиться, какую деятельность считать добровольческой. Она, как следует из принятой СДД на заседании «круглого стола» резолюции, осуществляется «добровольно, без получения выгоды, без принуждения в целях оказания помощи гражданским лицам или защиты национальных интересов Российской Федерации». Такой человек, считают добровольцы Донбасса, должен иметь право на получение социального статуса.

о оценкам ООН, с обеих сторон погибло свыше 9 тыс. человек, а ранения получили больше 20 тыс. человек, включая мирное население. В Союзе добровольцев Донбасса говорят, что их потери, включая убитых и раненых, составляют «несколько тысяч человек».

Впрочем, пока в реестре СДД экс-премьера ДНР Александра Бородая, считающегося близким к куратору украинского направления в АП Владислава Суркова, числятся больше 200 убитых и около 300 раненых, но список только недавно начали составлять, говорят в организации. Всем этим людям, считают в СДД, нужно признание со стороны государства и официальный статус.

Бывший командир ополчения из ДНР Олег Мельников считает, что Дума вряд ли примет закон о статусе добровольцев и тем более даст им статус участника боевых действий. Во-первых, это будет противоречить позиции России на минских переговорах, где она позиционирует себя как арбитра конфликта, а не участника военных действий на стороне ЛНР и ДНР. Кроме того, властям проблематично в кризис назначить пенсии нескольким десяткам тысяч человек, поясняет он.

Сенатор Франц Клинцевич говорит, что всей душой за то, чтобы ополченцам дали такой статус, но государственно-правовое управление этого не допустит. «Это же вступает в противоречие с другими законами, с тем же Уголовным кодексом, например, так что его по-любому завернут, хотя с морально-этической точки зрения это был бы правильный ход, — поясняет Клинцевич. — Государство никого не агитировало ехать на Донбасс, но и не препятствовало. Отправкой добровольцев занимались разные общественные организации.

Сергей Кривенко из Совета по правам человека при президенте РФ считает, что добровольцам Донбасса надо не статус давать, а судить их за участие в боевых действиях на территории другого государства.

«Есть же статья за наемничество, она написана как раз для таких людей, которые воюют на чужой земле, да они же просто преступники, — возмущается Кривенко. — Статуса «участник боевых действий» нет даже у военнослужащих Минобороны, погибших на Украине, в документах написано, что они «погибли при выполнении служебных обязанностей», как если бы они, например, подорвались в мирное время на полигоне». Российские власти, однако, с самого начала войны отрицали участие военнослужащих Минобороны РФ, а глава ДНР Александр Захарченко заявлял о присутствии в Донбассе российских «отпускников» — военных, взявших отпуск, чтобы участвовать в боях на стороне ДНР-ЛНР.

Впрочем, Кривенко не исключает, что со временем государство как-то поддержит добровольцев и в конце концов признает, как в свое время было с участниками боевых действий в Анголе, Эфиопии и др. Но для начала, считает он, «солдатам удачи» надо объявить амнистию, а потом уже придумать, как все это оформить юридически.


Согласитесь материал из Газета.Ru совершенно замечательный. Причем по целому ряду позиций сразу. Тем более что само издание - полуофициоз, так что его признания в высшей степени важны и примечательны.

Во-первых, в России официально признают, что служащие ВС РФ в Украине воевали, более того, среди них есть убитые.

Во-вторых, что "добровольцев" набирали через общественные организации не скрываясь.

В третьих, что таких были тысячи, но даже сами они не знают своих потерь - официально нашли 200, но слухи ходят о тысячах.

В-четвертых, что с точки зрения законов самой РФ все они были преступниками, и отправляя или хотя бы не препятствуя их приезду в Украину, РФ уже нарушала и свои законы и международные соглашения, т.е. являлась агрессором по отношению к Украине.

В-пятых, а теперь РФ этих людей в упор не видит и знать о них ничего не желает - "МЫ ВАС ТУДА НЕ ПОСЫЛАЛИ" - телепропаганда про распятых мальчиков и прочие зверства хунтыфашистовбандеровцев, нагнетание ненависти к Украине, удивившее даже Примакова, - конечно же ничего не значит.

/Примаков: "Мы несколько перебарщивали в освещении событий… Общий тон был такой, как будто мы готовим страну к войне. Если некоторые недовольны — это потому что они находятся под влиянием пропаганды, которая была"/

ну, и ветераны этой войны еще станут проблемой, это было очевидно с самого начала. Нельзя безнаказанно вести захватнические войны и делать при этом вид, что тебя там нет, а ты борешься за мир.
Лицемерие не может быть эффективным долго
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments